Экономический ответ демографии

В нашей стране насчитывается порядка 13 тыс. полностью обезлюдевших населенных пунктов. В одной только Тверской области – 1300. А в Чувашии – всего лишь 13 опустевших сел и деревень. Но можно ли считать демографический баланс между городом и деревней в нашей республике если уж не оптимальным, то хотя бы терпимым для экономики?

Зигзаги статистики

Еще в 1979 году на селе в республике проживало 707,3 тыс. человек, тогда как в городах – лишь 591,4 тыс. (данные Чувашстата). Демографический дисбаланс наметился в середине 80-х годов, а с приходом новой экономики стал обостряться. Хотя и тут наблюдались свои парадоксы. В 1995–1998 годах, например, на селе наблюдался буквально бурный миграционный прирост, то есть превышение прибывших над убывшими. В 1995-м сельское население увеличилось на 548 человек, в 1997-м – уже почти на 2000, тогда как городское сокращалось. Это было связано отчасти с общим миграционным приростом в республике, когда многие иногородние стали возвращаться на свою историческую родину. Но была и другая, более прозаическая, причина – на селе было проще выжить во времена тотальной задержки зарплаты в городе.
Однако после дефолта 1998 года сельчане снова потянулись в город – выходит, теперь уже там было легче пережить финансовый крах. Начиная с 2000 года опять пошел отток сельского населения, который через три года приостановился, а в 2004-м вышел даже с плюсом в 77 человек. Спустя год – снова отток, зато в 2007-м наблюдалась прибавка в 370 человек, тогда как в городах 235 человек убыло.
Словом, картина неоднозначная и вроде бы хаотичная, без намека на какие-то тенденции. По данным Чувашстата, на конец прошлого года в городах проживало 61,3 процента населения республики, в сельской местности – 38,7. Но уже в 2009 году, по прогнозам статистиков, данное соотношение может составить соответственно 57,6 и 42,4 процента. В последующие годы оно снова будет меняться не в пользу села, но до нынешнего уровня якобы опустится лишь к 2026 году. Так что тревожиться за будущее села вроде бы не стоит. Но это если сбудутся прогнозы статистики, которая, конечно, знает все, но все же не оракул. Трудно поверить, что всего лишь за год сельское население прибавится аж на 4 процента. За счет чего, интересно?
Однако хорошо бы «затвердиться» хотя бы на нынешнем соотношении городского и сельского населения, которое в целом для сельской экономики всей республики пока не представляет серьезной опасности. Но лишь в целом, если же проехаться по некоторым районам, то такая опасность предстает во весь свой рост.
Есть ли будущее у того или иного села, деревни, можно определить легко – достаточно пересчитать местные новостройки, прежде всего жилые. В центральных и особенно в южных районах во многих селах они плодятся день ото дня. А вот по селам вдоль речки Меня Порецкого района – Бахмутово, Анастасово, Октябрьское – без уныния не проедешь. Здесь не увидишь почти ни одного нового дома, доживают свой век дома полувековой давности. А на скамейках возле них – в основном старики и старушки. Стоит ли этому удивляться, если за последние 12 лет население района сократилось на 4 с лишним тысячи человек. И это, видимо, не предел, может статься, лет через пять экономически активного населения в сельском хозяйстве района совсем не останется. Нынешние трудоспособные мужики, как правило, добывают хлеб насущный в Москве, на Севере.
В Канашском районе ситуация не столь драматичная – с 1995 года население уменьшилось лишь на 1,9 тыс. человек. Однако в придорожных населенных пунктах отток весьма заметный. К примеру, в Шихазанском сельском поселении, по данным местной администрации, за последние 12 лет стало на 2000 жителей меньше. Уезжают в Канаш, Чебоксары. Как говорит глава администрации А. Егоров, в последнее время уезжающие частенько наведываются за справками для оформления ипотечного кредита в городе.
Впрочем, не везде наблюдается только исход сельчан – бывает, и возвращаются в родные пенаты. Село Миренки – самая что ни на есть глубинка Алатырского района. В позапрошлом году отсюда перебрались в города с десяток человек. А год спустя аж из Магнитогорска переехали две семьи из 9 человек.

