Назло всем напастям

Вчера еще жизнь была так прекрасна, а сегодня не только руки и ноги не слушаются, но и язык не повинуется. А возраст-то – самый расцвет, еще пятидесяти нет. Было от чего прийти в отчаяние. Но чебоксарка Н. Соминова доказала, что и такую страшную болезнь, как инсульт, можно победить.
Вспоминать о том, как случилась беда, Нина Транквиллиновна не любит. Отсчет ведет с того момента, когда уже выписалась из больницы: «Лежу и думаю, кому ты, инвалид первой группы, нужна? Даже ложку в руке держать не можешь (парализована правая сторона, нарушена речь), только для родных – обуза…» Но однажды единственная дочь поделилась: «Мама, я беременна…» И вдруг все отчаянные хаотичные мысли выстроились в один логический ряд – представила рождение внука, его первые шаги, первый лепет. И так захотелось увидеть это воочию! Безоговорочно решила, что обязательно встанет на ноги, да так, чтобы все было как до болезни и чтобы внука взять на руки…
Первый шаг второй раз в жизни
Массажистка попалась толковая, не только подсказала, что первый год после инсульта – самый важный для восстановления, но и стала учить необходимым упражнениям, посоветовала, какие средства реабилитации приобрести. И по сей день благодарна Нина Транквиллиновна, что Зоя не просто делала массаж, но и учила заново ходить – расставляла по комнате стулья и заставляла передвигаться, держась за них. На мое сочувственное «Наверное, было тяжело?» собеседница победно улыбается: «Знаете, как я радовалась каждому вновь обретенному движению!» Хотя и лучатся глаза, но можно понять – каково это заставлять против воли работать непослушные руки и ноги!
«А так я училась писать, – протягивает женщина бумажные листы, сначала исписанные каракулями, а затем ровными убористыми строчками. – Если б это видела моя первая учительница Марья Васильевна Степанова! Почерк теперь у меня такой же, какой был у нее!» На вооружение был взят и совет лечащего врача – читать вслух как первоклассник. И так день за днем – лечебная гимнастика, упражнения со снарядами, чтение вслух, многочасовые уроки письма. И к концу первого года болезни полностью вернулась память, восстановилась речь, начала ходить не только по комнате, но и выходить на улицу. «А все вот она, Барбуша, – ласково треплет Нина Транквиллиновна пуделя Барби, – надо было ежедневно ее выгуливать». Спускаться с пятого этажа хрущевки и подниматься – наверное, было сродни покорению вершины Эвереста. Но и тут мужественная женщина не теряла времени даром: пока преодолевала ступеньки, громко вслух читала стихи. И вот сегодня, по прошествии 8 лет, Нина Соминова ходит с тросточкой, говорит без запинки, варит, стирает, пылесосит и при необходимости даже нянчится с внуками, теперь их у нее двое. Но заниматься собой не перестает. Утро теперь уже у инвалида второй группы, как и раньше, начинается с гимнастики, а день кончается обливанием прохладной водой. «Ведь нехорошо это, когда человек зависит от других, он тогда в тягость собственным детям становится, а я не хочу, чтоб так было со мной». С семьей дочери Нина Транквиллиновна пока жить не хочет, утверждает, что так спокойнее и ей, и детям, а то еще разнежится под ежечасной опекой.
Если в чудеса верить, они случаются
Когда-то ни одно мероприятие, ни один праздник в детском саду, где со дня окончания института трудилась Нина Соминова, не проходили без ее участия. Многое умела – на гитаре и пианино играть, перевоплотиться в любого сказочного персонажа, в любую эстрадную звезду. Веселая, общительная, она была душой компаний – и вдруг мир сузился до четырех стен, где основными собеседниками стали телевизор и газеты… Друзья постепенно куда-то исчезли, а коллег она в последний раз видела на свое пятидесятилетие: «Спасибо, пришли, накрыли стол. Ждала и на 55 лет, но, видимо, что-то не получилось…»
Конечно, совсем одна она не оставалась. Родные, близкие рядом, да и специалисты Центра социального обслуживания населения Московского района Чебоксар с первого дня болезни не оставляют ее без внимания. И проконсультируют по нужным вопросам, и принесут все необходимое. Но общения все равно не хватало, пока… О дальнейшем Нина Транквиллиновна рассказывает как о чуде. Года три назад один из массажистов (сеансы массажа она проходит два раза в год, как и положено) посоветовал купить компьютер: «Недостатка в друзьях не будете испытывать». На удачу и покупатели на дачный участок нашлись. Установил аппаратуру и первые уроки преподал крестный сын, студент ЧГУ Петя. А квартирантка Жанна, с которой Нина Транквиллиновна уже несколько лет живет душа в душу, от руки написала и нарисовала целый справочник, как пользоваться мудреной техникой. «Теперь даже приятельницы со мной консультируются, как и что надо делать», – демонстрирует собеседница проштудированные учебники, одновременно ловко оказываясь в лабиринтах Интернета. Правда, долго сидеть за компьютером не может, голова начинает болеть, но и нескольких часов хватает, чтобы перекинуться парой слов с многочисленными друзьями.
«Я так благодарна Игорю (массажисту), что открыл мне этот мир», – женщина выкладывает на стол с десяток папок. В них распечатанные письма и фотографии друзей из Эстонии, Германии, Голландии, Сыктывкара, Москвы – в общем, со всего мира. На каждого заведена отдельная папка. О чем пишут? Да обо всем. О приятном и грустном, о радостях и горестях. Делятся бытовыми советами и размышляют о смысле жизни. А еще пересылают друг другу хорошие стихи, свои и чужие. Нина Транквиллиновна, например, очень любит Анну Ахматову и Марину Цветаеву: «Жить помогают и не отчаиваться».
Слушала ее и недоумевала: «Откуда в ней столько мужества? И пенсия скудная, и правая рука работает не так хорошо, как хотелось бы, а не жалуется. Почему одни люди при серьезных проблемах находят силы бороться, верить и не сдаваться, а другие теряют веру и теряют все?» Нина Транквиллиновна словно угадывала мои мысли: «Просто надо дать себе установку, что все будет хорошо, и делать то, что задумал, используя свой личный резерв, который в каждом человек обязательно есть изначально, при рождении. Я, к примеру, надеюсь еще сыграть на пианино».
Уверена, что так оно и будет. Ведь научилась же она вязать заново носочки внукам, на пяти спицах! «Упавший духом гибнет дважды», – писал мудрый Омар Хайям. А упорства и настойчивости моей героине не занимать…

Опубликовано: 12 марта 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.