Стон у молочной реки

Только начали было вдохновлять крестьянина закупочные цены на молоко, вдруг как снег на голову свалилась настоящая беда – сегодня сельчанину не то чтобы на какой-то доход рассчитывать, продукцию некуда девать.
На редакционную «горячую линию» 21-01-54 звонит селянка из Нижнего Томлая Моргаушского района Александра Колесникова. Напоминает о себе и благодарит: однажды, говорит, мы ее просьбу выполнили – тогда пожаловалась, что дорога до ее деревни не расчищается, потому машина за молоком заехать не может, так дорожники сразу же среагировали. Пришла весна, сугробы уже не помеха. Да только молоко все равно в сенях киснет. Его тут у населения Валерий Кожевников собирает. Три молоковоза у него. В зоне охвата – почти 20 селений. С осени платил 12 рублей за литр. Не меньше чем по полсотни в день на корову селяне гарантированно получали. Неделю назад снизил цену до семи с полтиной. И объявил, что у молокозавода закупочная цена лишь на рубль выше. А перед выходными его машины по деревням и вовсе не выехали. В народе слух пошел: в райцентре перестали принимать собранное у населения молоко. Сельчанка просит нас помочь и на этот раз.
Звоним на Моргаушский молокозавод. Его директор Владимир Калинин подтверждает сказанное. И считает, что другого выхода у него нет. Сельхозпредприятия района сейчас готовы сдавать в сутки порядка 30 тонн молока. Еще больше производят на подворьях. А под гарантированных оптовых покупателей продукции завод может переработать самое большее 35 тонн. Что же вдруг произошло?
Избыток молока всегда был. Но выручал творог, на выработку которого уходит значительная часть молока. А творог закупали московские переработчики. И вдруг они дали отказ. Невостребованный груз на 25 тонн пришлось заложить в морозильники Чебоксарского хладокомбината. Производство творога остановилось. Москвичи говорят, что им стало невыгодно покупать его по прежней цене, конъюнктура на российском молочном рынке резко изменилась – якобы Беларусь за наш газ стала расплачиваться своим дешевым сухим молоком. Естественно, отечественные производители этой продукции стали меньше брать сырья. И закупочные цены на него падают. А конкурировать с аграрной отраслью Беларуси очень трудно, поскольку она сильно дотируется.
Сельхозпредприятия Моргаушского района за прошлый год дали 11150 тонн молока. Это более чем восьмая часть республиканского надоя, самый высокий валовой показатель. Таким настроем ответила отрасль на уверенную тенденцию роста закупочных цен. Так, по данным казенного предприятия «Агро-Инновации», максимальная цена молока 1-го сорта за прошлый год выросла с 7,3 рубля до 15,10 (без НДС). Заметим, тогда цены в соседних регионах увеличились еще больше.
Второе место в производстве молока в республике занимает Ядринский район. Его хозяйства за прошлый год получили 10490 тонн. Переработчик «Ядринмолоко» давно и упорно стимулирует также рост доли населения в объеме закупок.
Ядринцы в том же положении, что и моргаушцы. Завод снизил закупочную цену до 8,5 рубля. Но принимать молоко от населения не отказался – опасно разрушать структуру сбора сырья, которую в основном сам и создавал. Пусть поменьше, но хоть какой-то доход будет иметь народ, руки совсем не опустит. Да и возможностей у «Ядринмолока» побольше. Суточная мощность переработки – до 70 тонн. Завод переключился на выработку про запас сливочного масла и казеина. Но из-за насыщенности рынка ими это считается заведомо убыточным делом. И про белорусское сухое молоко тут слышали. Кроме того, остановился завод под Воротынцем, куда ядринцы раньше отправляли свою продукцию. К тому же губернатор Нижегородчины напрочь запретил своим принимать чувашское молоко.
А как чувствует себя юг республики? Молочные лидеры тут Комсомольский и Яльчикский районы. В 2007 году их хозяйства произвели соответственно 8300 и 9500 тонн. Намного меньше у Батыревского – 4572. Но и он, похоже, видя выгоду, вознамерился догнать соседей. Глава района даже распоряжение издал, подтекст которого надо понимать как указание не выпускать сырье на сторону. Местный молокозавод принимает сегодня от хозяйств и населения порядка 50 тонн. Еще потребкооперативы добавляют. И из соседних районов привозят. И после первичной переработки направляется эта молочная река в татарстанский Буинск. Пока там отказа от приема не было. А вот закупочная цена все же снизилась. Только в начале марта была 12,2 рубля, стала 9,2. И все же соседи ценят наше молоко дороже.
Что же видится за этими перекатами на молочной реке? Хотя переработка в республике и представлена несколькими предприятиями, но признаки стремления к монополизму имеются.

В сравнении

По данным Минсельхоза республики, хозяйства всех категорий производят в эти дни не меньше 1250 тонн молока в сутки. В результате нынешнего снижения закупочных цен на 3 рубля аграрная отрасль теряет каждый день более 3,75 млн. рублей.
Белорусский зерноуборочный комбайн «Полесье», который сегодня активно закупается республикой, стоит 3 млн. рублей.

Проявляются они одним крупным предприятием, входящим в компанию с мощной федеральной сетью. В программе ее бизнеса так и записано: принцип построения сети базируется на выборе лидеров местных рынков. Также отмечается, что поддержка и развитие сельских хозяйств не является профильным бизнесом. Правда, с оговоркой: однако создает прочную сырьевую базу. Впрочем, в Чувашии она уже была готова с избытком. Так вот, имея широкий доступ к дешевому сухому молоку и большие возможности его использования, этот завод делает невыгодным для других производство продукции из сырого молока. Тем самым может сильно влиять и на снижение, и на повышение закупочных цен. С точки зрения бизнеса это, конечно, нормально. Но вот на сохранении сырьевой базы может сказаться отрицательно, не говоря уже об интересах республики.
Получается, крестьяне сдают молоко все дешевле, а ценники в магазинах пока не изменились. И вряд ли изменятся. Есть подозрение, что лидерам молочного бизнеса шумок с солидным повышением закупочных цен нужен был для того, чтобы резко поднять розничные. А от таких, как «Ядринмолоко», при таком раскладе, похоже, мало что зависит. Они при всем желании и цену своей продукции не могут снизить – ведь любое сокращение производства повышает его себестоимость. Впрочем, их продукция и так дешевле.
По большому счету, проблема не просто ценовая. Тут, пожалуй, и миной замедленного действия под аграрный нацпроект пахнет. Ведь под рост закупочных цен получены кредиты. И не только сельхозпредприятиями. Подворья дают 70 проц. молока. Наметился общий рост производства. Теперь планы насмарку – потерять на ценах треть выручки очень много значит. Чем будет село возвращать те же кредиты? Такой вопрос задают уже и районные сельхозначальники. У главы Минсельхоза страны Алексея Гордеева, конечно, могут быть рядышком недруги, которые, наверное, и протолкнули то же белорусское сухое молоко на просторы России. Но и мы сами должны уметь защищать родного товаропроизводителя. Недавно наш Минсельхоз распространил сообщение о своей обеспокоенности сокращением поголовья коров – в феврале оно уменьшилось на 80 голов, в том числе и в самом «молочном» Моргаушском районе. Треть районов сократили и производство молока. И снова среди них моргаушцы. Агроведомство, конечно, знает причины этих тенденций. В их ряду называется низкая квалификация специалистов. При этом напоминается, что «при сложившихся закупочных ценах на молоко его производство является прибыльным». Сказано было это 11 марта, когда цены покатились вниз и уже пошли разговоры, что и ставка на молоко себя не оправдала.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.