Станислав КОНДРАТЬЕВ: Мои ученики – это моя жизнь

Сегодня в театре Института культуры и искусств состоится большой концерт. На нем выступят ученики заслуженного работника культуры РФ и ЧР, профессора Станислава Кондратьева, среди которых немало известных оперных певцов и звезд чувашской эстрады. Этот концерт – своеобразный отчет о его сорокалетней музыкально-педагогической деятельности. Накануне этого события мы встретились с певцом и педагогом. 
– Станислав Алексеевич, ваш дебют как оперного певца состоялся более сорока лет назад.
– Все верно. После Чебоксарского музыкального училища я поступил в Казанскую консерваторию, по окончании которой начал выступать на сцене Чувашского театра оперы и балета. За время работы в театре исполнил почти все главные роли в операх: пел партии Палля в опере «Шывармань», Герцога в «Риголетто» и Альфреда в «Травиате», в опереттах «Летучая мышь», «Сильва», «Вольный ветер» – всего даже не перечислишь. Меня тогда в шутку стали называть чувашским Лемешевым.
– Почему в шутку? Известный музыковед Виктор Илюхин писал о «приятной внешности в сочетании с лирическим тенором красивого мягкого и светлого тембра, льющегося свободно и легко…». Самое интересное, в свое время именно так, почти дословно, писали и о Сергее Лемешеве. Поэтому остается только жалеть, что вы в самом расцвете творческих сил покинули сцену.
– В то время как раз открылась аспирантура на кафедре вокального пения Казанской консерватории, и я поступил туда, став первым аспирантом. Окончив ее, вернулся в альма-матер – Чебоксарское музыкальное училище. Почти 30 лет я заведовал вокальным отделением, подготовив за это время более ста классных специалистов. Затем мне предложили должность профессора кафедры сольного пения в Чувашском государственном институте культуры и искусств. Кроме этого, я преподаю в Чувашском госуниверситете, где вот уже седьмой год заведую секцией вокала на факультете искусств.
– То есть вы славу оперного певца променяли на удел преподавателя музыки?
– Во-первых, я за славой никогда не гонялся, хотя – честно признаюсь – приятно, когда тебе кричат: «Браво!» и «Бис!» Во-вторых, я сознательно распрощался со сценой, хотя и не совсем окончательно, чтобы полностью посвятить себя музыкальной педагогической деятельности. И мне ни разу не приходилось жалеть об этом. Я испытываю не меньшую радость, когда мои ученики достигают вершин исполнительского мастерства и получают заслуженное признание у зрителей и слушателей. Среди тех, кого я учил, десятки народных, заслуженных артистов и работников культуры ЧР, лауреатов и дипломантов различных российских и международных конкурсов. В их числе Лидия Толстова, Вячеслав Христофоров, Агриппина Иванова, Галина Пуклакова, Тамара Локтева, Михаил Семенов, Стас Владимиров, молодые солисты театра оперы и балета Константин Москалев, Евгения Морозова, Николай Иванов и многие другие.
– На стене вашего кабинета на самом видном месте висит красочный портрет оперного певца в образе Отелло. Видимо, не случайно?
– На этом портрете изображен мой любимый ученик Андрей Ланцов. В свое время, уже будучи семейным человеком, он подал документы на дирижерско-хоровое отделение музыкального училища, хотя я уговаривал его поступить на вокальное. Потом он все же согласился с моими доводами и начал учиться у меня. Затем Андрей успешно окончил Казанскую консерваторию. Начал петь в ведущих театрах Европы. С большим успехом прошел его дебют и в Итальянском оперном театре «Ла Скала», на сцене которого Андрей выступил в главной роли в опере Верди «Отелло». В России такими успехами могут похвастаться от силы два-три солиста. Схожа творческая судьба и Лидии Толстовой, одной из самых моих одаренных учениц. Она – лауреат Первого республиканского конкурса имени Лукина и Международного конкурса во Франции, где в городе Рием завоевала Гран-при. Ее гастроли по Чехии, Франции, Германии тоже прошли с большим успехом. В настоящее время Лидия гастролирует в Канаде. Радует меня своими успехами на сцене и солист Горьковского оперного театра, трижды лауреат международных конкурсов Михаил Наумов. Хотя некоторые мои ученики, как, например, Андрей Ланцов и Лидия Толстова, давно уже живут за границей, они со мной не прерывают связи: постоянно звонят, рассказывают о своих творческих делах, делятся планами на будущее. Кстати, я вам хочу рассказать такой случай. Как-то раз в Министерстве культуры меня попросили написать автобиографию. Я и написал. Когда в министерстве начали читать ее, ахнули. «Это разве автобиография? – начали выговаривать мне. – Из семи страниц вы о себе написали всего две, а остальные посвятили своим ученикам». Тогда я им ответил так: «Мои ученики – это и есть моя жизнь. Их судьба – моя судьба».
– Вы являетесь автором многочисленных пособий и учебников, выпустили пять томов «Хрестоматии по пению», вот-вот увидит свет шестой том. Меня удивило название одного вашего исследования, которое называется «О дыхании». Это так важно для становления артиста?
– Весь вопрос в том, какого артиста. Да, для того, чтобы выступить, скажем, в «Телеюра», достаточно знать, как иногда шутят, всего три ноты. Но чтобы спеть на сцене ведущих театров, таких как Ла Скала, Большой, Венский, мало иметь просто талант, надо в совершенстве владеть техникой вокального пения. Не случайно многие певцы, обладающие великолепным голосом, как, например, тот же Муслим Магомаев, проходили стажировку именно в театре «Ла Скала».
– Вам не обидно, когда некоторые ваши ученики, которые афишируют себя не иначе как звезды чувашской эстрады, свой талант разменивают на выступления в различных шоу, сомнительных с точки зрения музыкальной ценности?
– Вы знаете, к этому я отношусь философски. У каждого времени – свои требования, свои кумиры. В ХIХ веке даже Пятницкого обвиняли в том, что он привнес в русское пение элементы цыганщины. Каждый жанр – и опера, и эстрада – имеет право на существование. Даже такие известные оперные певцы, как Хосе Каррерас, Плачидо Доминго, Лучано Паваротти, с удовольствием исполняют шлягеры. В том, что некоторые мои ученики стали эстрадными певцами, я никакой трагедии не вижу. Но во всем нужна мера. Меня, как и многих моих коллег, не может не волновать засилье однообразных и примитивных музыкальных произведений в теле- и радиоэфире. На Западе ситуация несколько иная. Там публика с удовольствием посещает театры, постановки опер, как правило, проходят с аншлагом.
– Но музыка не знает границ, и она вечна.
– Да, это так. И я рад, что всю свою жизнь посвятил служению именно великому искусству, а не разменивал в погоне за сиюминутной славой на мелочи.
Беседу вел А. МИХАЙЛОВ.

Опубликовано: 21 ноября 2008
Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. Слава, здравствуй!
    Это твой молодой сосед по дому, что на Декабристов в Казани. Очень хочу тебя увидеть. Дай твой телефон. Мой — 8 9050253464, 843 5646590. Груздев Вячеслав.
    Славочка, нам есть что вспомнить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.