Арт-неделя втрое дольше обычной

_y_49f7e433В Чебоксарах проходит Фестиваль искусств «ART WEEK Чебоксары – 2012». Начался он 28 февраля с главной выставки проекта – печатной и трафаретной графики – и продлится до 18 марта. Это открытый проект, организованный художниками, поэтами и печатниками, поэтому творческие программы складываются импровизационно. Среди базовых акций кроме названной еще две выставки (фотографий группы «Дикий пиксел», а также дизайна и плаката), поэтический фестиваль, мастер-классы и заседание за круглым столом на тему «Художник и власть».
Один из организаторов и идейных вдохновителей нового творческого форума художник и издатель Игорь Улангин называет главной идеей «ART WEEK Чебоксары – 2012» идею книги и развитие индустрии городского дизайна. Книга – потому что она способна объединить поэта, художника и печатника, и городской дизайн – потому что город невозможно представить без плаката, граффити, баннеров и даже просто буклетов и листовок. На стыке всех этих направлений предполагают работать «артвиковцы» и в дальнейшем. Главной площадкой они избрали залы Национальной библиотеки и галерею «Серебряный век».
Первая же выставка, собравшая работы как мэтров от графики (Николай Дронников, Праски Витти, Виктор Бритвин), довольно известных и активных художников (упомянутый Игорь Улангин, Алексей Попов, Татьяна Лисицына), так и совсем молодых, в том числе и студентов, впервые входящих в выставочное пространство, получилась впечатляющей по динамике и ощущению жизни. Стильная улица и мир чтения ворвались сюда довольно эффектно и качественно. Даже не скажешь, что все эти ощущения может подарить эстамп, именно так называются линогравюра, ксилография, офорт и литография, собранные здесь. И все они могут как возвращать к истокам древнего рисунка, так и стать мощным средством самовыражения молодых, которым нравится, что эстамп – это уже почти производство, тираж. Ведь оттиск легко повторить. Кстати, открытие новых имен – тоже одна из целей организаторов. Как и демонстрация новых техник и графических возможностей. Например, кто бы и когда еще увидел листочки из блокнота Праски Витти, если бы их не оцифровали и не увеличили для экспонирования в качестве уже не наброска, но принта? И. Улангин тоже терпеливо объяснял, как он изобрел свое ноу-хау, многослойную технику, в которой линогравюра плавно кочует из принта в трафарет и обратно. Здесь же он знакомит со своими иллюстрациями к стихам Введенского, а чебоксарская петербурженка Людмила Афанасьева – к произведениям Гоголя. Графики, кстати, готовясь к фестивалю, обучали молодежь Print Making, печатной гравюре, и авторской росписи. На вернисаже уже красовался результат этих занятий – футболки с эмблемой фестиваля и рисунками участников, фото на чашке, чашки для сублимации.
Выставка графического дизайна и плаката недели – первая в городе подобного жанра. Художники попробовали поработать над брендингом Чебоксар. А за «круглым столом» был поднят вопрос о художественных мастерских, о взгляде властей и общества на эту проблему. Как уже писала «СЧ», художникам сейчас приходится упорно отстаивать свое право на творческое пространство.

Слово участнику
_z_cd26c6e3Игорь УЛАНГИН, художник и издатель
Мы принципиально отказались от наших привычных выставочных площадок, поскольку там сегодня царят инерция, жанровые преграды и вкусовщина, некая неповоротливость в работе с искусством, чутко реагирующим на вызовы времени.
Художнику сегодня надо осваивать повсе­дневное пространство, совершенно недостаточно принести картину в раме и повесить ее в галерее. Необходимо человеческое и техническое взаимодействие, соединение разных направлений, вторжение на иные творческие территории, порой самые неожиданные. Например, мы показываем при помощи оцифровки и распечатки обычные зарисовки, увеличенные до размера полотна. Это кухня художника, которая у вас на глазах становится искусством. Мы хотим показать, что выразить себя можно самыми привычными уже сегодня средствами, для этого не требуется больших денег, требуются фантазия и желание творить. Наша цель в создании ежегодной площадки для такого рода творчества, привлечение внимания к талантливым поэтам, художникам, дизайнерам, в открытии новых имен, поездки с нашими фестивальными открытиями в другие города.

Один Ответ

  1. Инерция это не то слово. Но может это уже жизнь музея такая, перемен нет и они явно не предвидятся. Зловеще звучит только эхом слово в залах «музеефицирован». даже страшнее чем у Селинджера получается, когда он писал в своем романе «Над пропастью во ржи»: «Но самое лучшее в музее было то, что там все оставалось на местах. Ничто не двигалось. Ничто не менялось. Менялся только ты сам.» Видимо где-то должны быть места где все консервируется и куда ты можешь придти в такой особый временной вакуум. жаль что это музей.

Комментарии закрыты.