Один из тех, кто не вернулся

Мой брат, Иван Иванович Краснов, в свои 20 лет горел на войне. В самом прямом значении слова. Его танк был подбит в бою 17 августа 1943 года.
Как он оказался на земле, кто его обнаружил и спас, он не знает. Он лежал без признаков жизни – полностью обожженные лицо, кисти рук, осколки в теле.
После медсанбата и шести госпиталей его выписали со следующим свидетельством: «Обезображивающая рубцовая деформация лица и шеи после ожога. Кожные покровы обеих рук тоже деформированы. Большое количество рубцов в области носа, щек и углов рта. Ранение получил при защите СССР. Не годен к службе в РККА».
В апреле 1944 года он вернулся в нашу родную деревню. Любимая девушка была счастлива встретить его и такого, но живого. Ей завидовали те, кто уже не надеялся дождаться дорогих им людей.
Брат мой прожил недолго, умер весной 1952-го в страшных мучениях из-за незаживающих легких. Вдова осталась с двумя детьми на руках, младший был еще совсем грудничок. Мария подняла их одна. У государства тогда было много других забот – прежде всего, восстановление разоренного войной народного хозяйства. Дети выросли достойными, нужными людьми. Сегодня и они уже на пенсии.
Мой брат, наверное, не был героем. Но он один из миллионов, кто отдал жизнь за Родину и за всех ныне живущих. Забывать о них мы не вправе.

К. ЧИРКОВА,
ветеран труда.

Опубликовано: 3 февраля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.