Коррупция сдаваться не спешит

Студентами Чебоксарского политехнического института Московского государственного открытого университета под руководством профессора кафедры, кандидата юридических наук, полковника милиции в отставке Михаила Иванова регулярно проводятся исследования общественного мнения по проблеме коррупции. О масштабах и особенностях этого явления с ним побеседовал наш корреспондент.
– Как обстоят дела с правовой базой противодействия коррупции у нас в республике?
– Несмотря на целый ряд положительных моментов, анализ исследований показывает, что многие аспекты предупреждения коррупции остаются еще неразработанными, не все спорные вопросы разрешены. Нашу республику отличает не очень большая территория, и ей присуще компактное местообитание населения. Многие знают друг друга. И в этом плане «коммерческая» деятельность, материальное благополучие отдельных чиновников достаточно визуально уязвимы, прозрачны их внеслужебные взаимоотношения, объяснимы их «продвижения» по служебной лестнице. Чего греха таить: в отдельных ведомствах, предприятиях, учреждениях, различных холдингах наблюдается присутствие прямых родственных связей, кумовства, землячества. Это, разумеется, не способствует нормальному развитию служебных отношений.
В этих условиях совместная работа ответственных государственных органов республики в лице Министерства юстиции с общественностью, научно-практическим сообществом юристов-правоведов является своевременной и оправданной. В Чувашии уделяется серьезное внимание вопросам противодействия коррупции, разработке механизмов государственного регулирования в коррупционно опасных сферах деятельности органов исполнительной власти и местного самоуправления. Целый ряд нормативно-правовых актов позволяет вести антикоррупционную деятельность на современном уровне. Об этом, кстати, наглядно свидетельствует тот факт, что в прошлом году Чувашия стала пилотным регионом России по борьбе с коррупцией.
– А все-таки, что же понимается под «коррупцией» в отечественной правовой науке? 
– В юридической литературе существуют различные точки зрения. Коррупцию рассматривают как взяточничество, злоупотребление служебными полномочиями, совершенное с корыстной целью или в личных интересах. Коррупцию определяют и как любое умышленное нарушение должностным лицом своих служебных обязанностей.
При этом следует иметь в виду, что коррупция наблюдается преимущественно в существующей системе государственных и муниципальных структур. Изучение российских статистических данных по возбужденным уголовным делам за последние три года в рамках исследования коррупционных проявлений свидетельствует о лидерстве муниципального уровня. Здесь концентрируется три четверти рынка коррупционных услуг, 20 процентов этого рынка приходится на региональный и 5 процентов – на федеральный уровни власти. О большой пораженности коррупцией чиновничества говорит и структура привлекаемых к ответственности коррумпированных лиц: 40 процентов – государственные чиновники разного уровня, около 25 процентов – сотрудники правоохранительных органов, 12 процентов – работники кредитно-финансовой системы, 9 процентов – служащие контрольных органов, 3-4 процента – сотрудники таможенной системы, чуть менее процента – депутаты.
Весьма интересны и данные социологического исследования, проведенного специалистами агентства специальных исследований «Праксис» в Чувашии по заданию Министерства юстиции республики. Из его данных следует, что в 35 случаях из 100 чиновники занимают активную позицию в коррупционных сделках, в 15 случаях граждане сами проявляют инициативу, а в 25 случаях наблюдается обоюдная заинтересованность в сделке. Таким образом, почти в половине случаев можно наблюдать активное коррупционное поведение чиновника.
Немаловажным фактором является и то, что взяткодателями вольно или невольно становятся большинство представителей бизнеса (82 процента), а около 38 процентов частных лиц таким путем решают свои бытовые проблемы.
Своеобразной характеристикой коррупции является разнообразие купли-продажи в коррупционных сделках. Около 70 процентов принимаемых взяток составляют деньги, 22 процента – иные материальные блага: подарки, ценные бумаги, оплата развлечений, отдыха, лечения, транспортных расходов, зарубежных туристических поездок, выплата гонораров и т.п. Около 8 процентов составляет доля нематериальных благ: различного рода льготы и услуги, связанные, например, с устройством в детские сады, поступлением членов семьи в вузы, их лечением, предоставлением им высокооплачиваемой работы в коммерческих структурах, а также преимуществ в получении кредитов, ссуд, в приобретении ценных бумаг, недвижимого и иного имущества.
Самое же опасное последствие распространения коррупции – не только разложение государственного аппарата, дискредитация власти, противоправное нарушение защищаемых законом интересов государства и отдельных граждан, но и развращение населения, общества в целом, в жизни которого коррупция становится органической, естественной частью. И для преодоления этой опасной тенденции разработан целый ряд мер как на федеральном, так и на региональном уровнях.
– Но ведь в стране функционирует целая система специальных, созданных для борьбы с коррупцией органов: подразделения по борьбе с экономическими преступлениями МВД, ФСБ, прокуратуры, есть и внутренние службы собственной безопасности ведомств. Их недостаточно?
– Вы затронули очень важную и серьезную тему. Первое, что хотелось бы уточнить, – я не говорил о тотальной коррумпированности как среди представителей силовых структур, так и среди чиновников государственных органов. Это было бы неправильно, это было бы кощунственно в их отношении. У нас достаточно много преданных своему делу, нравственно устойчивых, честных работников. Они добросовестно исполняют свой служебный долг. Мы то и дело по сводкам МВД, телевидению узнаем о возбужденных уголовных делах в отношении достаточно «серьезных» людей. Тем не менее реальное состояние борьбы с коррупцией и другими служебно-экономическими преступлениями показывает недостаточность принимаемых мер. Оно и понятно, нельзя решить все вопросы только силовыми методами.
В этой связи не менее актуален постулат о том, что преступление легче и важнее предупредить, чем расследовать, а затем осуществлять правосудие. Известно, что успешное противодействие коррупции осуществляется путем различных по уровню и содержанию политических, законодательных, социально-экономических, просветительских и других мероприятий, на что нацелен Национальный план противодействия коррупции.

Опубликовано: 11 февраля 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.