С задания не вернулись

1943 год. Подводная лодка «Щ-201» Черноморского флота швартуется к подлодке «Щ-202».БУДЕТ ЛИ РАЗГАДАНА ТАЙНА ПОДЛОДКИ «Щ-206»?

Когда делегация нашей республики гостила в Крыму и когда вся страна праздновала годовщину возвращения полуострова в состав матери-России, мне очень хотелось рассказать еще об одном нашем земляке, оставившем свой след в истории обороны Севастополя, выявленном в ходе работы поискового клуба «Набат» чебоксарской школы № 57. В канун Дня Победы, совпадающего с днем освобождения Севастополя от фашистских войск 9 мая 1944 года, делать это вдвойне приятно.
СТАРШИЙ ПОЛИТРУК ЗАХАРОВ
К лету 1941 года у старшего политрука Петра Захарова жизнь складывалась очень даже неплохо: он был на хорошей лодке. На ней подобрался замечательный экипаж. С командиром корабля капитаном-лейтенантом Сидором Каракаем было полное взаимопонимание, никто не пытался доказать свое старшинство, каждый делал свое дело. Да и по званию они были равны – звание старшего политрука Захарова соответствовало званию капитана-лейтенанта Каракая. Оба воспитывали сыновей. Военком искренне уважал Каракая: он в РККА еще с гражданской, в 1922 году перевелся во флот. Ходил на разных кораблях, от рядового краснофлотца дослужился до командира лодки. Грамотный командир, орден Ленина просто так никому не дают. На этой «Щуке» уже почти два года.
После службы Захарову было приятно возвращаться домой, где его с нетерпением ждали любимая жена Наталья и 5-летний сын Вячеслав. Свой дом № 11 на улице с романтическим названием Голландия он узнавал еще с моря, уже при входе в Севастопольскую бухту.
Мечтал ли Захаров о море? Хотя недалеко от его родной деревни Юваново Ядринского района и протекала своенравная река Сура, вряд ли она определила флотскую судьбу военкома. Но факт остается фактом – Петр Захаров стал моряком-подводником.
22 ИЮНЯ
Первый день Великой Отечественной войны экипаж «Щ-206» встретил в составе 3-го дивизиона подводных лодок первой бригады подводных лодок Черноморского флота, находясь в первой очереди – в оперативной готовности № 1.
В 03.07 утра 22 июня (до начала войны оставалось еще 53 минуты) над входом в Севастопольскую бухту появились пять немецких самолетов с двумя донными парашютными минами на каждом. Но часть мин упала на жилые кварталы – в 03.15 появились первые 18 жертв будущей войны. Зенитчикам 59-й отдельной железнодорожной зенитной батареи ничего не оставалось, как открыть огонь по самолетам. Так был сбит первый немецкий самолет. До войны все еще оставалось 45 минут. Руководство флота уже не сомневалось: это не провокация, это – война.
В 4.00 утра начальником штаба флота контр-адмиралом И. Елисеевым был отдан приказ открыть огонь по самолетам врага. Это был самый первый в СССР боевой приказ на отражение вражеского нападения. Среди принятых мер – отправка к румынским берегам в боевой поход подводных лодок «Щ-205», «Щ-206» и «Щ-209». Экипаж «Щ-206» получил приказ – немедленно выдвинуться к мысу Шаблер в позицию № 4 и топить все корабли, пытающиеся выйти в море из порта Констанцы, главной базы снабжения войск и флотов Германии и Румынии на Черном море.
В 18.24 знакомый всем севастопольцам силуэт «Щ-206» растаял в водах Черного моря. Больше эту субмарину никто не видел – на базу она так и не вернулась. На многочисленные попытки установить с ней радиосвязь она ни разу не ответила (хотя есть версия об одной радиограмме, полученной 26 июня). 42 подводника исчезли бесследно.
НАБЕГ
Чтобы обезопасить наше Черноморское побережье и коммуникации на море, необходимо было лишить врага его баз снабжения. Такой базой был румынский город Констанца.
На второй день войны Черноморскому флоту была поставлена задача организовать нападение на Констанцу. А еще через день план набега на него был представлен на утверждение наркому ВМФ Н. Кузнецову. Но об этом не знал командир подлодки «Щ-206», а о подлодке ничего не сообщили руководителю набеговой операции Т. Новикову.
Вечером 25 июня ударная группа советских кораблей в составе двух лидеров эскадренных миноносцев «Москва» и «Харьков» и корабельная группа поддержки в составе крейсера «Ворошилов», эсминцев «Смышленый» и «Сообразительный» вышла из Севастопольской бухты в сторону Констанцы. На рассвете, 26 июня, подошла к нему на 130–135 кабельтовых (чуть менее 25 км) и открыла интенсивный артобстрел нефтехранилищ.
