Вместе навеки

__DSCN3292ОБЩАЕМСЯ, ДРУЖИМ, ДАЖЕ ЛЮБИМ И ЖЕНИМСЯ
Населенных пунктов, где живут только марийцы, у нас в республике нет. Но в приграничных с Марий Эл деревнях представители соседней республики далеко не редкость. Село Малое Карачкино Ядринского района – одно из таких. «Общаемся, дружим, порой даже любим и женимся», – сказали в администрации сельского поселения, стараясь сосчитать «интернациональные» семьи. Вспоминая о том, кто в той или иной семье марийка – сноха, мать или бабушка, запутались в цифрах и твердо резюмировали: «Если покопаться, наверное, почти во всех наших семьях есть марийская кровь, живем рядом испокон веку. По материалам исследований и могильникам село наше возникло примерно в XV веке (1450–1470 годы). Вот с тех пор и вместе. Вон через п.смен олёх. (луг) горномарийские села: Емелево (туда ходили в церковь, она у них и в советские времена не была закрыта), Еласы (там еженедельно собирался базар), Юнга–Кушерга (к ним в гости всегда 12 июля ездили на престольный праздник). А школы, Емелевская и наша, уже 56 лет ежегодно 19 мая проводят костер дружбы, в советское время в нем принимало участие и взрослое население. В общем, все у нас переплетено, все родное: национальные костюмы схожи, слова созвучны…» Кстати, насчет слов. Язык у малокарачкинцев свой, особый, непохожий на другие чувашские говоры. Рассказывают, что сами жители села долгое время считали, что их язык – этакий бытовой, марийско–чувашский. И лишь недавно ученые–лингвисты из Москвы, которые три года изучали местный говор, рассказали, что малокарачкинский сохранил очень древние черты чувашского языка, которые больше нигде не встречаются. «Так что мы носители древнего чувашского», – не скрывают гордости сельчане.
Факт интересный и достойный похвалы: почти все малокарачкинские марийцы знают чувашский язык. 
Незыблемой дружбе и добрососедству, уверены в Малом Карачкино, в немалой степени способствует любовь. «У любви нет национальности», – говорят здесь и называют примеры, когда марийка вышла замуж за чуваша или мариец взял в жены чувашку. Но особенно много межнациональных браков было заключено в 70–е годы прошлого века. Тогда в открывшийся в селе филиал фабрики «Работница» приехали работать немало девушек мариек. Рассказывают, что они сразу вызвали интерес у местных парней, которые толпой собирались у здания фабрики к концу смены… И вскоре в Малом Карачкино стали играть свадьбы, одну за другой.
Семья Зиньковых, Петра Никоновича и Зинаиды Григорьевны, тоже создалась в то время. В ноябре этого года их совместной жизни будет 40 лет. Супруги – одни из уважаемых в селе. Зинаида Григорьевна, когда в 1996 году закрылась фабрика, устроилась санитаркой на ветеринарный участок и проработала там до выхода на пенсию. Своей отзывчивостью и доброжелательностью снискала любовь сельчан. Петр Никонович, еще трудясь механиком на фабрике, заочно окончил физкультурный институт и до сих пор работает тренером по настольному теннису в местной школе. Две дочери замужем за иностранцами, французом и ливанцем, живут одна в Европе, другая в Африке. «То, что с детства вращались в разноязыковой среде (приходилось общаться и на чувашском, и на марийском, и на русском), видимо, повлияло на способность наших детей к языкам: иностранные им легко даются», – говорит Зинаида Григорьевна. Правда, и сама уроженка марийской деревни Юнга–Кушерга незнакомый чувашский выучила довольно–таки быстро. «Когда устроилась на фабрику швеей–мотористкой, не знала ни одного слова по–чувашски. С местными в первое время мы, приезжие, общались на русском. Пообвыкши, стали ходить в хор, открывать рот, глядя на листок с написанным чувашским текстом, было стыдно и даже неинтересно, стали расспрашивать значения слов…»
А еще коллектив часто выезжал в Чебоксары, в Чувашский драмтеатр. Там тоже девушкам требовался переводчик (наушников–«переводчиков» тогда не было). Так постепенно возник интерес к языку. А уж когда замуж вышла за чуваша, язык стал потребностью.
Вспоминая первые годы семейной жизни, собеседница улыбается: «Оттачивала свой чувашский на годовалой племяннице, а потом уж выходила к людям…» Сегодня речь Зинаиды Григорьевны ничем не отличается от других малокарачкинцев. Недаром, знакомя нас с ней, в администрации сельского поселения подчеркнули: «Она у нас настоящая чувашка, впрочем, как и все наши марийцы». Факт интересный и достойный похвалы: почти все малокарачкинские марийцы знают чувашский язык. Иногда даже сомнение берет – чуваш с тобой разговаривает или мариец. А последние в полной своей правоте отвечают: «А как по–другому, ведь здесь все на чувашском говорят…»

Опубликовано: 21 августа 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.