«Просто все куда-то пропали»

На строительных объектах с работниками несчастные случаи происходят нередко. Как правило, из-за нарушений правил охраны труда. Но чтобы там посторонний человек пострадал, да еще ребенок… Говорят, в Чувашии это первое ЧП такого рода.

С высоты — в бетонную шахту

В октябре прошлого года девятилетний Гриша Смирнов после занятий в новочебоксарской музыкальной школе и его приятель Коля (из спортивной секции возвращался) решили заглянуть на стройку. Она развернулась метрах в пятидесяти от «музыкалки». Тогда и случилась трагедия. Одно неловкое движение — и Гриша почти с четырехметровой высоты упал в подвал строящегося дома, прямо на осколки битого кирпича. И затих. Перепуганный приятель бросился звать на помощь прохожих. Вытащил мальчика из бетонного капкана подросток, торопившийся в спортшколу, тоже не раз бывал на стройке, знал, как попасть в подвал.
А потом больница и приговор докторов — тяжелейшая черепно-мозговая травма с переломами костей и основания черепа, ушиб головного мозга средней степени, обширная гематома в лобно-височной части. По заключению экспертизы мальчику причинен тяжкий вред здоровью. Чтобы уберечь ребенка от худшего, нейрохирурги сделали ему одну за другой несколько экстренных операций. В марте 2007 по заключению бюро МСЭ он на год стал ребенком-инвалидом.
После полученной травмы Гриша (по отзывам учителей, очень способный мальчик) не смог посещать школу, на уроках ему становилось плохо. Третьеклассника вынуждены были перевести на домашнее обучение. В неделю четыре дня по два урока с несколькими перерывами. Гриша быстро утомляется, не воспринимает материал, ухудшилась память как слуховая, так и зрительная. Одноклассники поддерживают его, навещают, стараются помочь в учебе, посвящают в жизнь класса, приглашают на интересные мероприятия. Каким будет завтра этого мальчика? Убитые горем родители этого не знают. Но точно знают, что повинна в беде круговая безответственность чиновников.

Анатомия беды

Строительство индивидуальных малоэтажных домов вдоль Ельниковского оврага ведется между улицами Пионерская и Солнечная. На одном из объектов заказчиком, застройщиком и генподрядчиком в одном лице стал производственный кооператив «Строительная фирма «Дебют». Летом 2004 года начались земляные работы на участке рядом с детской музыкальной школой.
Уже тогда директор школы Марина Толбузова забила в тревожные колокола: поставьте вокруг стройки ограждение, обеспечьте безопасность детей, может случиться беда! А мальчишек и девчонок в том районе немало. Рядом с музыкальной школой располагаются спортивная и школа искусств — целый детский учебный городок! И большая часть детворы ходит туда и обратно мимо стройплощадки. На призывы директора строители тогда не отреагировали. Пришлось обратиться в администрацию города (в отдел культуры и по делам молодежи). Забор поставили. Но на день трагедии ограждение было уже чисто символическим, в нем зияли большие прорехи, заходи — не хочу! И никакой охраны. А что охранять-то? Примерно с осени 2005 года работы на стройплощадке прекратились. Как пояснит позже следствию, а затем суду руководитель фирмы А. Овчинников, возникли финансовые проблемы. А на «замороженной» стройплощадке (работы возобновились лишь в сентябре прошлого года) отдыхали бомжи. Однажды там загорелась бытовка, другая оказалась поврежденной. Да и вообще в опасную зону заходили все, кому не лень. Проторили туда дорожку и дети, возвращавшиеся с занятий, интересно полазить по бетонным перекрытиям, поиграть в казаков-разбойников. Учителя музыкальной школы видели эти нашествия из окон своих классов, не раз выходили и ругали мальчишек, увещевая покинуть опасную территорию. А потом узнали, что Гриша разбился. После этого на «мертвой» стройке и забор привели в порядок, и круглосуточную охрану выставили.
Уголовное дело закрутилось не скоро (лишь в мае прошлого года). Правоохранительные органы вначале не находили в случившейся трагедии уголовного состава преступления. А когда нашли, не могли определить конкретного виновника, кто забор повредил, кого призывать к ответу, поручали сыщикам установить преступника. По этой причине дело не раз приостанавливалось. Пока не оказалось в руках следователя по особо важным делам Новочебоксарского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Чувашии. В качестве обвиняемого был привлечен главный инженер «Дебюта» Геннадий Константинов. Когда случилась беда, стройплощадка находилась на балансе фирмы, а Константинов был в ранге руководителя — временно замещал председателя этого строительного кооператива. А нынешним летом он уже сидел на скамье подсудимых, не признавая своей вины в происшедшем.

Не только в заборе дело

Судили Г. Константинова за нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, что и повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью малолетнего ребенка. Как установлено, помимо худого забора, на совести застройщика много и других грубейших нарушений. Проем глубокого подвала не имел сигнального ограждения, не были назначены персонально ответственные лица за соблюдение правил безопасности при ведении строительных работ. Не выполнена базовая функция застройщика — работы на стройплощадке не велись почти год, и при этом объект не был законсервирован. В ином случае вряд ли бы кто из посторонних попал на стройку. Г. Константинов оправдывался тем, что за забором следили, ремонтировали. А консервацию объекта не проводили потому, что глава администрации города издал постановление о передаче строительной позиции управлению архитектуры и градостроительства, только вот затянулось это дело. Подсудимый приговорен к двум годам условного лишения свободы (гособвинитель Наталья Лощенова просила назначить реальный срок). И на полгода лишен права занимать определенные должности.
Наверное, должностные лица УАГ, ныне реорганизованного в архитектурно-градостроительное управление (АГУ), с облегчением вздохнули. После ЧП с ребенком на стройке им пришлось представить следствию массу разной документации, чтобы доказать свою непричастность к происшедшему. И вот что интересно. Оказывается, стройка на позиции, закрепленной за фирмой, вообще велась незаконно, если исходить из строительных норм и правил. Должностные лица сообщают, что застройщик не имел официального разрешения на строительство, проектная документация не прошла экспертизу. Не было у фирмы и «земельных» правоустанавливающих документов на время проведения проектно-изыскательских работ, и госархстройнадзор Минстроя республики не ведал о начавшемся строительстве. Что тут скажешь… Дай бог, чтобы такое безобразие не стало привычным атрибутом строительной практики. А когда допускаются такие серьезные нарушения (неужели с молчаливого согласия «верхних» инстанций?), что уж говорить о такой «мелочи», как несоблюдение мер безопасности в интересах горожан. Трудновато поверить, что чиновники из администрации и конкретно УАГа ничего не видели, ни о чем не слышали. Новочебоксарск — город компактный, а стройка у всех на виду — аккурат напротив знаменитого архитектурными красотами Венгерского квартала. Сейчас многострадальный объект, перепроектированный под офисное здание, на балансе «Ремсервиса», достраивается. «Дебют» — подрядчик.
С приговором спорить не стали ни осужденный, ни родители Гриши, у которых впереди еще более сложный судебный процесс. Фирма должна возместить им крупную сумму, сколько уже потратились на лечение ребенка и сколько еще расходов впереди. А семья небогатая. Но и бывший застройщик еще до суда над Константиновым дал понять, что будет отстаивать свои финансовые интересы.
А Гриша мечтает вернуться в свой класс. Недавно к его родителям прибежали с улицы дети: «Гриша потерял сознание!» «Не потерял, — успокоил позже сынишка родителей. — Просто все люди куда-то вдруг пропали, стало темно и так страшно…»

Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. У нас в городе стройплощадки всегда окружаються почти сплошной стеной. Я считаю, это очень правильно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.