Божья вышивка

Когда-то на Руси были богомазы, а теперь есть боговышивальщицы.
Вышивальное ремесло Альбина Ивановна Иванова из Вурнар начала осваивать еще в детстве, на уроках рукоделия – были тогда такие в школьной программе. Не забыла его и со временем, когда работала уже воспитательницей в детском саду. Попутно выучилась заочно в Чувашском сельхозинституте на ученого зоотехника. Но профессия детской наставницы оказалась ближе, институтский диплом так и остался лежать в домашнем архиве.
Жила семья Ивановых сначала в Новочебоксарске, муж преподавал в химико-технологическом техникуме. Потом пригласили его на хорошую должность на Вурнарский химзавод (ныне завод смесевых препаратов).
Каждую свободную минуту отдавала Альбина полюбившемуся занятию. Из-под ее проворных пальцев на полотне распускались цветы, рождались зверюшки, птицы, пейзажи. Пыталась дарить свои творения друзьям, а как-то раз даже продать – муж строго настрого запретил.
Пять лет назад в семью пришло горе – от сердечного приступа скончался Вячеслав Михайлович. Безмерная тоска навалилась на Альбину Ивановну. Сыновья поддерживали как могли, но живут они на стороне: Миша – в Казани, Алеша – в Чебоксарах. Оба классные программисты, работают в известной компании «Эльдорадо». В первое время тяжело было оставаться одной.
И вот как-то раз в Чебоксарах, в Доме торговли, увидела Альбина Ивановна схемы вышивки Иисуса Христа и Серафима Саровского. Будто током ее ударило: вот что может утешить тоску о муже – вышивание икон…
Сейчас в коллекции вышивальщицы с десяток рукодельных икон. Среди них Калужская Пресвятая Богородица, Серафима Саровского. Схемы мастерица берет из специальных журналов, а цвета потом подбирает сама. На вышивание одной иконы уходит до трех недель. Часть икон раздарила людям и настоятелю местного храма Георгия Победоносца отцу Александру. «А как же завет мужа?» – «Возможно, я его и нарушаю, но он меня, думаю, простит. Что плохого в том, что я так вот хочу увековечить память о нем…», – говорит Альбина Ивановна.
В прихожей, возле зеркала, висит вышитый портрет Вяче-слава Михайловича. Чтобы добиться максимального сходства, фотографию сыновья пропустили через компьютер, цветовую гамму Альбина Ивановна опять-таки подбирала сама. Целую ночь сидела.
– Вы верите в бога?
– Конечно. Меня в детстве крестили, правда, тайком. Мама учительницей работала, тогда из-за этого можно было нажить больших неприятностей. Иконы в доме были, но выставляли их только в день родительского поминовения, при этом занавешивали окна. Но однажды один из местных атеистов как-то увидел и донес куда следует. Досталось тогда маме…
Говорят, что горе излечивает только время. Но вряд ли полностью можно излечиться от потери близкого человека. Но утешиться, увековечивая память о нем так, как Альбина Ивановна, видимо, можно. И тогда в душу приходит не извечная тоска, а, наверное, светлая грусть – одно из самых прекрасных человеческих чувств.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.