Один, два, три – кто решает?

В стародавние времена многодетная семья имела больше шансов на выживание. Сейчас только от супругов зависит, сколько детей они захотят воспитывать. Фото slavyanskaya-kultura.ruБОЛЬШАЯ СЕМЬЯ – БОЛЬШАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

С этой милой семейной парой я познакомилась в Президентском перинатальном центре. На вид ему было около сорока, она – хрупкая блондинка едва за двадцать. Сразу подумалось, что мужчина уже в том возрасте, когда хочется наследника, а у молодой жены проблемы. Но стоило нам разговориться, как выяснилось, что «ясновидящая» из меня неважная.
Им обоим чуть за тридцать, воспитывают двоих детей. Жене должны сделать операцию, и они пришли узнать, как можно совместить ее с хирургической манипуляцией, чтобы не переживать по поводу нежелательной беременности. У меня сработал стереотип: а вдруг что случится, или просто решат, что нужен еще один ребенок? Муж горько усмехнулся: у людей одни и те же вопросы. А его супруга грустно сказала: «Если случится потерять ребенка, то рожать вместо него другого – это не самый честный способ справляться с горем».
Возникла неловкая пауза, я уже жалела, что влезла в этот разговор, но тут муж с жаром произнес, мол, вы, журналисты, постоянно рекламируете многодетные семьи. Пишете про них сказочную чепуху, какие они веселые и дружные, и материальные проблемы легко решаются, если родители работящие. Но это, по его мнению, полная чушь. Он против того, чтобы говорили: рожать много детей значит плодить нищету. Его возмущает другое: никто не пишет, что родителям нужно рассчитывать силы, прежде чем решаться дать жизнь еще одному человеку.
Почему подразумевается, что много детей – это много счастья и радости, а не то, что маленьким людям нужно очень много заботы, внимания, доброты и терпения. Родители должны быть двужильными, чтобы вынести бремя недосыпания, болезней, возрастных кризисов, нехватки денег, которая бывает в любой семье. Они оба, и Ольга, и Виктор из многодетных семей, поэтому прекрасно знают, о чем речь.
УСТУПИ, ТЫ УЖЕ БОЛЬШАЯ
Ольга родилась второй дочерью в семье, где уже была девочка. Когда маленькая начала ползать и познавать мир руками, ей постоянно доставалось от старшей сестры-первоклассницы и родителей за то, что порвала учебник, изрисовала тетрадку или поломала карандаши. А когда Ольге исполнилось два года, в семье появился брат, и девочка почувствовала себя просто лишней.
С маленьким братом возились, нянчились, было видно, что его любили. Даже старшая сестра была снисходительна к нему. А Ольгу опять ругали: отобрала у брата игрушку, съела приготовленное для него яблоко. Ей говорили: «Ты уже большая, уступи маленькому!» И девочка плакала от обиды, потому что ей никто никогда ни в чем не уступал. Даже когда ей приходилось донашивать за сестрой платья, та шипела: «Это мое платье было!».
Лет в пять она поняла, что чего-то добиться от родителей может только слезами, и плакать по поводу и без вошло у нее в привычку, от которой потом пришлось мучительно избавляться.
ЧЕТЫРЕ БРАТА-АКРОБАТА
У ее супруга в семье было четверо детей, и он тоже был вторым. Но четыре «брата-акробата», как их называли в школе, стояли друг за друга горой, были дружны, постоянно что-то затевали. И ему приходилось донашивать за старшим разные вещи, а иногда и обувь, но это его не смущало. В 90-е годы практически все, с кем ему приходилось общаться, жили бедно, случалось голодали.
Родители пропадали на работе, и Виктор помнил, что они были вечно уставшими. Когда приятели стали рассказывать, что были на море, ездили отдыхать в Турцию или Египет, он им даже не завидовал: просто не понимал, зачем нужно куда-то ездить. И только в старших классах, когда в нем вдруг проснулась любовь к книгам, понял, что жить можно совершенно иначе: думая не только о куске хлеба и сношенных ботинках.
Оказывается, можно заниматься любимым делом, путешествовать. А когда у друзей стали появляться сотовые телефоны и компьютеры, дал себе слово, что у него никогда не будет много детей, которые будут расти, как бог на душу положит.
Старший брат ушел в армию, да так и остался на Дальнем Востоке. А Виктору удалось поступить в Чувашский госуниверситет на бюджетное отделение, и он с головой ушел в учебу, подрабатывая по ночам то сторожем, то дворником. Младшим братьям он периодически делал внушения: мол, ученье – свет, а неученье – чуть свет и на работу. Но они один за другим ушли служить, а вернувшись, оба стали водителями.
Когда Виктор с Ольгой решили пожениться, первое, о чем они договорились – не спешить с детьми.
ОДНА ШОКОЛАДКА НА ОДНОГО
Ольга рассказывает – когда она вышла замуж, очень долго привыкала к тому, что, купив шоколадку или мороженое, она могла его съесть сама, не делясь ни с кем. Ее никто не ругал, если она не успела убраться или приготовить обед. Виктор тут же приходил на помощь – помогал мыть полы или готовить. «Вы не поверите, но я по ночам плакала от счастья, что у меня такой чудесный муж!» – смеется Ольга. Виктор тут же делано хмурит брови: «А сейчас уже перестала чувствовать себя счастливой?».
Три года они посвятили тому, о чем когда-то не могли даже мечтать: ездили на море в Турцию, Египет, Италию. К рождению детей подходили серьезно. Когда решились на второго, долго вырабатывали стратегию поведения: чтобы старшая ни на минуту не почувствовала себя ненужной, потому что у мамы с папой появился малыш.
Как бы тяжело не приходилось, никогда заботу о младшей дочери не сваливали на старшую. «Разница между ними пять лет, и старшая периодически учит малышку что-то делать, – говорит Ольга. – Но только если сама изъявит желание – мы не диктуем ей, чем заниматься. В семье действует принцип: дети – это только дети, никаких: «ты старшая – ты за все отвечаешь!». Да, бывает трудно, часто «делим» дочек: я иду со старшей в гости к родителям, муж с младшей – в магазин за продуктами, потом наоборот. Никаких «у всех все поровну». Одна пара в пиццерию, другая – в бассейн, потом делимся впечатлениями».
ВСЕ ВНИМАНИЕ ДЕТЯМ
– Понимаете, – говорит Виктор, – наверное, можно жить всю жизнь в своей деревне и чувствовать себя счастливым, и детей растить в убеждении, что путешествия – это блажь, что одеваться можно дешево, и хорошее образование нужно не всем. Но в любом случае детям должно хватать внимания мамы и папы.
Дети должны быть уверены, что родители – это их защита, проводники в большой мир, они научат всему, что в жизни понадобится. Я за многодетные семьи, где у взрослых хватает не только материальных, но и душевных ресурсов, чтобы вырастить свое потомство. Рожать ради материнского капитала, куска земли или еще каких-то благ, а потом думать, как справиться с кучей детей – это неправильно.
Братья Виктора женаты, у всех по одному ребенку. Сестра Ольги вообще решила не выходить замуж, детей у нее нет. А брат считает, что жениться раньше сорока – просто глупо.

