Цеховики из сельской глубинки

В Челкасинском сельском поселении Урмарского района общественное сельхозпроизводство приказало долго жить. Многие мужики ездят на заработки в Москву, Казань, на Север, благо железная дорога под боком. Однако немало и тех, кто совсем не занимается отходничеством, но чье финансовое благополучие не хуже, чем у вояжеров за длинным рублем.

Шапки – прочь, спрос на тапочки

Близость к «железке» испокон веков культивирует предпринимательский дух – облегчается как доставка сырья, так и сбыт продукции. Урмарцы умело используют это преимущество. Почитай, еще с начала прошлого века жители Челкасов, что в десяти минутах езды от поселка, освоили скорняжничество – пошив кожевенно-меховых изделий, в основном шапок. Мехом снабжались в Казани. Шили и в советское время – кто по патенту, а больше без оного. Ну а когда наступила свобода предпринимательства, сам бог велел. И желудок тоже – на бывших колхозных землях и фермах заработков не стало.
Впервые автор этих строк побывал в Челкасах пять с половиной лет назад. Тогда местное сельхозпредприятие, взятое на буксир железнодорожниками, еще подавало надежды на возрождение. Пока же люди перебивались пошивом шапок. Но не сбылись чаяния, и крестьянам пришлось совершенствовать свой побочный бизнес. Конъюнктура рынка стремительно меняется, и вот уже челкасинские скорняки взялись за рукавицы и тапочки. А в соседних деревнях с успехом валяют валенки.
Встретиться с ремесленниками оказалось не так-то просто – практически все они работают без предпринимательского свидетельства, по сути подпольно, и засвечиваться никому не хочется. Хорошо хоть глава поселения А. Сергеев с трудом уговорил нескольких предпринимательниц пообщаться с корреспондентом. С условием не называть фамилий и подлинных имен.
Пенсионерка Марья Васильевна из деревни Анаткасы уже лет 30 занимается швейным делом. Семья была большая – пятеро детей, прожить одной колхозной работой не удавалось. К своему дому, где мы ее ждали, она пришла с картофельного участка – в разгаре копка клубней и пока не до подсобного производства. В чистом деревянном жилище – уют и прохлада, на полу много недорогих ковриков и паласов.
Разговорились. Большой нужды у них с мужем в дополнительном приработке к пенсиям вроде бы уже и нет. Дети устроились в жизни неплохо – две дочери и сын живут в Москве, у дочек собственные квартиры. А дом младшего – Олега – поблизости. Он сначала тоже шил, сейчас берет на реализацию продукцию на Урмарской швейной фабрике. Однако родителям все же хочется помочь детям, благо и здоровье позволяет.
За натуральным мехом ездят в Казань, кило отходов – 50-60 рублей. Из них выходит 4-5 пар рукавиц. В Казани же на рынке потом оптом сбывают перекупщикам – уже по 80 рублей за пару. А у тех в рознице – рублей по 100 и более. Работают и с искусственным мехом. Как видно, доход можно получить весьма нехилый. Серьезный крестьянин ведь никогда не будет хвастаться достатком, наоборот прибеднится. «Тысяч 15 в месяц выходит?» – спрашиваю собеседницу. «Не знаю, выходит – не выходит, может быть…» – уклончиво отвечает.
Семейный бизнес Любови Григорьевны из деревни Старое Шептахово – валять валенки. Занятие наследственное – свекровь была горазда на это. Лет девять назад и невестка с мужем приобщились. Есть, конечно, у семьи земля, подворье со скотиной, у хозяйки к тому же еще и постоянная, хотя и не очень денежная работа в Урмарах, но надо детей на ноги ставить. «Дочери вот купили секционку в Чебоксарах, без валенок вряд ли смогли бы», – говорит Любовь. Да и сын подрастает.
Валяльный сезон в семье – с ноября по февраль. Шерсть закупают у односельчан по 80 рублей за килограмм. На пару полуваленок уходит 1,2 кило, полных валенок – более полутора. Продают же полуваленки по полтысячи рублей пара, полные – еще дороже. За день можно свалять две пары. Правда, и работать надо часов по 12, потом еще обжечь изделия в печке.
На территории Челкасинского поселения сейчас проживает порядка 2000 человек. По данным главы поселенческой администрации, не менее половины трудоспособных занимаются скорняжничеством.
Докучают ли налоговики? Да нет, говорят ремесленники. Не оформляют же документы на законное предпринимательство, по словам А. Сергеева, не столько из-за боязни налогов, сколько из-за волокиты с оформлением.

