Рыба захлебнулась в топливе

Ядринский райсуд поставил точку в деле об экологической катастрофе, случившейся весной прошлого года на реке Унга.
19 апреля 2007 года на магистральном нефтепродуктопроводе «Альметьевск – Нижний Новгород», перекачивающем дизельное топливо, прорвало трубу. В овраги и реки в окрестностях деревни Малые Тюмерли Ядринского района устремились потоки черной жидкости. Сначала они попали в реку Шура, затем – в Унгу. О превышении в воде предельно допустимой концентрации нефтепродуктов можно даже не говорить – как покажут взятые пробы, допустимые нормы превышались более чем в 2,5 миллиона раз! Словом, тихие реки моментально наполнились дизельным топливом.
На место аварии прибыл начальник перекачивающей станции «Тиньговатово» ОАО «Средне-Волжский транснефтепродукт» С. Муштаков. На случай подобных ЧП существуют строгие инструкции, предписывающие персоналу четкий алгоритм действий. Проще говоря, руководителю станции следовало оценить масштабы аварии и принять срочные меры по ликвидации ее последствий. Кроме того, о случившемся необходимо немедленно поставить в известность местные и республиканские органы власти и соответствующие службы.
Первый, самый необходимый шаг был сделан – аварийно-ремонтная служба закрыла задвижки на трубопроводе. Но этого было мало. Топливо продолжало течь. Эксперты потом подсчитали: за два дня – до замены дефектного участка – из магистрального нефтепродуктопровода ушло в овраги и реки более 2,5 миллиона литров дизельного топлива! Рассказывают, что в эти дни местное население черпало топливо ведрами.
Как сообщила «СЧ» пресс-секретарь Волжского межрегионального природоохранного следственного управления СК при прокуратуре РФ Софья Ткаченко, ряд просчетов был допущен и позже. Так, в результате аварии дизтопливо сначала попало в пруд около деревни Малые Тюмерли. Вот тут бы поставить заслон опасному потоку, установить заграждение вокруг шахты шлюза и организовать откачку загрязненной воды. Но это хлопотно и требует много сил. Поэтому Муштаков, ни с кем не посоветовавшись, прибег к простому способу избавиться от проблем – решил открыть шлюз на плотине и спустить загрязненную нефтепродуктами воду. Сказано – сделано. Вся грязная вода хлынула вниз по течению и попала в другой пруд на реке Унга – у деревни Малое Карачкино. Водоем этот, принадлежащий СХПК «Заря», рыбохозяйственный. Естественно, вся рыба там погибла. Как установят те же эксперты, водному объекту и рыбному хозяйству сельхозкооператива «Заря» причинен вред на сумму свыше 16 млн. рублей.
Еще с давних времен у части руководителей и должностных лиц сохранилась дурная привычка скрывать информацию о ЧП. Непонятно, чего они этим добиваются: то ли надеются избежать ответственности, то ли скрыть масштабы случившегося, то ли еще чего-то. Но тысячу раз доказано: правда все равно выходит наружу. И все обо всём рано или поздно узнают.
«Вирусом» скрытности страдал и Муштаков. Как установили следователи третьего межрайонного природоохранного следственного отдела, начальник перекачивающей станции, отлично представляя масштабы экологической катастрофы, всю информацию «положил под сукно». О происшедшем не были поставлены в известность ни республиканские и местные органы власти, ни службы, которые должны узнавать о случившемся из первых рук. Но разве скроешь правду, которая грязным потоком прет изо всех щелей? Следствие выяснило, что даже в кризисной ситуации Муштаков, желая скрыть информацию о ЧП, вешал лапшу на уши прибывших сотрудников правоохранительных органов. Мол, никакой аварии нет и в помине, чрезвычайной ситуацией не пахнет. А дизтопливо, попавшее в реку? Что вы, ерунда, обычный плановый ремонт нефтепродуктопровода.
Следователей на мякине не проведешь. В рамках возбужденного уголовного дела были проведены многочисленные следственные действия, в том числе сложные судебные экспертизы. Дело дошло до суда. Позиция следствия была поддержана государственным обвинителем – Чебоксарским межрайонным природоохранным прокурором Д. Викторовым. Доводы защиты о невиновности Муштакова были опровергнуты. Фемида признала начальника перекачивающей станции виновным по двум статьям УК РФ. Это загрязнение поверхностных вод, повлекшее причинение вреда водному объекту и рыбному хозяйству СХПК «Заря» на сумму свыше 16 млн. руб. (ч. 1 ст. 250) и сокрытие информации об обстоятельствах, создающих угрозу для жизни и здоровья людей (ч. 1 ст. 237). Муштакову назначено наказание в виде штрафа в размере 30 тыс. рублей.
Думается, это не последнее судебное разбирательство, связанное с прошлогодней экологической катастрофой на реке Унга. По закону организация, эксплуатирующая источник повышенной опасности – а нефтепродуктопровод именно таковым и является – должна возместить причиненный ущерб. Так что сельхозкооператив «Заря» в порядке гражданского судопроизводства может взыскать миллионы потерянных рублей, которые вместе с погибшей рыбой утонули в загрязненной воде.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.