КОММЕНТАРИЙ
Марина КАТЕЕВА, психолог:
– В нашем обществе принято говорить о родительстве только с позиции количества детей в семье. Причем чаще всего этот разговор какой-то потребительский: один ребенок вырастает эгоистом, поэтому рожать надо нескольких. И никто не задумывается, а какой будет мать, когда она станет воспитывать троих, не надорвется ли отец, пытаясь поладить с каждым из детей.
Труд в семье трудом у нас не считается. А ведь это огромные затраты эмоциональной энергии: внимание ребенку нужно постоянно, а не раз от разу.
Ко мне на прием приходят люди, которые под напором родственников «завели» третьего малыша, а теперь не могут из этой ситуации выбраться. Поговорка «где двое, там и третий» – в наше время не срабатывает.
Недаром дети из больших семей, знающих эту жизнь изнутри, сами многодетными родителями становятся нечасто. Это не значит, что много детей в семье – плохо. Талантливых людей достаточно, но со стороны государства неплохо было бы поддерживать их, организовывая школы ответственного родительства, обучая детской психологии, принятию решений в конфликтных ситуациях. Показателем того, что такие школы нужны, говорит тот факт, что когда люди, собирающиеся усыновить ребенка, посещают школу приемных родителей, то первое, что они говорят после занятий: если бы мы это знали, когда своих воспитывали…

Один Ответ

  1. Хорошая статья, душевная, очень поучительная для родителей. Вот часто говорят — «Позвони своим родителям», а тут нужно сказать -«Поговори с ребенком», и вне зависимости от количества детей в семье, ведь и один ребенок может чувствовать себя лишним. У нас трое, и не всем одинаково мы можем уделить время, конечно, это больной вопрос и не знаю, скажут ли дети нам спасибо, когда станут взрослыми (может, также будут обижаться на судьбу как Ольга и Виктор). Но каждому из них мы постоянно говорим — я тебя люблю, повторяем по нескольку раз в день. Говорим, что любим всех одинаково, просто младшему нужно больше заботы, так как он многое не умеет делать сам, или наоборот — старшему, чтобы помочь с уроками в школе. Бывает, конечно, что они и ругаются, и жадничают, но мы стараемся обращать внимание на любое проявление внимания, заботы, любви со стороны детей по отношению друг другу, приобнял один другого — сразу молодец, помог завязать шарфик — умница, поделился шоколадкой — какой ты добрый… А посмотрите, каким замечательным мужем и отцом стал Виктор! Во всем помогает жене, моет посуду, пол, кормилец семьи, труженик, такие мужья на вес золота :). А все почему — жизнь научила, забота о младших. Был бы он таким, если бы рос одним ребенком в семье?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.