Надомники против фабрики

Швейный бизнес в последние три-четыре года вовсю процветает и в самих Урмарах. Как законный в виде местного ЗАО «Урмарская швейная фабрика», так и подпольный – в виде надом-ников. По одним данным, их насчитывается около сотни, по другим – намного больше. По сути это целая подпольная фабрика. Предпринимательское свидетельство имеют лишь несколько швей.
У урмарских частников нет таких ремесленных традиций, как у челкасинских, они шьют женские халаты и прочую легкую одежду. Начинали все в основном с одной швейной машины и бессонных ночей, чтобы заработать на хлеб насущный. Сейчас у многих до десятка машин и столько же наемных швей. И соответственно неплохие доходы от реализации изделий на рынках Чебоксар, Канаша, Казани. Никаких тебе налогов, социальных отчислений, больничных и отпускных работникам.
Урмарской городской администрации, по словам зам. главы Л. Голубевой, об этом, безусловно, известно. Только как привести подпольщиков в цивилизованное русло, не знают. Не раз пытались наведаться к некоторым из них, но те Конституцию в части неприкосновенности частного жилища хорошо знают и посылают подальше. А на вопрос, что это у вас за халаты, отвечают, мол, себе, родственникам да соседям пошили.
– Мы, собственно, беспокоимся не за хозяев, а за работников, – говорит Людмила Николаевна. – Сейчас им хорошо получать наличными каждую неделю, и мало кто думает о черном дне, не говоря уж о пенсионных накоплениях. Они и субсидии на приобретение жилья по разным программам не могут получить.
Своя головная боль от подпольщиков и у фабрики. По номенклатуре они, правда, не конкуренты – фабрика шьет спецодежду по оптовым заказам. Зато надомники переманивают швей. Средняя зарплата на предприятии порядка 7 тысяч рублей, у подпольщиков – побольше, к тому же она еженедельная, а иногда и чаще.
– Мы хоть сейчас готовы открыть вторую смену на сто с лишним человек – негде взять людей, – говорит зам. генерального директора Л.Петрова. – Могут сказать – конкуренция… Да, только вряд ли добросовестная, если учесть наши и их затраты.
Известно о цеховиках и главе районной администрации В. Кириллову. В телефонном разговоре с корреспондентом Вячеслав Николаевич сказал, что каждое утро по пути на работу наблюдает, как цеховики выгружают баулы с материалом из поезда. «Работа тоже нелегкая у них», – заметил глава.
Кто бы спорил. Можно, конечно, войти в положение людей и даже похвалить за то, что сами стараются выжить. Только ведь на дворе не дикие 90-е годы, когда, возможно, и закрывали глаза на подобную вольницу. Вряд ли местная казна лопается от доходов, и налоги с подпольщиков были бы наверняка не лишние.
Ну а что сами налоговые органы? В межрайонной инспекции № 7 Федеральной налоговой службы по Чувашской Республике, курирующей Урмарский район, нам сказали, что об урмарских швейниках они ничего не знают. Между тем швейный бизнес, по всей видимости, будет процветать. Насчет подъема сельхозпредприятия в Челкасах перспективы весьма туманные: вроде бы обещал прийти какой-то заезжий инвестор, но это пока разговоры.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.