В крепости местечка Алихейль

Майора пограничного отряда Владимира Масливца в 1987 году срочно вызвали в Главное разведывательное управление КГБ СССР и, после беседы на Старой площади, назначили старшим оперативным сотрудником своего представительства в Демократической Республике Афганистан с выполнением обязанностей советника. Как положено, Аэрофлот доставил до места назначения молодого мужчину в штатском со служебным загранпаспортом и документами гражданского специалиста. Вот как вспоминает годы той службы ныне полковник запаса пограничных войск, член совета ветеранов Управления ФСБ России по Чувашской Республике Владимир Андреевич Масливец.
«В Кабуле получил назначение в 14-ю пограничную бригаду афганской армии, которая дислоцировалась на границе с Пакистаном в местечке Алихейль, самой напряженной в то время точке военных действий. Добраться до бригады можно было только вертолетом во время недолгого затишья. Удалось вылететь лишь на 21-е сутки. Летели на сверхмалой высоте, буквально касаясь дна ущелья. Благодаря мужеству и мастерству афганских летчиков, прекрасно освоивших наши боевые Ми-8, без потерь долетели до места базирования подразделения.
Предстояло жить и выполнять свой солдатский долг под постоянным артиллерийским обстрелом с гор, откуда хорошо просматривалось горное плато, на котором стояли наши казармы. В этих казармах еще в 19 веке размещался воинский гарнизон, контролировавший дорогу на Пакистан, по которой перемещались различные военные и иные, даже контрабандные грузы. Рядом с нами находилась передвижная армейская радиостанция. Группа связистов обеспечивала радиосвязь советников с командованием в Кабуле.
Все советники размещались в гарнизоне афганского пехотного полка, который перекрывал прямой и более удобный путь – горную дорогу на Пакистан. Поэтому душманы свои караваны с оружием, боеприпасами и наркотиками из соседней страны были вынуждены направлять по труднодоступным маршрутам высоко в горах, неся значительные издержки и потери. Душманы постоянно атаковали наши позиции, чтобы освободить главную дорожную артерию. Если бы им удалось разгромить бригаду, этот стратегически важный участок перешел бы полностью в распоряжение боевиков. Помощи со стороны ждать не приходилось – крупный гарнизон, где дислоцировалась советская дивизия, находился в 60 км в городе Гардез, труднодоступном для прохода пехотных соединений месте. Таких участков горных дорог, которые показаны в фильме Федора Бондарчука “Девятая рота”, в Афганистане было немало.
Нужно подчеркнуть, что погранбригада на охраняемом участке не пропустила ни одного крупного каравана душманов. Наша артиллерия разбивала их на горных тропах, по нашей наводке советская авиация не давала им никакой возможности передвигаться безнаказанно. Например, только за 11 месяцев было уничтожено около 50 караванов из 1150 вьючных животных, которыми управляли 600 мятежников с оружием и боеприпасами.
Роль советников сводилась к работе с командованием. Но мы должны были не подменять командиров, а информировать о положении в частях и в их окружении. Сам факт присутствия советников в действующей армейской части расценивался как признак стабильности. Нередко солдаты и офицеры бригады сами интересовались, на месте ли советники.
Однако служба медом не казалась. Кроме невыносимых климатических условий (днем жара, ночью мороз) приходилось постоянно опасаться ядовитых змей и насекомых, различных кишечных и иных заболеваний. За 8 месяцев моего пребывания в Алихейле наша база 126 дней подвергалась интенсивному минометному, артиллерийскому и ракетному обстрелу. Смертельно опасными были также и полеты на вертолетах в Кабул на служебные совещания и для пополнения продовольственных запасов. Винтокрылые машины обстреливались переносными ракетами. Приходилось постоянно восхищаться мастерством афганских вертолетчиков. Из-за отсутствия нормальных медицинских условий некоторые раненые умирали, не дождавшись эвакуации, ведь авиация не летала из-за сильных снегопадов и густых туманов.
В начале мая 1988 года наша афганская бригада и батальон советских связистов с минимальными потерями успешно пробились по горным серпантинам и дошли до Кабула. После нашего отхода от интенсивного обстрела в Алихейле казармы были разрушены до основания. Граница с Пакистаном оказалась без какого-либо армейского прикрытия со стороны войск правительства. Открытая граница – это начало конца.
Неожиданная радость. В представительстве нам сказали, что возвращаемся в Союз. И вот сдаем дела, пишем отчеты. Днем в автобусе едем в общежитие, шумно радуемся скорой встрече с родиной. Какая-то служащая с грустью укоряет нас, мол, радоваться нечему. Здесь хорошая зарплата, да и вещи можно разные приобрести. С удивлением переглядываемся. Оказывается, некоторым еще хочется остаться в Афганистане.
Из Кабула в транспортном самолете вылетели в Москву. Вскоре меня перевели с Дальнего Востока на Запад, служба продолжалась на новом месте. К сожалению, не все, с кем довелось служить в ДРА, дождались своего возвращения на Родину. В числе погибших и умерших было 190 военных советников всех рангов».
Об авторе: родился в 1950 году в г. Моршанск Тамбовской области. На срочную службу был призван из Чебоксар в 1968 году. Закончил в 1974 году пограничное училище, в 1981 году – Военно-политическую академию имени Ленина. Проходил службу в четырех пограничных округах. Награжден орденом Красной Звезды, медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени, медалью “За отличие в охране государственной границы СССР”, афганским орденом Дружбы народов, другими медалями СССР и ДРА.

Опубликовано: 14 февраля 2009
Тэги:
Без рубрики

7 Responses

  1. Тут не всё складывается. У КГБ ГРУ не было. Скорее всего, это ПГУ. Если Старая площадь — это МИД. Контора ГБ, насколько она всем известная, находится на Лубянской площади. Или Масливец «вспомнил» не так, или же автор от себя добавил.

  2. Это очевидно Лёва Васильев всё напутал.

  3. Точно, путаница в статье. ГРУ — Главное разведывательное управление — находилось в подчинении Генерального штаба Министерства обороны СССР, к КГБ никакого отношения не имело. А на Старой площади находился ЦК КПСС (теперь в этом здании квартирует путинская администрация).

  4. Это очередная ошибка руководителей СССР.Нечего было высаживатся в чужую страну .Это все равно как послать в Сирию свои войска в нынешнее время-якобы если не мы то Америка там будет.Сколько молодых ребят погубили.Надо защищать свою страну и не записыватся в интернационалисты. Накопилось у народа и мало кто защитил коммунистическую власть.Сколько средств «собаке» под хвост выкинули вместо того чтобы улучшить жизнь народа.

  5. До Афганских событий 1980 годах наши некоторые офицеры служили в афганских полках советниками- инструкторами. Один из них во время путча 1978 года майор Журавлев пропал без вести и до сегодняшнего дня о нем ничего не известно…Может быть майор Масливец(в жизни всякое бывает) и знает его судьбу?

  6. вова верю я к тебе прилетал 19 мая когда 24 завалили помниш?
    есть куча вопросов. кинь в личку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.