Чуваши в Петербурге

image001.jpg«Смотреть и беречь накрепко, чтоб татар и чувашу и черемису и вотяков русские люди и толмачи и приставы, также из них их братья татаровя и черемиса ябедники молодчих людей татар же и чувашу, и черемису, и вотяков не обидели напрасно и продажи и убытков не чинили, да и самим им окольничему и воеводам, князю Петру Лукичу с товарищи, им напрасных никаких налогов и жестокостей не чинити, держать к ним ласка и привет и Государскою милостью обнадеживать; а от которых между ими бывает всякое дурно и в людях смута, и тех унимать, чтоб одноконечно никому ни от кого обид и нападков и убытков и разоренья не было».
Это цитата из наказа Петра Первого от 31 марта 1697 г. воеводам и князьям Казанской провинции «Об управлении казенными и земскими делами». В нем четко сформулированы методы и способы управления народом. Содержание наказа в целом проникнуто отеческой заботой не только о России, но и о людях, в ней живущих. Особенную чуткость проявлял царь к инородцам. Его наказы своим ставленникам чрезвычайно актуальны и для сегодняшнего дня.
Кстати, связи Петра I (Петра Алексеевича Романова) с чувашами начинаются и не с 1703 г., и не с 1697 г., они уходят в более глубокую древность. Так, боярыня Мария Шестова – бабушка М.Ф. Романова (1596-1645 гг.) в 1601 г. по указу интригана Бориса Годунова была сослана пожизненно в Чебоксары. Здесь в Николаевском женском монастыре ее постригли. В этой обители в 1631 г. завершился земной путь бабушки первого царя из династии Романовых. В рамках празднования 400-летия дома Романовых по решению Президента Чувашии Н.В. Федорова на могиле боярыни Марии Шестовой – «бабушки дома Романовых» – в марте 2013 г. будет открыта часовня. Удивительно переплетаются судьбы и истории людей и народов.
Беспредельна любовь чувашского народа к Петру Великому. Эти чувства заполнили самую сокровенную нишу народа – фольклор. Во всех жанрах устного поэтического творчества чувашей русский царь Петр – лицо положительное, демократичное, он всегда принимает мудрое решение. Автор этих строк в экспедиции 1994 г. к ульяновским чувашам записал забавное предание. «К царю поступила жалоба на крестьян д. Средние Алгаши Цильнинского района, якобы не подчиняющихся его приказам. Разгневался царь, затребовал объяснений. А направили к нему от деревни держать ответ самую красивую девушку, нарядив ее в яркие вышитые одежды и украшения из серебряных монет. “Почему не подчиняетесь царю?!” – был вопрос. “Царь-батюшка, мы слушаемся нашего царя-патшу, поэтому и носим его облик на нашей нежной груди”, – был ответ. Подошел царь к красавице и увидел, что на груди ее крупные, серебром сверкающие монеты с изображением его самого. Обрадовался царь, поцеловал девушку в сладкие уста, усадил за царский стол».
Есть ряд сказок, где Петр I, принятый крестьянином, стал кумом чуваша.
На самом деле, как свидетельствуют факты, чувашам, как и всем другим народам, переселившимся на постоянное место жительства в г. Санкт-Петербург, приходилось несладко. Переселенцы по принуждению и по собственной воле преодолевали одновременно целый комплекс адаптивных порогов. Например, приезжий вдруг оказывается среди людей иного поведения, иных религиозных взглядов, в иной природной среде, среди людей другой национальной принадлежности, сталкивается с иными (как правило, со значительно худшими) жилищными условиями и т.д.
Таким образом, новичок вынужден одновременно проходить культурную, религиозную, экологическую, этническую и экономическую адаптацию. Те, кто не сможет преодолеть эти препятствия, оказываются в несомненном проигрыше. А это непременно скажется на рождаемости, на продолжительности жизни и качестве трудоспособности. Однако экстремальные ситуации в жизни могут и раскрыть ранее не замеченные, не востребованные положительные возможности. Исход может быть разным – от расцвета до ухода с арены. Например, татары в Петербурге являются примером благоприятной адаптации и самосохранения, а чуваши склонны растворяться в массе большинства. Во втором случае происходит денационализация культурных и социальных ценностей.
Демократичные и многонациональные с первых же дней Санкт-Петербург и губерния, несмотря на тяжелейшие условия адаптации, стали родными для многих чувашей. Видимо, тяжести физического и материального плана более выносимы, чем этнические и культурные барьеры.
Строящемуся городу Петербургу требовались людские ресурсы. Их надо было доставить из российских глубин. Царь по этому поводу издает ряд указов. XVIII век можно назвать веком интенсивного, массового освоения чувашами Петербурга. В вопросе продовольственного обеспечения Казанская и Симбирская губернии стали для столицы основной опорой. Особенно много везли ржи, пшеницы и муки. Для строительства флота со Средней Волги доставляли корабельный лес. Физически крепкие мужчины из чувашей были причислены в лашманы. В 1718 г. в Казани учреждено Адмиралтейство. В первой половине XVIII в. в Кунсткамере накапливается коллекция чувашских предметов, привезенных из экспедиций. В историю архитектуры второй половины XVIII в. вписал яркие страницы чуваш П.Е. Егоров (ограда Летнего сада, Мраморный и Зимний дворцы). На повестке стоял вопрос о взаимоотношениях церкви и «иноверцев».

А. Салмин,
ведущий научный сотрудник Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.