Из Цхинвала не вернулся

[nggallery id=209]

Настя все порывалась угостить папу виноградом. Но тот лишь улыбался с гранитного обелиска. Ягодки в непослушных ручонках малышки скатывались на землю, как и горькие слезы по щекам матери героя. Вчера в годину начала вооруженного конфликта в Южной Осетии, прозванной «войной 08.08.08», родные Владимира Егорова зажгли поминальную свечу.
Зинаида Семеновна в прошлый август ждала сына в отпуск. Он звонил, извинялся, что приедет со старшей — Аней. Супруга дома останется, ведь Насте тогда и семи месяцев не было. При этом Владимир шутливо обещал матери, мол, следующим обязательно родится сын. «Говорил, что в четыре мужские руки они с любым делом справятся, и женщинам верная подмога, — вспоминала мать, склоняясь над могилой. — Да вот только судьба по-иному распорядилась. Товарищ лейтенант привез мою кровинушку в цинковом гробу… В ту страшную минуту он все повторял: «Крепись, мама! Мы за Володю отомстили…»
Да разве материнскому сердцу понять такую вопиющую несправедливость. «Срочную» сержант Егоров отслужил в легендарной Псковской десантной дивизии. Потом записался в миротворцы, по контракту выезжал в командировки на Северный Кавказ. В Пскове обзавелся семьей, строил планы. Сослуживцы говорили, что военную работу «в горячих точках» выполнял с хорошим настроением, ведь дома надежный тыл обеспечивала ему любимая жена Оля с двумя похожими на него дочурками. На малой родине, в Чувашии, его всегда ждали родители и сестры, племянники. И вот Цхинвал. «Ну почему же так? — причитала мать. — Мой Вова в Чечне служил месяцами, и Бог миловал. А в той проклятой войне и пяти дней ему хватило, чтобы навсегда уйти от нас…»
Погиб он 13 августа 2008 года. Год — очень маленький срок, чтобы залечить душевные раны. Но жизнь продолжается. Старшая дочь Аня скоро пойдет в школу, а Настя — в детский сад. Государство предоставило семье Егоровых квартиру в военном городке Пскова. Деньги на установку памятника выделил военкомат. Недавно у родителей попросили материалы для стенда о чебоксарцах, погибших в Афганистане, Чечне и других «горячих точках». Помощник военкома республики С. Гордеев сказал: «Чувашский парень Владимир Егоров ценой своей жизни не дал разгореться большому пожару. Он один из 48 российских военнослужащих, погибших в этом конфликте. Каждый из нас скажет вам спасибо за воспитание отважного солдата».
Теперь прах Владимира Аверкиевича Егорова (1973–2008) покоится на сельском кладбище рядом с могилой бабушки. На памятнике с надписью «Воину-миротворцу, погибшему при спасении мирных жителей Осетии» православный крест соседствует с боевым орденом Мужества.

Опубликовано: 8 августа 2009

2 Ответы

  1. У Вас ошибка. В Юж.Осетии погило не 48 наших солдат и офицеров, а (по офиц. данным) — 64!Да и на днях это число уточнено — потери названы в 67 военнослужащих.
    В прошлом или позапрошлом году был еще один грубый ляпсус. Написали, что генерал Громов с честью вывел войска из Чечни! Борис Всеволодович Громов в Чечне не воевал, когда ему предложили возглавить там группировку — отказался. В 1989 году он вывел войска из Афгана, где командовал 40-й армией.

  2. Память погибшим героям…….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.