Время подумать о тираже

Огромная работа по переводу Библии на чувашский язык близится к концу. Директор Объединенной службы Объединенных Библейских обществ Саймон Крисп, координирующий данную работу в Чувашии, называет ее одной из самых интенсивных и интересных за всю свою практику.
Обычно координаторы занимаются сразу несколькими переводами в различных странах. Но выпало так, что в начале этого года г-н Крисп из просто координатора стал директором ОС ОБО, и бремя «бюрократии», по его словам, не дает уже достаточно времени, чтобы заниматься непосредственно переводами. Полгода он ездил по Африке, Азии и Америке по делам своей организации. Потому сидеть днями напролет над собственно текстами гость из Великобритании почитает за редкое удовольствие.
Хотя ни он, ни переводчик Ева Лисина уже не заняты ни собственно переводами, ни даже работой над ошибками. Сегодня в перевод вносятся лишь последние уточнения. Свой завершающий приезд в Чувашию Саймон Крисп посвящает 77-й, самой последней книге Библии.
– Господин Крисп, макетирование этой Книги книг на чувашском языке уже началось. Процесс, что называется, пошел. Приходится вносить еще какие-то исправления?
– Скорее, это уточнения, нюансы. Например, мы очень долго обсуждали слово «церковь». Потому что для современного читателя церковь – это здание с куполом. Или сам институт церкви. Но в тех книгах, которые мы сейчас проверяем, церковь в основном – это община в одном городе, то есть группа верующих. Ведь то, о чем повествуется в Ветхом Завете, происходило в то время, когда как таковой церкви в нашем понимании не было вообще. Причем иного слова нет и в русском. И в английском та же проблема. Наша задача – сделать текст как можно более понятным на чувашском языке. А синтаксис здесь весьма сложен. Поэтому иногда два часа можем обсуждать один стих.
– Ученые полагают, что через полвека количество языков сократится наполовину, с такой интенсивностью они исчезают. Считаете ли вы, что переводчикам Библии в этом смысле выпала особая миссия?
– Да, конечно. Библия предполагает, что у нее есть читатель. А это уже зависит от местных условий. В Чувашии нет и сомнения, что читатели будут. Или в Осетии, например. Хотя язык там явно под угрозой. В Абхазии очень маленькое население. Язык постепенно растворяется.
– Существуют переводы Священного Писания на осетинский и абхазский языки?
– Над осетинским переводом работает целая группа. У них, как и у чувашей, на осетинском с конца 19 – начала 20 века существует свой перевод Нового Завета. А над переводом Ветхого Завета работа идет уже около пяти лет.
– Влияние Священного Писания на сохранение языка – это всего лишь красивая легенда?
– Можно сказать и так. Вот существует Евангелие от Луки на ительменском языке, но носителей этого языка уже нет совсем. Можно сказать, что язык сохраняется в письменных памятниках. Но есть и удивительные факты, говорящие, что процесс может стать обратимым. Вот пример из моей страны. Один из кельтских языков, корнуэльский, исчез еще в 18 веке. Но в Великобритании есть люди, которые сейчас очень активно стараются его восстановить. Они уже добились того, что его ввели как факультативный предмет в школах в районе Корнуэл. Некоторые стараются говорить на нем дома. Появилось и два перевода на этот язык Нового Завета. Но самый поразительный пример – это древнееврейский язык, на котором написан Ветхий Завет. Язык исчез еще в средние века. И существовал лишь в письменной форме. В начале 20 века, когда евреи начали заселять Палестину, они захотели восстановить этот язык искусственно. Заставляли говорить на нем детей. И теперь целое государство говорит на этом языке. Так что невозможное порой возможно.
– Библия – это книга, которая имеет самое большое количество переводов?
– Да, это так. А на втором месте, знаете, какая книга? – каталог IKEA. На одном из рекламных щитов я видел такую надпись, что этот каталог «самая переводимая книга в мире». А внизу было приписано – «кроме Библии». А если серьезно, перевод Библии помогает таким языкам, как чувашский. Священное Писание – очень объемный текст, очень богатый, очень сложный. И все большие вопросы, которые пришлось решать переводчику, это огромный ресурс для языка, потому что фиксируется много сложных моментов: грамматических, литературных, стилистических. Для ежедневного пользования языка, они, может быть, не так важны, но необходимы для развития литературной формы языка. Ева Николаевна рассказывала мне о разговоре с братом, Геннадием Айги, который был уверен, что современным поэтам просто необходимо читать Книгу премудростей. Ведь больше нет такой книги на земле, где бы язык требовался полностью, всем корпусом.
Работающие над переводом библеисты и переводчик Ева Лисина в ноябре ждут благословения на перевод от митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы. Сейчас переводчик активно работает и со священниками республики. В частности, тексты переводов внимательно читает протоиерей о. Илья Карлинов. По словам Е. Лисиной, его замечания в работе весьма полезны. У о. Ильи прекрасное чувство языка. К тому же, он очень хорошо знает яковлевский текст. Консультирует работающих над переводом и языковед Геннадий Дегтярев.
Презентация полного перевода Священного Писания на чувашский язык планируется летом будущего года ко Дню республики. Хотя средств на издание пока не найдено. ОБО со своей стороны обещает тираж 2 тысячи экземпляров. Но разве это количество для такой книги? Экономные библеисты не понимают, почему бы сразу не напечатать тираж побольше. Это вышло бы гораздо дешевле, чем возобновление тиража малыми сериями. И об этом лучше подумать заранее.

Опубликовано: 4 сентября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.