Обитель милосердия

После пожара в Коми правительство России потребовало от местных властей навести порядок в домах престарелых. По всей стране прошли проверки на соответствие объектов социальной сферы нормам противопожарной безопасности. В докладе МЧС России названы страшные цифры, почти в половине домов-интернатов нарушаются элементарные нормы пожарной безопасности. Составлен «черный список» объектов. К счастью, учреждения Чувашии в этот список не попали.

Всегда остается надежда

Мудрые люди говорят, что от сумы и от тюрьмы не зарекаются. К этому смело можно прибавить, что не стоит зарекаться и от беспомощного одиночества. Жизнь сложна и полна неожиданностей. Случается, что родители теряют детей и остаются один на один с беспризорной старостью. Бывает о больных детях некому позаботиться, потому что родители умерли или отказались от ребенка. Когда он вырастает, оказывается беспомощным в решении даже простых вопросов. И тогда надежда остается только на государство, что оно даст приют, не оставит без заботы.
С тех пор, как сорок лет назад в поселке Кугеси построили дом престарелых и инвалидов, двести человек получили в нем и кров, и стол.
За четыре десятка лет дом-интернат видел разных постояльцев и разных директоров, как и вся страна, интернат жил по-разному: спокойно-размеренно в советские времена, не очень сытно во времена перестройки и всеобщей приватизации. Последние три года живут с ощущением того, что здесь появился неравнодушный человек, который позаботится и о здоровье, и о комфорте. В стенах этого дома разыгрывались и драмы, и трагедии, как в любом другом месте, где люди обречены жить в общежитии. Вот только директор дома-интерната Раиса Никитина не любит слово «обреченный». Здесь люди, которых судьба не часто балует, но жизнь продолжается, а значит, в ней остается место радости и печали, заботам и развлечениям.
Даже беглого взгляда на обстановку достаточно, чтобы понять: в доме-интернате постоянно наводят порядок. Первое, с чего начала новый директор, устранила замечания всех надзорных органов и в первую очередь пожарных. На ночь здесь остается из персонала всего несколько человек, и не приведи, господи, случится беда и придется людей эвакуировать: передвигаться быстро они не могут – кто на костылях, кто на коляске, а есть и вовсе лежачие. Во всех комнатах стоят дымоуловители, между первым и вторым этажами – лифт, лестницы оборудованы пандусами для колясочников, вдоль стен специальные поручни для тех, кто видит плохо или не видит совсем.
Дымоуловители входят в систему пожарной сигнализации, все это соединено с видеонаблюдением, в общем – все самое передовое, что только на сегодня придумали. Слишком страшную цену приходится платить за пожары в местах, где живут беспомощные люди. Электрическая проводка сделана на совесть, чтобы никаких замыканий. Какие еще могут быть причины возникновения пожара: только непотушенная сигарета. Приходится взывать к разуму, что курить в комнатах, а тем более в постели нельзя, но он – разум – не всегда побеждает даже у здоровых людей.
Особенно тяжело с теми, кто подпадает под определение «алкоголезависимые», а проще говоря, с горькими пьяницами. В интернаты общего режима больные хроническим алкоголизмом попадать не должны, но кто бы иному бедолаге еще и диагноз поставил до попадания в интернат. Иной только здесь впервые оказывается под наблюдением врача. А уж когда выясняется, что пристрастие к алкоголю у человека серьезное, то на улицу его уже не выставишь. Так и воюют, консультируют их у наркологов и психиатров, но если человек не хочет бороться с болезнью, то насильно его не вылечишь. Персонал делает все возможное, чтобы они остальных на пьянство не подбивали.

