А о чем писали вы в школьных сочинениях о войне?

Личный взгляд на Победу

Каждую весну тысячи школьников пишут сочинения о Великой Отечественной войне. Раньше темы были общими на всю страну — ребята брали за основу книги о войне, вспоминали биографии прославленных воинов-героев. Теперь школьные задания стали более личными: дети рассказывают о своих прадедушках и прабабушках, сражавшихся на фронте, день и ночь трудившихся в тылу. Помогают и родители — вместе с дочками и сыновьями листают семейные альбомы, перечитывают старые письма, ищут исторические данные в архивах. И это прекрасно — ведь есть повод еще раз всей семьей вспомнить родных людей, приближавших Победу.

Около 106 тыс. уроженцев Чувашии погибли в Великую Отечественную войну на полях сражений

По данным Чувашской энциклопедии

А О ЧЕМ ПИСАЛИ ВЫ В ШКОЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЯХ О ВОЙНЕ? И О КОМ ИЗ СВОИХ РОДСТВЕННИКОВ ВЫ БЫ РАССКАЗАЛИ, ДОВЕДИСЬ ВАМ СЕЙЧАС ПИСАТЬ ТАКОЕ СОЧИНЕНИЕ?

На эти вопросы нам ответили:

Валентин Гладышев, художник (Новая Зеландия):
— Когда я учился в школе, а было это в Чебоксарах в 1950–1960-х годах, у нас в старших классах не акцентировали внимание на этом. Все было спокойно, борьба шла за «миру мир». Казалось, что война ушла и теперь уже не вернется никогда.
Сейчас я, конечно, написал бы об отце. Он не особенно много рассказывал. Но иногда, когда брал меня в свои экспедиции, на охоту или рыбалку, то у костра я что-то слышал. Как он набрал свежих бойцов себе во взвод, вел их к фронту, а тут самолеты, и еще необученные солдаты разбежались по минному полю. Он остался без взвода. Повернул обратно и пошел набирать новых. Или как его бойца ранило в живот, а он из той же деревни. Лежал, умирал и просил отца не говорить своим, деревенским, как его убило: скажи, мол, что сразу. Я про отцовские ордена только недавно в архиве прочел. Его ранило осколком в спину, когда они экипаж из горящего танка доставали, и он полгода в госпитале пролежал, трое суток был без сознания. А его сестра рассказывала, что в эти дни по ночам мать просыпалась и говорила дочерям: «Сим, Маш, пойдите откройте, Леша пришел!..»
***

Дмитрий Фадейчев, актер Русского драматического театра, заслуженный артист Чувашской Республики:
— Да, мы писали сочинения о героизме советских солдат. Реже о героях тыла. Сейчас мы конкретизируемся и тем самым, может быть, чувствуем глубже и точнее ту боль потерь и масштаб Победы. А написал бы я о мамином папе, ушедшем и пропавшем без вести… И о братьях его родных, погибших. Ушли четыре брата, и ни один не вернулся…
***

Встреча воинов-победителей на Белорусском вокзале. Москва. Май 1945 года.Аристарх Дмитриев, писатель, журналист, переводчик:
— Когда я в школе учился в послевоенные годы, про героев Великой Отечественной мы сочинения еще не писали. А сейчас написал бы о своем отце, Иване Дмитриевиче Дмитриеве. До войны он работал в Советском райвоенкомате (сегодня Ядринский район) заместителем военкома по политчасти. Имел бронь и поначалу на фронт не призывался. Вскоре в села начали возвращаться раненые, которых отец, образно говоря, отправлял на поле брани. И тогда (мама рассказывала) он потерял покой, ночами не спал… Однажды утром встал, собрал котомку и объявил: «Пусть арестуют, но я поехал в Чебоксарский военкомат…» Так в начале 1942 года он попал на фронт. Служил в десантных войсках, два раза с заданием побывал в тылу врага. Был ранен, а семье пришло извещение, что красноармеец Иван Дмитриев пропал без вести… Но через три месяца мы получили весточку: «Жив-здоров, лечился в госпитале, снова еду на фронт».
Затем отец воевал в группе войск, которые брали бункер Гитлера под Винницей — «Вервольф». Был снова ранен, и семье опять пришло извещение, что он пропал без вести. Уже студентом в Центральном госархиве Минобороны я выяснил, что отец был отправлен в госпиталь, но туда не доехал… Видимо, умер по дороге. К сожалению, могилу его разыскать не удалось. Зато в память о нем бережно храню два извещения и орден Отечественной войны II степени, который не успели вручить отцу за Винницу, но переслали семье после войны.
***

