Писатель в тельняшке

Перу нашего земляка, писателя-очеркиста Владимира Петровича Невельского принадлежит десяток книг о народной жизни и быте, изданных в 1860-е годы в Петербурге, Москве, Казани и Нижнем Новгороде. Скромный литературный дар Невельского снискал ему шумный, но мимолетный успех у современников.
Невельский родился 8 июля 1830 года в с. Беловолжском (ныне в черте г. Козловки). Он происходил из дворянского рода польского происхождения, переселившегося в Россию в конце XVI века. С XVIII века предки писателя являлись помещиками Чувашского края. Добрую память о себе оставил поручик, фискальный чиновник Андрей Иванович Невельский, который в 1754 году встал на защиту чувашских крестьян Козьмодемьянского уезда от поборов воеводы. Подполковник Александр Иванович Невельский в 1797 году купил у помещика П.П. Есипова имение в с. Беловолжском со 146 мужскими душами, которое затем перешло к его брату, капитану I ранга Федору Ивановичу. Дети моряка пошли по стопам отца. Иван имел чин лейтенанта, в 1824 году служил чебоксарским земским исправником. Его брат Петр (будущий отец писателя) закончил Морской кадетский корпус.
В возрасте полугода будущий писатель остался сиротой и был увезен своим дядей И.Ф. Невельским в г. Лодейное Поле Олонецкой губернии. Там он прожил до восьми лет, а затем поступил в Александровский Морской кадетский корпус в Петербурге. По воспоминаниям, Владимир рос большим шалуном, за что его не раз “теребили за виски”. По окончании учебы он был командирован на 6 лет на строительство укреплений Николаевского порта на Амуре. Позднее, делясь с земляками воспоминаниями о поездке, рассказывал о курьезном случае, когда на требование командира корабля прислать 100 или 200 коушей (железных прутьев), из Иркутска прислали ковши. Приятель писателя, этнограф В.К. Магницкий запомнил его рассказ о японцах, которые угощали русских гостей чаем без сахара, чем ставили их “в незавидное положение”. В 1866 году Невельский вышел в отставку в чине капитан-лейтенанта и поселился в Казани.
Писатель был женат дважды. В первый раз женился в Петербурге на девушке из купеческой семьи, которая, по рассказам, умерла на Амуре (по другой версии, он избавился от жены, продав ее кому-то). После возвращения на родину вдовец посватался к дочери священника с. Беловолжского М.Е. Зайкова. Писатель сообщил будущему тестю о видах на получение после свадьбы места вице-губернатора, чем снискал его доверие и получил в долг 300 руб. После этого в доме Зайковых авантюрист не появился. Местные крестьяне запомнили его красивым мужчиной в изящном костюме, который щедро одарял ямщиков рублями и трешками на водку. Второй раз Невельский женился на дворянке Софье Дунаевой – дочери профессора химии Казанского университета И.И. Дунаева, которому принадлежало небольшое поместье в д. Другой Сундырь Цивильского уезда (ныне в составе д. Александровка Комсомольского района). Известно, что с 1866 года до конца жизни она проработала классной дамой в Мариинской женской гимназии в Казани. Но и этот брак не сложился: супруги постоянно жили врозь.
К моменту переезда в Казань Невельский слыл популярным чтецом литературных вечеров Москвы и Петербурга. Изредка он навещал в Беловолжском брата Ивана Петровича, служившего канцеляристом в Чебоксарском уездном суде. В эти приезды он сблизился с В.К. Магницким, который снимал квартиру у бывшего приказчика Невельских О.М. Крашенинникова. Известно, что до публикации своего бестселлера “Казанские захолустья и трущобы” (Казань, 1866) Невельский около месяца гостил у брата, где читал рукопись книги знакомым. Его книги написаны народным языком, изображают жизнь и характеры простых людей. Отдельных героев писатель наделил автобиографическими чертами вплоть до места рождения. Малая родина служила для него источником вдохновения.
Невельский слыл оригиналом, мастером розыгрышей и шуток. Однажды он распустил слух о приезде в Казань поэта Н.А. Некрасова, который якобы остановился в его гостиничном номере. Когда у гостиницы собралась толпа зевак, Невельский объявил, что знаменитость спит. Его расчет оправдался: особо нетерпеливые принялись наперебой угощать мистификатора, рассчитывая на то, что в благодарность он познакомит их с поэтом.
В последние годы жизни Невельский прозябал в бедности и опустился: носил единственный костюм, занимал по мелочи в долг без отдачи, напрашивался к знакомым на ночлег, после чего приходилось выводить вшей. Он развлекал беловолжских крестьян рассказами о народной жизни и немудреными фокусами, напрашиваясь в гости на хлеб-соль. В расчете на дармовое угощение Невельский навещал и В.К. Магницкого. Последняя встреча этнографа с писателем состоялась в Казани на толкучем рынке. Несмотря на лето, Невельский был одет в старое нанковое пальто и брюки и обрезки от сапог на босую ногу, на голове красовалась черная валяная шляпа. Он стоял за столом с разложенными книгами и предложил приятелю купить хоть что-нибудь, откровенно сознавшись, что хочет выпить, а продать ничего не удалось.
Умер Невельский 29 июля 1872 года в Казани и был похоронен на Куртинском кладбище. Последним представителем рода Невельских был его брат Иван Петрович, который по частям распродал остатки родового имения. Сегодня память о писателе сохраняют только его книги, давно ставшие библиографической редкостью.

Ю. ГУСАРОВ.

Опубликовано: 30 января 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.