Наций много, а народ один

_d0b1d0bed0b9d0bad0beНельзя не согласиться с В. Путиным в том, что в России межнациональные проблемы имеют свои особенности в сравнении с западноевропейскими странами, испытывающими кризис мультикультурализма, что российский опыт государственного развития достаточно уникален. Действительно, у нас другой характер межэтнических отношений, другой опыт совместного творения истории на протяжении столетий.
Отмечу мысль В. Путина о том, что «мы многонациональное общество, но мы единый народ. Это делает нашу страну сложной и многомерной». В свое время русский философ И. Ильин, которого по другому поводу цитирует в своей статье В. Путин, писал о «многонародной нации», что, в общем­то, таким же образом отражает представления о гражданском единстве жителей страны. На мой взгляд, когда речь идет о едином народе (нации) России, следует иметь в виду не только одно формально­юридическое измерение россиян как обладателей одинаковых паспортов, и даже в большей степени не это. Единая общероссийская гражданская идентичность – это наши чувства, наши представления, наши оценки как жителей единой страны. При этом автор статьи подчеркивает, что общегражданская идентичность совсем не противостоит этническому разнообразию, что мы сложное и многомерное общество. Но это справедливый теоретический постулат, а в жизни довольно часто в ответ на слова о гражданской нации можно услышать опасения, что это­де означает стремление Центра подвергнуть российские этносы какой­то нивелировке, и речь идет о создании нового варианта «советского народа», и т.п.
Полагаю, что понятие «советский народ» содержало много ценного. Оно определялось в первую очередь общей историей, уходившей в прошлое на столетия, заметным пересечением культур, совместным трудом и т.д. Другое дело, что оно было перенасыщено идеологией, стремлением быть в обязательном порядке «впереди планеты всей». По­моему, у нормального человека и этническая принадлежность, и общегражданское чувство единства вполне могут уживаться друг с другом без противоречий и конфликтов.
Если же речь вести о национальной политике, ее реализации в конкретных регионах, то применительно к Чувашии отмечу следующее. У нас существуют национально­культурные объединения, большинство из которых много делают по сохранению языков, культур, действуют в интересах «своих» народов и т.д. Посильную лепту вносит и государство. Координирует деятельность объединений Минкультуры Чувашии, прилагая усилия по сохранению гармоничных межэтнических отношений в республике.
Другое дело, что финансовые ресурсы министерства незначительны, многие полезные мероприятия не удается реализовать в полной мере. Это все так. Но в планах реализации государственной национальной политики, на мой взгляд, следует больше внимания уделять укреплению именно общегражданской идентичности, нашей «российскости», не противопоставляя ее этничности, вероисповеданию и не понимая под ней русификацию.
На мой взгляд, в статье В. Путина подобное противопоставление просматривается. Он пишет, что «любой человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности. Но он должен, прежде всего, быть гражданином России и гордиться этим». В этой связи позволю себе напомнить материалы встречи Д. Медведева со студентами и представителями молодежных организаций, проходившей в МГУ 20 октября 2011 г. Отвечая как раз на вопрос об общегражданской идентичности, Президент страны сказал: «Каждый гражданин любого государства должен, прежде всего, ощущать себя частью большой страны, и уже во вторую очередь он должен ощущать себя представителем того или иного этноса. Потому что, если это иначе, государство разваливается на части, если вперед выдвигаются какие­то другие соображения».
На мой взгляд, авторы приведенных конструкций слишком категоричны. Вопрос о том, кем себя в первую очередь человек чувствует, гражданином страны или представителем определенного этноса, некоторым образом некорректен по следующей причине. Российское гражданство – это формально­юридическая категория, которая закреплена законодательно. При этом гражданство у абсолютного большинства населения России только одно. Этнический выбор – это дело каждого отдельного человека, тем более что никаких отметок в документах об этом теперь нет. Эти понятия могут и должны в нормальном государстве мирно сосуществовать, поэтому более правильна ситуация, когда граждане ощущают себя и частью страны, и представителем какого­либо этноса без определения первого или другого места.