Светлана Васильева, пенсионер, в прошлом работник госслужбы:
— В наше время в школе мы чаще писали сочинения о героях Советского Союза Александре Матросове, Николае Гастелло и других. А вот чтобы рассказывали о своих родственниках — участниках Великой Отечественной войны, такого не помню.
Сейчас я бы, конечно, написала о папе Алексее Даниловиче Шаготове. Когда отца призвали на войну в 1942 году, он был уже женат на моей матери, имел двоих детей, работал учителем в Картлуевской начальной школе Козловского района. В войну служил и в кавалерии, и в пехоте, воевал под Смоленском. Заслужил боевые награды: медали «За отвагу», «За взятие Берлина». Помню, отец рассказывал, как однажды накрыл гранатой фашистский дзот, из которого вражеские пулеметчики непрерывно стреляли по нашим и не давали пройти пехоте. Командир части, похвалив отца за смелость, обещал представить к награде. Но то ли забыл, то ли сам погиб…
Шесть раз отец был ранен, но все же вернулся живым домой. После войны у него родилось еще пятеро детей, в их числе и я. В прошлом году мы изготовили штендер с портретом папы и приняли участие в шествии «Бессмертный полк» в Чебоксарах. Пойдем и в этом году.
***

Маргарита Павлова, начальник отдела культуры, туризма и социального развития администрации Чебоксарского района:
— Со школьных лет нахожусь под впечатлением от подвига Александра Матросова, закрывшего собой амбразуру вражеского дзота. С юности преклоняюсь перед артистами, работавшими на линии фронта. Под пулями и снарядами они своим искусством поддерживали патриотический дух наших бойцов.
А из своих родственников, конечно, рассказала бы об отце. Жаль, что очень мало знаю о его военных годах. Молодая была, не придавала особого значения папиным воспоминаниям. Призвали его, 17-летнего паренька, в конце войны, а вернулся домой только через 7 лет, в 1951 году. Бил фашистов, участвовал в советско-японской войне. И хотя с врагами вроде бы везде покончили, но их полк все не расформировывали. Поэтому, говорил папа, было тяжеловато психологически. О своем дяде, папином родном брате, тоже бы хотелось рассказать, но никто в семье не знает, где он сложил голову. Ушел на фронт и пропал без вести.

Наталья Яшина, PR-менеджер:
— В нашей семье хранится фронтовая газета со статьей «Мастер прямой наводки». В ней рассказывается о боевых подвигах в Великую Отечественную войну моего прадедушки Федора Сергеевича Фролова.
Однополчане считали его отважным артиллеристом. В одном из наступательных боев, когда яростные контратаки врага следовали одна за другой, сержант Фролов получил серьезное ранение в голову. Обливаясь кровью, он продолжал вести бой. В первые месяцы войны в боях под Москвой его орудие разбило 65 повозок с боеприпасами, 6 автомашин, 14 вражеских орудий, 2 зенитные установки. Дальше счет его подвигов утроился.
Мой прадедушка защищал Москву, бил немцев под Волоколамском, Вязьмой, Оршей, Минском, Гродно. До Германии прославленный артиллерист, к сожалению, не дошел — он похоронен в братской могиле под Калининградом.

Марина Варламова, начальник отдела по связям с общественностью ЧГПУ им. И.Я. Яковлева:

— Глядя, с каким увлечением мой шестилетний сын играет со своими сверстниками в «войну», я иногда думаю: как хорошо, что мы и наши дети живем в мирное время, а оружие в руках ребятишек — игрушечное… Мне хочется надеяться, что, став школьником, мой сын напишет в одном из сочинений о своем прадеде, моем дедушке — Андрее Трофимовиче Кугушеве.
Родился прадед во времена царской России в 1907 г. в селе Аттиково Козловского района. В 1920 г. после окончания начальной школы работал в родном колхозе «Новый путь», а в 1938 г. рамках программы освоения Дальнего Востока уехал в город Хабаровск. 1 марта 1942 г. Хабаровским городским военкоматом дедушка был призван в Красную Армию. До ранения воевал наводчиком 134-й отдельной противотанковой дивизии 3-го Белорусского фронта в звании младшего сержанта. Участвовал в операции «Багратион», и во время боевых действий был тяжело ранен; пробыл в эвакогоспитале № 1910 с августа 1943 г. по январь 1944 г. После выздоровления дедушка был направлен в строевую часть № 1480 зенитно-артиллерийского полка, в котором воевал наводчиком крупнокалиберного пулемета ДШК до 1945 г. и участвовал в освобождении Кенигсберга. Демобилизовался 29 октября 1945 г.
Деда не стало в 1986 году. Он не дожил до своего 80-летия всего несколько недель. В последние годы он ходил с палочкой – сказалась старая боевая рана. Мне было 10 лет, но я помню, что дед не любил рассказывать о войне. Ему нравились протяжные, лиричные чувашские песни, и в пожилом возрасте он не сдерживал слез, слушая их. Наша семья любит и часто поет эти песни. Ордена и медали дедушки хранятся у моей мамы, она всю жизнь живет в поселке Урмары, ухаживает за могилой моего деда.
Я горжусь своим дедушкой и счастлива, что знала его, общалась с ним. Наверное, он был бы очень рад узнать, что у него 8 правнуков и праправнучка. И все они живут под мирным небом. И этот мир – и его заслуга.

Спрашивали Маргарита Красотина, Елена Тры, Елена Зайцева, Людмила Арзамасова, Людмила Смагина, Ольга Казакова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.