Когда фамилия как бренд

И САМЫЙ ВЕСКИЙ АРГУМЕНТ

Нуриян Аюпович Андрбаев 25 января встретил свое 80-летие. Он из плеяды тех, кто внес неоценимый вклад в создание строительного комплекса Чувашии – нашей гордости. За свой труд удостоен званий заслуженного строителя России и Чувашии, является лауреатом Государственной премии РСФСР в области архитектуры и градостроительства. В конце 70-х годов прошлого века Нуриян Андрбаев основал «СУОР» – специализированное управление отделочных работ, изменившее наши представления о том, как должны выглядеть фасады зданий. С юбиляром встретился корреспондент «СЧ».
ГЛАВНЕЙ ВСЕГО ПОГОДА В ДОМЕ
Когда я попросил Нурияна Аюповича рассказать о том, какое достижение он считает главным в своей жизни, то полагал, что речь пойдет о создании уникального предприятия по обработке природного камня. Но оказалось, что на первом месте для него была и остается семья. С супругой Галией Ахметзяновной они воспитали сына Рамиля и дочь Гульнару. Рамиль стал прекрасным саксофонистом. Его жена Ирина, музыковед, заслуженный работник культуры Чувашии. Живут они в Новочебоксарске, преподают музыку детям.
А вот их сын Тимур выбрал профессию деда. Окончил бакалавриат, а затем и магистратуру стройфака Российского университета дружбы народов в Москве, в совершенстве владеет специальностью, английским и французским языками. Работает в правительстве Москвы, является одним из руководителей проекта реконструкции стадиона «Лужники». Дочь Гульнара живет в Вене. Ее супруг Отмар – менеджер на крупном предприятии. Внучка Дина работает экскурсоводом во дворце Шeнбрунн, являющемся главным культурным и архитектурным памятником Австрии.
Известную поговорку «Не было бы счастья, да несчастье помогло» Нуриян Андрбаев считает кладезем народной мудрости, но трактует чуть иначе: «Любое несчастье – это переодетое счастье». Важно его разглядеть.
Крутые повороты в его судьбе случались не раз. В 1956 году выпускник Октябрьского нефтяного техникума, что в Башкирии, получает направление на строительство завода имени В.И. Чапаева в Чебоксарах. Все идет как по маслу – мастер, прораб, старший прораб, начальник стройуправления… Без отрыва от производства молодой специалист заканчивает факультет промышленно-гражданского строительства во Всесоюзном заочном политехническом институте в Москве.
Его организаторские способности замечены и первым секретарем Чувашского обкома КПСС Ильей Павловичем Прокопьевым. В 1973 году Нуриян Андрбаев назначается на должность заместителя управляющего по социальным и бытовым вопросам стройтреста № 5, становится участником стройки века – Чебоксарского завода промышленных тракторов.
Блестяще складывающуюся карьеру строительного начальника прервал досадный случай. Сгорает баня – вверенный ему объект. Новость обрастает самыми невероятными слухами, которые известный журналист Аркадий Ваксберг преподносит читателям «Литературной газеты» как истину. Нуриян Аюпович даже по прошествии долгих лет не может понять, как он оказался крайним во всей этой истории.
Но в те времена на острые публикации, к тому же в центральной прессе, власть реагировала мгновенно и жестко. Андрбаеву пришлось больше года перечислять 25 процентов своего заработка на покрытие материального ущерба. Да и источник дохода появился не сразу. Ведь его лишили и должности и, что страшнее всего было в пору строительства развитого социализма, партийного билета.
РАЗВЕДКА БОЕМ
Нуриян Аюпович не держал зла на партийных функционеров, но отлично понимал, что его жизнь теперь усложняется.
История дошла до начальника Чувашского территориального управления строительства Евгения Алексеевича Тертышного. В середине 70-х годов в отрасли назрела необходимость создания отдельного управления, способного вести отделку зданий с использованием гранита и мрамора. Причем начинать надо было с нуля – ни оборудования, ни обученных кадров. А главное, не было человека, способного взять на себя эту ношу. За изучением опыта группу специалистов из шести человек решено было направить в г. Балаково, на Саратовскую ГЭС, в состав включили и Андрбаева.
– Я ведь вырос на Урале, среди камней, и когда увидел в Балаково, какую красоту они могут придать зданиям, понял, что настал мой звездный час, – вспоминает Нуриян Аюпович.
А еще вспоминает наш герой, как зачитывался сказками Павла Бажова, его сборником «Малахитовая шкатулка». К слову, когда «СУОР» уже был создан и гремел вовсю, удалось познакомиться с еще одним почитателем творчества этого писателя. Им оказался Егор Тимурович Гайдар, в «СУОР» он приезжал, будучи руководителем Правительства Российской Федерации. Павел Бажов приходился ему дедушкой по материнской линии…

