Открылись с честью

Открывшийся в среду, 10 декабря, XVIII Международный оперный фестиваль им. М.Д. Михайлова начался с премьеры на чебоксарской сцене оперы Пьетро Москаньи «Сельская честь». Постановка сработала если и не на все сто, то явно показала, что в театре оперы и балета в очередной раз озаботились качеством творческого продукта пуще всякого другого эффекта.
Праздник скромно открыли министр культуры республики Р. Лизакова и директор театра М. Шиманский. Глава Минкультуры зачитала приветствие министра культуры России А. Авдеева, который выразил уверенность, что оперный фестиваль принесет участникам и зрителям истинное наслаждение от соприкосновения с великой музыкой. И ведь попал в точку. Первый же вечер и принес.
История любви, ревности и предательства, рассказанная под музыку «автора одного произведения», зачаровала зал, который в этом случае просто не мог оторваться от наших солистов и оркестра, прозвучавших буквально на одном дыхании. Конечно, Масканьи им в помощь, но, судя по столь гармоничному результату, и режиссеру Э. Фейгиновой, и дирижеру-постановщику О. Нестеровой удалось увлечь исполнителей этой учащающей пульс сицилийской историей.
Опера Масканьи и сама по себе репертуарный хит. Сюжет, в основе которого реальная жизненная ситуация, обошел уже сотни подмостков. Завораживающая музыка на основе народных итальянских мелодий. Прибавьте сюда характеры сицилийцев. Поэтому это весьма нешуточные эмоции. Одним словом, испортить такую оперу трудно. Зато есть много возможностей интересно прописать детали. Во-первых, итальянских селян в опере мы застаем в день пасхальных гуляний. Во-вторых, здесь царят необычные для нас традиции типа кусания соперника за ухо или своеобразного сельского рыцарства невовлечения женщин в «мужские» разговоры.
Автор чебоксарской версии «Сельской чести» Э. Фейгинова воспользовалась всеми этими возможностями весьма деликатно. Попробовала именно это — прописать детали. Активная режиссура коснулась хора, каждый из участников которого заимел индивидуальный характер, а также любовных объяснений и ревнивых разоблачений, которые с чисто женской тщательностью в опере сделаны лучше всего. Одно срывание с шеи соперницы жемчужного ожерелья чего стоит! В отличие от интеллектуалки Л. Налетовой, которая два года назад ставила в нашем театре «Бал-маскарад» и была очень сильна в общем стилистическом решении, Фейгинова поставила на затрагивание душевных зрительских струн. Судя по тому, что катарсис не заставил себя ждать и зритель таки вытирал слезы уже на середине первого действия, расчет оказался верен.
Сюжет, в котором деревенского парня не дождалась из армии девушка, и он приударяет за другой, мог бы сегодня уместиться в несколько строк из провинциальной криминальной хроники. Изменница начинает ревновать и снова бросается деревенскому плейбою на грудь. Тогда та, которую бросили, тоже из ревности, рассказывает обо всем мужу легкомысленной молодухи. Заканчивается все трагически. Э. Фейгинова, объясняя журналистам свой замысел реализации этого сюжета, поминала очень высокие задачи: показать предательства, закрывающие дорогу к внутренней гармонии, и поступки, отдаляющие нас от истины и Бога. Мини-опрос в антракте показал, что зритель не разглядел эту сногсшибательную высоту, увлеченно следя за коллизиями, словно в сериале. Но наши певцы практически всех приятно поразили.
Д. Семкин начинает свою партию Туридду, того самого деревенского красавца, вернувшегося из армии, так называемой сицилиадой. Исполнение на итальянском языке Семкину очень идет, он просто преображается. Не зря он говорил журналистам, что итальянский текст сам по себе песня. К тому же режиссер развязала ему руки в сильных выражениях любовной страсти, и он здесь даст фору многим драматическим актерам. Замечательна О. Вильдяева в роли ревнивицы Сантуцци. Ей немного не хватает внешней агрессии, но ее «некричащий», мягкий и гибкий голос способен выразить все нюансы боли и отчаянья ее героини. М. Финогентова в партии легкомысленной и наступательной Лолы, как сейчас говорят, истинная секси. Ее не портит даже пионерский наряд «белая блузочка-красная юбочка». А Е. Морозова в образе матери Туридду лишний раз доказывает, что возрастные роли в энергичной современной интерпретации не требуют нафталинного грима. Из этой сплоченной сицилийской команды несколько выпадает обманутый и мстительный Альфио в исполнении С. Алексеева. Однако певец еще до премьеры предупредил журналистов, что ему не по душе вся эта современная кутерьма вокруг гениальной «Сельской чести». Что, собственно, он и продемонстрировал.
Впрочем, не так восторженно воспринимались залом и другие нюансы. Выходящий перед каждым действием рассказчик, заботливо предусмотренный режиссером, чтобы публика, не дай бог, не заплутала в итальянском тексте, смотрелся несколько пародийно. Читать с выражением краткое содержание оперы — все равно что декламировать инструкцию по использованию пылесоса. Немногие оценили подробности сугубо католических ритуалов. Печально смотрелся и костюмный сэконд-хэнд разыгравшегося хора.
Как сказал художник спектакля В. Федоров, учившийся у непревзойденного Левенталя, мастер часто говорил своим ученикам, что зритель начинает рассматривать детали, если отвлекается от происходящего на сцене. А на этой премьере в первый день фестиваля от действия не отвлекался никто. Ну разве что потом припомнили кое-что в буфете, за чашкой чая.

Опубликовано: 13 декабря 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.