И за того парня

Почему же все-таки пусть не в массовом порядке, но все же уезжают из села, где нынешние условия жизни и рядом не поставишь с прежними? Повсеместно решена проблема из проблем – газификация, уходят в прошлое непролазные проселки, в дома приходят вода и даже ватерклозеты… Может, потому, что запоздали со всеми этими благами цивилизации, их бы лет двадцать назад получить? Или из-за низких заработков на сельхозпредприятиях? Безусловно, это одна из главных причин, но, думается, все же только для не очень трудолюбивых и склонных к праздности сельчан.
Вот уже более трех лет действует аграрный нацпроект. За это время на личных подворьях сельчан с помощью льготных кредитов возведено десятки тысяч квадратных метров животноводческих построек, закуплено и выращено несметное количество всякой живности. Ну а что происходит непосредственно с теми, кто всем этим занимается, как меняются интерьер не только их жилища, но и их души, светские потребности?
Знаю многих успешных хозяйствующих, в том числе с помощью займов по нацпроекту, сельчан, которые и не помышляют о городе. А зачем, если дома у них площадью в несколько городских квартир со всеми цивилизованными «прибамбасами». Наша газета не раз писала о такой семье Григорьевых из села Норваш-Шигали Батырев­ского района. Да, нет у них времени да и просто тяги к театрам, не говоря уж о ресторанах. Но эстетическое удовольствие они получают от уюта своего большого, ухоженного, с любовью построенного дома, стоящего прямо на краю поля. И таких сельских семей с подобными благами в республике десятки, если не сотни тысяч. А вот тех, кто постоянно жалуется на тяготы сельской жизни, считая, что успех зависит от перемены мест, никакой нацпроект не изменит.
Рабочих рук на селе сейчас действительно не хватает, кое-где – просто катастрофически. Но уже не пустым звоном становится внедрение ресурсосберегающих технологий, когда на ферме достаточно вместо десятка вдвое меньше доярок, а для обработки 2-3 тысяч гектаров пашни – столько же механизаторов. На слуху такие сельхозпред­приятия, как агрофирма «Арабосинская» Урмарского района, ООО «Простор» того же Порецкого района. Здесь на американском тракторе «Джон Дир» трое механизаторов возделывают зерновые и картофель на площади более 2000 гектаров.
По данным Минсельхоза, в республике за девять месяцев этого года закуплено еще 11 таких машин да 10 высокопроизводительных тракторов германского производства. Всего же в АПК на сегодня насчитывается 1050 энергонасыщенных тракторов – почти четверть от всего парка, 3 проц. из них – зарубежного производства. Производительность таких машин вдвое-втрое выше, чем у маломощных отечественных. Более чем на 30 проц. состоит из энергонасыщенных машин и комбайновый парк республики.
Все шире внедряются комбинированные посевные агрегаты с большой шириной захвата от ведущих зарубежных фирм. Однооперационные агрегаты заменяются на многофункциональные. По ресурсосберегающим технологиям в Чувашии на сегодня возделывается 55 проц. картофеля и 30 проц. зерновых культур.
Словом, машины на селе все больше заменяют человека. Но душу сельчанина, деревенское, более цельное восприятие жизни, наверное, до конца все же ничем не заменишь.

Опубликовано: 14 октября 2008
Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. знаю в республике немало людей, которые предпочитают жить в нехилых домах на природе (в ближайших к Чебоксарам сельских районах), а на работу ездить в город. Но есть и другие. Знакомый председатель колхоза (из числа тех самых привилегированнных «пятидесятников»)с семьей живет в Чебоксарах, но почти каждый день мотается в район — к своим зерновым, бобовым и зернобобовым со свиноматками. В страду — пропадает неделями. Жена смирилась с его «командировками». А один шустрый глава сельского поселения каждые выходные мчится к женушке и детям в Чебоксары аж из Алатырского района. Сейчас многие живут на два дома: село-город.Крепостных нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.