Евгений ТЕРТЫШНЫЙ, ныне заместитель генерального директора ООО «Монолитстрой»:
– Приглашаю к себе командированных, спрашиваю, что да как. «Стоит там в машинном зале агрегат, – отвечают, – камень режет, получаются плиты, которыми полы и стены облицовывают. Ничего примечательного, но нам и это сделать не под силу». Андрбаев не согласился с коллегами. Он уверил, что задача выполнима. А по блеску в глазах я понял, что это и есть тот человек, которому можно доверить трудное дело.

Успехи отделочников были так заметны, что в одно время даже возникла идея перепрофилировать «СУОР» в некий общероссийский центр отделочных и реставрационных работ с использованием природного камня. В 1988 году Минстрой СССР издал такой приказ, но до его выполнения дело не дошло – страна стояла на пороге больших перемен.
Июль 1985 года. Музыкальный театр. «СУОР» за работой.…А пока шел февраль 1978 года, и высокие гости сюда еще не наведывались. Нурияну Андрбаеву и его новым соратникам Владимиру Николаевичу Васильеву и Галине Михайловне Кувшиновой приходилось решать массу больших и маленьких задач.
– С чего начинали?
– С поиска чертежей станков и инструментов для резки и полировки камня, – отчеканил Нуриян Аюпович. – За ними я поехал в Московскую область, в город Долгопрудный, на камнерезный завод. Чертежи дали, мало веря в то, что в Чебоксарах станки эти удастся изготовить. Но все получилось. Ведь у нас были такие люди, как директор агрегатного завода Олег Александрович Волков, директор «Текстильмаша» Николай Сергеевич Седов, директор завода имени В.И. Чапаева Николай Александрович Белоконь и другие руководители машиностроительных предприятий. Для них любые новые начинания были в радость.
В конце апреля 1978 года у первого секретаря Чебоксарского горкома партии Константина Филипповича Ефремова мы обсудили в деталях все вопросы по созданию мощностей «СУОР», и все завертелось с удивительной скоростью. Подключились ЧЭАЗ, «Промприбор», «Электроприбор», ЧЗПТ, завод специнструмента и техоснастки.

С малых лет Андрбаев был неравнодушен к природному камню. Тогда же и начал собирать знаменитую коллекцию. За свою жизнь он собрал около 1700 видов камней, ежегодно выезжал в экспедиции. Всего же в мире около пяти тысяч видов камня. Свою бесценную коллекцию, выйдя на пенсию, Нуриян Аюпович передал в дар геологическому музею
г. Чебоксары.

