Оркестр с солнечной стороны

Музыкальные вечера «Чувашии музыкальной», посвященные 75-летию филармонии, открылись очень хорошим концертом симфонического оркестра Театра оперы и балета под управлением Ольги Нестеровой. Концерт назвали «Чарующий ритм», но чарующим получился не только ритм, но и мелодия, и артисты, и многое другое.
Коллектив был в потрясающей форме, начиная от синхронных, как швейцарские часы, струнных, заканчивая чистыми, как солнечный блеск, медными. И репертуар подобрался отличный: от Гершвина до Штрауса. Сюита из «Порги и Бесс», открывшая концерт, ясно дала понять, что подготовка к концерту велась колоссальная. Татьяна Прытченкова и Татьяна Тойбахтина исполнили с оркестром вальсы Штрауса, тонко интонируя, чувствуя, играя. Музыка вечного праздника придворных торжеств благодаря солисткам блистала еще больше. Маргарита Финогентова и Сергей Алексеев исполнили эстрадные песни, проявив себя с новой стороны. Правда, Сергей Христофорович давно является асом эстрадной песни, он лишь в очередной раз подтвердил свое мастерство исполнителя. Маргарита Финогентова же раскрыла новые краски известной песни «Все это ты», внеся в эстрадную интонацию настоящее бельканто. Иван Снигирев – солист с прекрасным настоящим и блестящим будущим (с недавнего времени он – ассистент-стажер в классе Зураба Соткилавы), пел «Гранаду» проникновенно, до мурашек.
Ольга Нестерова сделала концерт необыкновенным, показав оркестр с той стороны, с какой его, прямо скажем, нечасто удается увидеть. Она выступила и как пианист, исполнив Голубую рапсодию Гершвина. В Чебоксарах теперь мало пианистов, способных прочувствовать джазовые ритмы и интонации с точки зрения симфонического их осмысления. В этом смысле Ольга Нестерова исключение из правил – ее пианистическая музыкальность на грани эстрадно-джазового катарсиса. Концерт вела Ольга Ханай – проникновенный конферанс, добрый и искренний, именно он создал по-домашнему уютную атмосферу в зале.
Необыкновенный концерт, как гром среди ясного неба, оставил ворох эмоций. Но и вопросов тоже. Например, почему один и тот же оркестр может звучать настолько по-разному? Или почему в филармонии он блещет чистотой звучания, а в яме Театра оперы и балета как будто бы прячется? Целый ряд совсем не игрушечных «почему» повисли в воздухе рядом с восторгами, аплодисментами и криками брависсимо.

С. ФИШЕР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.