Доктор Камоско: Нет причин не лечиться

В Медицинском центре ортопедии, травмотологии и эндопротезирования прошли мастер-классы для детских ортопедов нашей республики и консультации пациентов доктора медицинских наук, руководителя отделения патологии тазобедренного сустава «Научно-исследовательского детского ортопедического института им. Г.И. Турнера» Михаила Камоско.
Доктор переживал, что маленького пациента привели к нему с ДЦП в таком запущенном виде, и от этого сердился: «Вот вы у шарлатанов были, а там, где надо: у нормальных врачей – не были. А ведь вашему ребенку можно помочь, он будет ходить, и вам будет легче жить!». Мальчик тем временем возмущенно мычал, потому что мама пыталась надеть колготки на его скованные болезнью ножки.
Тут же доктора объяснили, куда надо прийти за направлением, чтобы свозить ребенка на консультацию в «Научно-исследовательский детский ортопедический институт им. Г.И. Турнера». Следующий пациент был уже довольно взрослым юношей, его несколько раз оперировали в ведущих клиниках страны, но победить болезнь не удалось, и теперь ему нужно ставить протез тазобедренного сустава. Мама переживала: «Куда нужно будет ехать, сколько придется заплатить за операцию?» и, узнав, что это сделают в нашем центре ортопедии, за счет квот, оплачиваемых государством, вздохнула с облегчением.
Этот пациент был последним, и теперь можно было спокойно поговорить. Доктор медицинских наук Михаил Камоско руководит отделением патологии тазобедренного сустава в институте им. Турнера, много лет оперирует детей, цель его жизни, по собственному признанию, – оставить «взрослых» эндопротезистов без работы.
– Михаил Михайлович, вы только что ругались, что мама больного ребенка возила туда, куда не надо было. А куда надо?
– Надо в государственные больницы и клиники идти за помощью. Мы самые трудные времена пережили, врачи, которые уходили из государственных структур, в них вернулись, у нас сейчас и финансирование, и оборудование, и квоты на бесплатные операции есть. Так почему не лечиться у специалистов? Шарлатаны с пациентов деньги дерут, а результат гарантировать не могут, если он даже есть, то держится месяц-другой, а потом больному только хуже становится. У нас методики отработанные, специалисты хорошо подготовлены. Возьмите ваш центр ортопедии и эндопротезирования. Я уже здесь не первый раз, вижу, как за год ваши врачи выросли, оперируют на очень высоком уровне. И будет еще лучше!
– А мальчику действительно можно помочь, ведь ДЦП – не очень хорошо лечится?
– Действительно можно помочь! Он хотя бы сам ходить будет, себя обслуживать, а так, что за жизнь у него и родителей? Операция очень сложная и тяжелая, нужно найти зажатые в позвоночнике корешки, освободить их, и спастика станет меньше, он начнет развиваться. Ведь в чем проблема? Дети должны быть обследованы у ортопеда в первые дни после рождения еще в роддоме. У нас в Санкт-Петербурге за каждым роддомом закреплен ортопед, а где еще так делается? Кто получает вовремя диагноз?
– У нас в республике проводится скрининг новорожденных, ортопеды их смотрят, правда, не в роддоме, но в первый месяц жизни. УЗИ тазобедренных суставов делают.
– Тогда вы молодцы, вот это здорово. Надо, чтобы еще мамы правильно себя вели, когда их малышам диагноз ставят. А то упустят время для лечения ребенка, а потом он становится инвалидом. И начинается беготня по клиникам. Нужно все вовремя делать, тогда масса проблем отпадет. Если ребенка правильно пролечить, вовремя сделать операцию, то в большинстве случаев ему замена сустава нужна будет уже после выхода на пенсию, а то и вовсе обойдется без нее.
– Вы делаете упор на слове «вовремя», когда говорите об операции. Мне кажется, что ее сделать никогда не поздно.
– Смотря, какую операцию вы имеете в виду. Вот мальчик был, с нелеченой дисплазией сустава. Сустав погиб, ему теперь только протез можно поставить, а если бы его прооперировали в раннем детстве, когда сам сустав не был еще поврежден, то он бы бегал и в ус не дул. И мама была бы счастлива. Сейчас вам с таким центром многое доступно, у вас есть телемедицинская связь: при необходимости можно проконсультировать любого пациента у нас. Если операция предстоит слишком сложная, то мы возьмем пациента на себя, квоты у вас тоже есть. Ну не вижу я причин отказываться от своевременного лечения.
– А вот многие переживают, что у нас диагноз дисплазия тазобедренных суставов ставят чаще, чем нужно, идет так называемая гипердиагностика. 
– И очень хорошо. Тут лучше подстраховаться, чем потом ребенка гипсовать, оперировать. Лечение не представляет большой сложности, тут не нужны лекарственные средства, уколы и так далее, применяются специальные подушки, мягкие шины…
– Михаил Михайлович, а почему вы настаиваете, чтобы родители малышей вам называли не поставленные диагнозы, а говорили об ощущениях?
– Вначале надо пациента осмотреть, выяснить, на что он жалуется, что его беспокоит? А вместо рассказа о самочувствии я слышу название заболевания. Спрашиваю: что беспокоит вас? А мне говорят: дисплазия. Ну не может дисплазия беспокоить. Надо правильно рассказывать о своем самочувствии.
– А как надо правильно жаловаться?
– Надо рассказывать, что вы чувствуете, что вам мешает? Например, когда хожу – хромаю, припадаю на левую ногу, она у меня болит в коленке, плохо ребенок ножку в сторону отводит. Надо, чтобы врач составил представление о вашем недуге. Надо исключить врачебную ошибку. Ведь месяц назад у вас было одно самочувствие, а сейчас стало хуже, или осталось прежним, вот и скажите доктору. Сегодня была девочка, которой в прошлом году поставили диагноз, ее лечили, и на тот период все как будто ему соответствовало. А сейчас ситуация изменилась: девочка подросла, заболевание стало проявляться более ярко, оказывается у нее редкое генетическое заболевание и лечить ее надо совершенно иначе. А как поставить диагноз, если мама ребенка рассказывает не о симптомах, проявления которых она видит, а жалуется «на дисплазию». Не надо жаловаться на диагноз, надо помочь врачу определить заболевание.
– В каких случаях надо родителям бежать с ребенком к врачу, ведь не всегда начало болезни сопровождается болью, которую не проигнорируешь? Кто кроме мамы лучше всего увидит, какие изменения происходят с ее малышом? 
– Нужно четко разделять случаи, когда можно просто отлежаться дома – все само пройдет, а когда нужно ходить к врачам, и если в одном месте не помогли, искать другое. К доктору надо идти при явном изменении походки, деформации грудной клетки, асимметрии плеч, при разной длине рук или ног, чрезмерном выступании живота, косолапости, когда шея отклонена от средней линии. У вас хорошие специалисты, замечательный центр, поэтому надо этим пользоваться.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.