При этом возможны варианты, когда на первый план выходит гражданство. Со сменой ситуации это место может занимать этничность, в третьем случае – региональная идентичность (житель определенной области, республики, города, села) и др. Другое дело, что интересы отдельных этнических или региональных групп не могут быть важнее интересов государства, в этом смысле и спорить не о чем.
Укрепление общегражданской идентичности важно и с точки зрения интеграции в наше общество мигрантов, в первую очередь граждан России, представляющих северокавказские республики. На практике нередким становится преобладание негативных стереотипов в их отношении. К сожалению, нередки случаи, когда нормы поведения, возможно, привычные на родине некоторых мигрантов, переносятся в районы переселения без учета культурных традиций местных жителей. В этом случае негативные стереотипы только подкрепляются и распространяются. Но ведь большинство приезжающих хотят нормально работать, жить среди новых соседей без скандалов и конфликтов. Поэтому важно формировать у старожильческого населения положительные установки о представителях трудовых мигрантов, уроженцах Кавказа. С этой точки зрения, например, можно публиковать в прессе статьи, создавать передачи на радио, телевидении, сайтах Интернета о пользе их труда в целом, отдельных представителях различных этносов, о культуре, традициях народов и пр.
Городским администрациям, прежде всего нашей столицы, наверное, следует подумать о размещении баннеров, которые своим содержанием формируют положительное восприятие различных народов, их совместную работу, учебу. Например, фотографии детей, студентов разных национальностей на фоне Чебоксар, другого населенного пункта с надписями «Это наш город» или «Мы любим Чебоксары (Канаш, Алатырь)» и т.п.
Большое значение В. Путин справедливо придал образованию, воспитанию молодежи. Возможно, с этой точки зрения использовать следующее:
– в учебниках для младших классов размещать материалы, отражающие полиэтничность населения. Например, в букварях (честно говоря, не знаю, так ли они сейчас называются) изображать представителей разных народов, элементы их материальной культуры, в книгах для чтения – рассказы, сказки разных народов и др.;
– проводить конкурсы для детей (рисунков, сочинений и пр.) на тему дружбы между представителями разных народов;
– в каждой смене в летних лагерях труда и отдыха организовывать отряды школьников, представляющих различные этнические группы (чуваши, русские, татары, мордва, марийцы, армяне, азербайджанцы, немцы и др.). В это время знакомить всех с историей и культурой каждого народа путем проведения тематических вечеров, встреч с историками, этнологами, активистами национально­культурных объединений, артистами и пр.
Перечень таких мероприятий может быть большим и интересным.
И еще об одном. В статье В. Путин упоминает «этническую преступность». В принципе понятно, о чем идет речь, но не все так просто. Если мы употребляем это понятие, то оно относится ко всем этносам страны? Например, группа молодых людей из нашей республики, чуваши по этнической принадлежности, в Москве или в Уренгое, или в Чебоксарах образовали преступную группу и за конкретные противоправные действия были задержаны и осуждены. Можно ли в таком случае говорить об этнической преступности? Понимать ли под ней в таком случае «чувашскую» преступность? А о татарской, русской можно говорить? И разве есть в уголовном законодательстве норма, предусматривающая ответственность за «этническую преступность»? Статья 282 Уголовного кодекса РФ немного о другом.
Воровство, грабежи, мошенничество и другие виды преступлений не имеют этнического лица. На мой взгляд, говорить надо о преступниках, использующих земляческие, этнические, клановые и др. связи с целью образования преступных групп, а не об этнической преступности. И еще. Одно дело – услышать этот термин в служебном разговоре профессионалов, и другое – в программной статье. Потом это становится темой обсуждения в СМИ, в разговорах граждан, и таким образом создается или укрепляется «образ врага» в виде той или иной этнической группы. Пусть лучше специалисты этим занимаются без нагнетания страстей, что делу мало поможет.
А в целом В. Путин обозначил наиболее важные этнические проблемы, хотелось бы, чтобы в течение ближайшего времени они последовательно решались и теряли свою остроту.

И. БОЙКО,
зав. отделом чувашской энциклопедии Чувашского государственного института
гуманитарных наук, доктор исторических наук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.