В течение нескольких недель был решен вопрос с выделением земли под строительство производственной базы, на перекрестке улиц Кадыкова и Ленинского комсомола. К монтажу корпусов приступил «Монолитстрой» под руководством Алексея Михайловича Палькина. В течение трех месяцев заводчане изготовили опытные образцы станков. Они отлично показали себя в деле. Параллельно велась активная работа с поставщиками камня.
Фирма «СУОР» очень быстро набирала обороты. А первые пробные полы и стены из белого мрамора были сделаны в переходе между зданиями Дома Союзов.
– Рыли котлован, как кроты, – вспоминает Нуриян Аюпович. Результат всех обрадовал – получилось качественно и красиво. Загорелась идеей и тогдашний председатель Облсовпрофа Клара Ильинична Груздева, и в дальнейшем она не раз протягивала руку помощи «СУОР». Затем была аптека на проспекте Ленина в Чебоксарах. А в апреле 1979 года сдали первый большой объект – Дворец культуры в Алатыре. Председатель горисполкома Владимир Иванович Марзалюк очень хвалил наших ребят. До конца года в свой актив «СУОР» занес Дом иностранных специалистов и торговый центр в Чебоксарах, Дворец спорта в Новочебоксарске. Появились и первые объекты за пределами Чувашии – административные и другие здания в Москве и Люберцах, в Сухуми, Череповце.
Параллельно рос и набирался опыта коллектив, наращивались производственные мощности. В 1985 году суоровцы с блеском справились со сложнейшей задачей по внешней и внутренней отделке Музыкального театра. Затем в гранит и мрамор была одета и Чебоксарская ГЭС. А производственная база «СУОР» стала одним из главных маршрутов, где непременно хотели побывать представители деловых кругов, посещавшие Чебоксары.
Численность коллектива достигла 412 человек. Брали только физически крепких людей, не старше 23 лет. Зарплата вдвое превышала среднюю по строительной отрасли. Финансовое благополучие позволило «СУОР» активно решать жилищную программу. Членам коллектива квартиры предоставлялись бесплатно. С 1984 по 1994 год их было сдано 728. В 80-е годы «СУОР» начал поставлять обработанный мрамор-«плетенку» в Японию и Финляндию, вел отделочные работы в десятках городов страны, на сотнях объектов.
– 2016 год объявлен в Чувашии Годом человека труда. Что в связи с этим нам можно позаимствовать из прошлого, Нуриян Аюпович?
– Хорошо бы не ограничиваться только 2016 годом, человек труда всегда должен быть в центре внимания, если не жить только одним днем. В годы моей молодости рядовые строители, токари, монтажники радиоаппаратуры, хлеборобы, животноводы не сходили с кино- и телеэкранов, со страниц газет. Непонятно, почему не они – творцы и созидатели, а бандиты и мошенники всех мастей становятся героями фильмов последних лет. Почему идет пропаганда лжи и насилия. Не пойму. Только добро надо нести в мир. Чем больше ты его отдашь, тем больше получишь.
– Не жалеете, что пришлось расстаться с «СУОР» в «лихие девяностые», можно ли было сохранить управление в прежнем виде?
– Тогда, в 1996 году, нет, конечно. Все разваливалось. Но я счастлив, что бренд «СУОР» сохранен. Причем предприятие нарастило потенциал и в паре с ДСК является основным игроком на рынке жилья. С удовольствием наблюдаю за тем, как растет жилой массив «Садовый». Панельное домостроение поднялось на новый качественный уровень, резку камня, его полировку тоже делают на станках нового поколения. Владимир Федорович Ермолаев, приобретя акции «СУОР» в 1996 году, фактически спас его и от рейдерского захвата, и от других возможных неприятностей. Так что все хорошо. И разразившийся сегодня финансовый кризис «СУОР» и все мы обязательно преодолеем. Я в это верю. Я это знаю.
– Сработает антикризисный план?
– Да. Но только когда все поймут, что прибыток хоть и превыше всего, но честь дороже. Так еще русские купцы говорили.

Галия АНДРБАЕВА, супруга:
– С Нурияном Аюповичем мы в браке уже 56 лет. Я за ним чувствовала себя всегда как за каменной стеной. Для женщины – большое счастье, когда рядом надежный мужчина. Он верный муж, пример и для меня, и для детей, неутомимый труженик. Это качество передалось ему от матери Гюльчеры. Ведь, оставшись без мужа, который погиб под Ленинградом в 1941 году, она подняла на ноги троих детей, которые были мал мала меньше.

Опубликовано: 28 января 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.