Моя память об отце

Давно хотел написать в газету о своем отце, наконец, решился. В нашей семье все мужчины воевали на фронте. Некоторые вернулись, некоторые навсегда остались на полях сражений.
Своего родителя, Никандра Александровича Антонова, помню плохо. В деревне Старые Высли Комсомольского района он работал кузнецом. На фронт его отправили в апреле 42-го. Мне было тогда 4 годика, в голове запечатлелись два кадра вместе с ним. Первый – сидим за обеденным столом, папа расположился спиной к окну и ест жареную картошку. Второй эпизод: я сижу на скамейке у переднего окна дома. Отец с друзьями пообедали, встали из-за стола, оделись и вышли из дома. Вот и все мои воспоминания о моем родителе.
К концу войны мне стукнуло 7 лет. Фронтовики возвращались домой, а моего папы все нет и нет. Деревня наша расположена в одном километре от дороги, которая ведет через широкий лес в поселок Ибреси. Мы, дети, по этой дороге ходили в лес за ягодами. Я смотрел на нее и все надеялся увидеть человека с рюкзаком за плечами. Увы, мои ожидания были напрасны. Отец погиб. Мы пытались разузнать про его судьбу, искали место захоронения, другие сведения о нем. Они скудны. Выяснили, что служил он ездовым минометного дивизиона 12-й стрелковой дивизии 61-й армии Брянского фронта. У мамы в сундуке остались документы отца и 4 его письма, отправленные с фронта. Сейчас они хранятся как семейная реликвия у моего брата. Отец до сих пор считается без вести пропавшим.
Старший брат, как и отец, тоже стал кузнецом, а мы, двое младших, выучились на инженеров. Часто перечитываем письма дорогого нам человека, рассказываем о нем нашим детям и внукам.

И. Антонов. Чебоксары.

Опубликовано: 7 сентября 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.