О них вспоминают в дни пенсии

Попадают сюда люди всякие: есть одинокие бабушки, оставшиеся на старости лет без присмотра, потому что не удалось создать семью, а бывает, что в дом престарелых своих родителей привозят дети, скрывая свое родство со старым человеком. Случаются с людьми аварии, отнимающие здоровье, возможность передвигаться, заботиться о себе. Если у них нет близких, или те уже не могут ухаживать за беспомощным инвалидом, то тогда до конца дней они находятся здесь. Есть и такие, кто провел всю свою жизнь в тюрьмах, они не умеют жить самостоятельно, да к тому же и приткнуться им некуда: ни кола, ни двора, ни единой родной души. А специализированных интернатов в республике для них пока нет.
Раиса Николаевна в судьбу каждого из них посвящена, каждого знает по имени, в курсе всех проблем: у кого есть родственники, которые навещают их раз в месяц, обычно это случается в день выплаты пенсии, у кого какие болячки, кому можно поручить организацию праздника, а кто с удовольствием трудится в подсобном хозяйстве.
У дома 17 гектаров земли, которые нужно обработать, есть свиноферма, теплица. Изначально дом инвалидов рассчитан был не столько на тяжелых инвалидов, сколько на престарелых и тех, кому инвалидность не очень мешала работать физически, и к тому же оказался без жилья. С тех пор контингент сильно изменился, с лежачими пациентами и колясочниками подсобное хозяйство не подмога, а обуза. У Раисы Николаевны немало задумок, как можно было бы и российские законы подправить, и местные: времена меняются, а законодательная база отстает, нормативные акты устаревают. Вот только руки не доходят, чтобы сесть и изложить свои предложения – хозяйство постоянно требует внимания. Овощи в интернате собственные, свинина – своя. Благодаря этому удается экономить, делать ремонт: окна поставили новенькие, привели в порядок первый этаж, красочно оформили зрительный зал, теперь там отмечают все праздники и дни рождения. Именинника сажают в центре на «золотой» трон, пекут пирожки, дарят цветы, устраивают концерты.

Возраст возрастом, а гигиена по распорядку

И самое главное, в коридорах и комнатах нет того ужасного запаха, который обычно преследует в домах-интернатах, где живут не очень здоровые люди. На вопрос, как этого удалось добиться, Раиса Николаевна молча показывает на стены с аппаратами, похожими на кондиционеры: в коридорах и холлах работают очистители и обеззараживатели воздуха. Удовольствие недешевое, но необходимое. Раз люди здесь живут постоянно, значит, они должны дышать чистым воздухом, чтобы затхлый запах не пропитывал их вещи и тела, их жизнь.
Раз в неделю ходячих обитателей интерната моют в бане, меняют белье. Но это не значит, что кто-то ходит грязным: на этажах работают душевые и ванные, если есть желание, хоть по три раза в день можно принимать водные процедуры. Просто банный день – это своего рода ритуал. К этому дню готовятся, его ждут. Лежачих моют ежедневно, а иногда и по несколько раз в день, когда меняют подгузники или пеленки. Ими все нуждающиеся обеспечиваются без ограничений.
Когда Раиса Николаевна делает обход, неопрятный вид подопечного непременно ею будет отмечен. Правда замечание она делает тактично, но после него «провинившийся» несколько раз за день постарается попасть ей на глаза в чистом халатике или с аккуратно причесанной головой. Не хватает внимания и тепла людям без семьи, поэтому на доброе слово персонал старается не скупиться. Тем более, что у некоторых обитателей поистине золотые руки: такие узоры вывязывают и вышивают, что только диву даешься их фантазии. Периодически в доме устраивают выставки местных умельцев, и к сорокалетнему юбилею дома-интерната мастера тоже постарались выразить себя в творчестве.
Впечатлений в размеренной жизни кугесьской обители не очень много, а потому интернат дружит со всеми творческими коллективами республики. Приезжают сюда артисты с шефскими концертами и по праздникам, и между ними. Сами нередко выезжают в театры столицы, благо есть свой оборудованный автобус.
Но больше всего сил у персонала уходит на заботу о здоровье. Администрация Чебоксарской районной больницы постоянно присылает сюда узких специалистов: окулиста, отоларинголога, хирурга – для проведения углубленного осмотра. В штате есть свой врач, которым здесь очень дорожат: тут мало быть просто хорошим доктором. Здесь нужно иметь знания геронтологии, уметь работать с инвалидами, быть замечательным психологом – как ни крути, в таком заведении своя специфика.
По сути, в доме-интернате два коллектива: один – пациентов, второй – персонала. И тот, и другой давно сроднились: знакомы-то они много лет. Только одни здесь живут много лет, а другие работают. Работают на совесть, санитарно-эпидемиологическая безопасность соблюдается, серьезных нарушений нет. Практически все начинания персонала в Министерстве здравоохранения и соцразвития Чувашии поддерживаются, на нужды откликаются. И все, кто живет в доме-интернате для инвалидов и престарелых, очень верят, что никакой кризис не отразится на жизни обители милосердия.

Опубликовано: 9 апреля 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.