Увы, стрельба в утренних сумерках в такую даль не нанесла врагу желаемого ущерба – корректировщики не видели результатов стрельбы и ничем не могли помочь боевым расчетам. Хотя представители германского флота в Румынии оценили результат набега совсем иначе, назвав обстрел «смелым и успешным», отметив возникший пожар на нефтехранилище, повреждение состава с боеприпасами, прерванное сообщение с Бухарестом.
Зато ответный огонь двух вражеских эсминцев и береговых батарей (в т.ч. немецкой батареи «Тирпиц», калибр 280 мм), вражеской авиации заставил наших капитанов изрядно поволноваться: они были вынуждены не только постоянно маневрировать и уходить от вражеских снарядов, но и лечь на отходный курс. В ходе артиллерийской дуэли взорвался и утонул эсминец «Москва», получил повреждение эсминец «Харьков».
Что стало причиной трагедии эсминца «Москва» – нет окончательной ясности. Многие сходятся на том, что эсминец, пытаясь увильнуть от вражеских торпед, подорвался на румынской мине. Другая версия – он был атакован румынской подлодкой, которая, в свою очередь, была потоплена эсминцем «Сообразительный». Но впоследствии единственная румынская подлодка оказалось целой и невредимой.
ПОДЛОДКА ИЗ ЛЕГЕНДЫ
Споры и дискуссии о судьбе «Щ-206» не утихают в мире почти 75 лет. Среди многочисленных версий – предположение, бросающее тень на наших подводников, о том, что эсминец «Москва» был атакован своей же лодкой.
Но по мнению Василия Мазуркевича, командира БЧ-2 эсминца «Сообразительный», эта версия опровергается хронологией событий первого боевого похода кораблей Черноморского флота. Подлодка «Щ-206» не могла маневрировать на минном поле для выхода в атаку. А слова о том, что будто бы ответно атакованная и поврежденная артиллерийским огнем эсминцев субмарина всплыла, а не опустилась на дно, вообще выглядит как чудо.
Наиболее вероятным, на мой взгляд, все же кажется касание одним из бортов эсминца вражеской мины – в ходе маневров и попыток спрятаться в уносимой ветром дымовой завесе эсминец двигался не носом, а всем корпусом, его сильно «заносило».
ЧТО ЖЕ СТАЛО С «ЩУКОЙ»?
Некоторые исследователи считают, что лодка подорвалась на румынской мине, маневрируя перед атакой на вражеский корабль (часть руководства флота считало сообщение румын о постановке мин у своих берегов ловкой дезинформацией и не обращала внимания на минные участки).
Многие придерживаются версии, что она по трагической случайности атаковала свой корабль «Москва», очень похожий по силуэту на румынский и неразличимый при поставленной эсминцем плотной дымовой завесе (тем более, что командир «Щ-206» не знал о предстоящем набеге наших надводных кораблей), а затем была потоплена глубинными бомбами эсминца «Сообразительный» (командир эсминца, в свою очередь, не знал о действиях на этом участке советской подлодки «Щ-206»).
Но подлодка дежурила в 30 милях от места нахождения ударной группы наших кораблей и не могла оказаться на месте их боевых действий так быстро!
Румыны утверждали, что их корабли потопили «Щ-206» 9 июля 1941 года в 8 милях восточнее порта Мангалия. И действительно, в 8,5 милях северо-восточнее Мангалии был обнаружен объект, который может быть затонувшей подводной лодкой.
16 июля 1941 года срок возвращения ПЛ «Щ-206» из похода истек, и официально было объявлено, что она пропала без вести.
СУДЬБА ВОЕНКОМА ЗАХАРОВА
Военком подлодки «Щ-206» разделил трагическую участь своего экипажа.
Имя старшего политрука Захарова увековечено в двух томах Книги памяти города-героя Севастополя. «Погиб в море 11.07.1941 г. у мыса Шаблер» – можно прочитать на стр. 203.
Должны знать героя-подводника и на родине, в Чувашии. Среди всех выявленных земляков-моряков, погибших во время Великой Отечественной войны, у старшего политрука Петра Захарова – самое высокое звание.
В Книге Памяти ЧР на стр. 666 пока всего лишь требующая уточнения запись: «Старший политрук. Погиб в бою 16.2.1942 г. Место захоронения неизвестно».
Теперь мы знаем о нашем земляке намного больше.

Евгений ШУМИЛОВ,
председатель совета регионального отделения Общероссийского
общественного движения по
увековечению памяти погибших
при защите Отечества «Поисковое движение России»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.