«Русским любые сложности нипочем»

Так сказал нам боец чувашского ОМОНа Сергей Демьянов, а он знает, что говорит. За его плечами – служба в армии и спецназе управления исполнения наказаний, и в милиции. Сегодня он – миротворец российского полицейского контингента в Судане.
До того как стать миротворцем, Сергей прошел огонь, воду, медные трубы и… тесты по английскому языку. «Признаюсь честно, с первого раза я их не сдал», – смущенно улыбается Демьянов.
В общей сложности только языковой экзамен проходит в четыре этапа. После предварительного отбора комиссией МВД знание английского у кандидатов в миротворцы оценивают преподаватели МГУ и МГИМО. Больше половины «срезаются» именно на этом этапе. Затем – подготовка на базе института повышения квалификации МВД России, где слушатели подтягивают «язык» в течение месяца. «Нас заставляли говорить только на английском, – вспоминает Сергей. – За каждое русское слово – штраф пятьдесят рублей!» После окончания – очередной экзамен и, в конце концов, собеседование. Остальные не «лингвистические» испытания оказались для нашего омоновца парой пустяков. Так, на сборку-разборку пистолета миротворцам отвели две минуты, тогда как наши нормативы – секунд пятнадцать-двадцать. Мишени для стрельбы располагались на смешном для наших расстоянии – метрах в пяти.
За плечами Демьянова были уже жаркий Афганистан конца восьмидесятых, югославское Косово, где он тоже служил в составе миротворческой миссии, командировки в Чечню в составе ОМОНа. Но далекая африканская страна Судан стала самой «горячей» точкой в его биографии. «Мы вылетели из Москвы в конце апреля, – продолжает рассказ мой собеседник, – шел мокрый снег. Я-то еще по Кабулу предполагал, что нас ожидает, и вышел из самолета в свитере, а ребята даже курток не сняли. А там – плюс сорок пять! И ни одного белого человека. Шок!»
Помимо сложной политической и экономической ситуации, Судан оказался страной религиозных и этических запретов. Ко всему этому нужно было привыкнуть. Однажды Демьянов вышел из гостиницы в майке и, пока добрался до магазина за углом, поймал на себе столько красноречивых взглядов, что потом проконсультировался с более опытными товарищами. «Ты что! Здесь так не принято!» – объяснили ему. Женщины и вовсе закутываются с головы до ног, никакой косметики и мини-юбок! Как и в других мусульманских странах, на редких прохожих прекрасного пола пристально лучше не смотреть – это могут расценить как оскорбление со всеми вытекающими…
Это было в столице Судана. В глубинке, куда вскоре попал российский миротворец, Демьянов столкнулся с еще более строгими нравами и своеобразной системой уголовного права. Заключенных здесь сажают на цепь, а в качестве наказания могут избить палками. Майор чувашской милиции занимается в суданском городке Авейль подготовкой полицейских. В штате местной полиции – сплошь бывшие военные, поэтому обучать их азам оперативной и следственной работы приходится практически с нуля. Но наши люди трудностей не боятся, поэтому русских миротворцев знают и уважают во многих странах мира. «Прежде всего, за способность работать, – объясняет Сергей, да и профессиональный уровень наших миротворцев – я убедился в этом в Косово – очень высокий». Еще в Югославии майор обратил внимание на то, что у нас в миротворцы берут в основном офицеров, тогда как в других странах мирах – начиная с рядового.
С 2000 года в составе миротворческих сил служили тринадцать чувашских милиционеров. Четверо из них и сегодня являются миротворцами. После кратковременного отпуска улетел обратно в Судан и Сергей Демьянов. Из зимы – в изнуряющую жару с опасными болезнями, подстерегающими на каждом шагу из-за насекомых, нехватки чистой воды и антисанитарии. «Ничего, русские могут работать в любых условиях», – сказал на прощание чувашский омоновец, и это прозвучало гордо.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.