Возвращение фронтовика

На днях в деревне Испуханы Ядринского района хоронили солдата Великой Отечественной, погибшего в 1942 году. Долог оказался путь с войны Ивана Федотова. За это время выросли и состарились два его сына, появились внуки, правнуки. Род не прервался…Иван Федотович ушел на войну в августе 1941-го, «возвратился» в мае 2009 года… «Когда уходил, – вспоминали односельчане, по христианскому обычаю сидя у гроба, выставленного в клубе, – был красивым, стройным. Что встретим его так – не думали и не гадали». Даже после того, как поисковая группа Калужской области в ноябре прошлого года нашла Федотова, путь его на родину оказался неблизок…
Не нравилась фамилия
Случаи, когда «возвращаются» в нашу маленькую республику пропавшие на войне солдаты, единичны. И можно понять волнение испуханцев, когда в декабре прошлого года они прочли в районной газете сообщение, что найдены останки жителя их деревни, разыскиваются его родственники. С тех пор в селение словно вернулись те грозовые годы. Каждый воскрешал в памяти и заново переживал их, стараясь угадать, кого именно разыскивают. К сожалению, сверстников Ивана Федотовича (он был 1910 года рождения), как и участников Великой Отечественной, в деревне уже не осталось.
Рассказывают, Федотовых до войны в деревне было два рода. Почему-то налоговые извещения приходили только в семью Ивана Федотовича. И потому якобы однажды он рассердился и велел односельчанам впредь называть его Орловым. Так и закрепилась за родом фамилия, хотя документально и не была оформлена, а сыновей и вовсе записали по его имени – Ивановыми. Вот и не могли сельчане сразу определиться, про какого Федотова идет речь. Сбивало с толку и то, что второй умер, вернувшись с войны. И только тогда, когда кто-то из родственников принес газету Вениамину Иванову, все встало на свои места.
Страшнее похоронки
Когда Вениамин Иванович взял газету в руки, на миг показалось, что отец вернулся. Каким его запомнил, когда тот уходил на фронт в 41-м. Будто не было 67 лет безвестности. Было тогда Вене 6 лет, но он и сегодня помнит, как отец на прощание прокатил его на лошади. А еще горькие годы безотцовщины… Как воевал отец, в семье не знают. Было всего несколько солдатских треугольников, которые, как и фотографии, не сохранились. В марте 42-го пришло сообщение: «Пропал без вести». После этого мать старалась не говорить об отце. Ребятам было непонятно, что на самом деле означало ее молчание. «Пропал без вести» – часто было страшнее, чем похоронка. Хотя оно оставляло надежду, что жив, но мог и сдаться, и оказаться в плену… Потому и относились к таким семьям настороженно, а порой, особенно власть предержащие, и незаслуженно обижали. «Мне, например, даже учиться не дали, – с горечью поведала Раиса Дмитриевна Павлова, отец которой тоже пропал на фронте. – За продолжение учебы в восьмом классе потребовали деньги, пришлось из школы уйти. А сегодня с утра, как ушли мужчины копать могилу для Ивана Федотовича, в голос плачу. Больно, словно отца своего хороню…»
Из Кильдишевского поселения, куда входит деревня Испуханы, ушли на фронт 473 человека, 223 не вернулись. И как уточнили в администрации поселения, из не вернувшихся около 125 человек пропали без вести. (Кстати, среди них и два младших брата Ивана Федотова.) Причем все были призваны в первый год войны. Для скольких людей только одной маленькой деревни это была трагедия, которую не описать и не оплакать!
Герои без вести не пропадают
Свой последний бой пехотинец 1156 стрелкового полка 344 стрелковой дивизии Иван Федотов, рассказали поисковики военно-патриотической общественной организации “Военный историк”, принял около деревни Барсуки Калужской области. В феврале 1942 года там, недалеко от города Юхнов, в 300 метрах от Варшавского шоссе, шли ожесточенные бои – фашисты рвались к Москве. За 3 недели обороны погибли 4 дивизии, два лыжных отряда. О трагедии, разыгравшейся в месте, позднее прозванном Долиной смерти, говорит и тот факт, что с 1988 года поисковики нашли и захоронили в братской могиле останки более 6 тысяч погибших безымянных военнослужащих. По их словам, найти медальон и установить имя погибшего солдата – большая удача. «Находишь 20, 30, 100 солдат, а медальонов – 5-6. Определить, кому они принадлежат, невозможно». Нашему земляку «повезло» – он лежал один. На него среагировал металлоискатель – в вещмешке оказались патроны, рядом ложка, монеты. Сняли дерн – а там кости. В нужном месте нашелся и медальон – черная эбонитовая трубочка, в которую вложена скрученная полоска бумаги с именем солдата, адресом его семьи. Оказывается, в нее служивый должен был сложить две бумажки. Если его после боя находили и хоронили, вторую бумажку приобщали к документам, на основании которых отсылали похоронку родным. У Федотова оказались в трубочке обе записки, значит, числился пропавшим без вести…
Так нашелся не только солдат, но и отец, дед, прадед. Все чувства родных, прижимая к груди памятный медальон, выразила внучка солдата Валентина Вениаминовна: «На душе стало гораздо спокойнее, что он здесь… Похоронен в земле, на которой родился. Спасибо поисковикам, что вернули деда, его честное имя».
Проводить в последний путь солдата Отечественной собрались со всей округи. Родственники, знакомые, молодые и старые, официальные и неофициальные лица, просто те, кто решил отдать последний поклон герою. От клуба до кладбища гроб несли на руках. Вытирая слезы под похоронный марш духового оркестра, опираясь на палочки, шли односельчане Ивана Федотова, те, кто провожал его в 41-м… Он единственный из более 5 тысяч погибших ядринцев вернулся домой и похоронен в земле, на которой родился, рос, с которой ушел защищать Родину.
Е. ЗАЙЦЕВА.

Опубликовано: 19 мая 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.