От такого дела бросает в краску

В начале августа полицейские «накрыли» на базе обанкротившегося ЗАО «Прикамсервискомплект» (Канашское шоссе, 5 в Чебоксарах) крупное производство по изготовлению контрафактной краски, которую продавали многочисленным потребителям под этикеткой известного российского производителя лакокрасочных материалов и, понятное дело, по весьма скромной цене.

БОЧКАМИ ГРУЗЯТ НЕ АПЕЛЬСИНЫ

Следственное управление СК России по Чувашии тут же возбудило уголовное дело. И то сказать, концентрация в так называемой краске формальдегида (очень опасное вещество) по выводам экспертов, задействованных МВД, многократно превышала предельно допустимую норму. И не исключено, что это дешевое «не пойми что» закупали в числе прочих наши вечно бедные детсады, школы и больницы. Сейчас по этому поводу проводятся проверки. Подозревается в производстве и продаже краски «из продукции с истекшим сроком годности и других химических реагентов» 54­летний чебоксарец, арендатор одного из помещений на базе. По версии следствия, запустил он это опасное производство летом нынешнего года. Благо сырье и оборудование оказались под рукой на базе.
Откуда оно там взялось? По имеющейся информации, гражданин Беларуси Яков Кот выкупил небольшой заводик по производству краски под громким названием «Янымовский химпром», приютившийся на территории села в Ядринском районе.
А затем, когда организовал «Прикамсервискомплект», став его единственным учредителем и руководителем, перевез оборудование в столицу республики, здесь открыл производство по изготовлению краски. После введения внешнего управления в ЗАО обнаружили кучу этикеток, предназначенных для наклейки на тару с краской с указанием адреса производителя – «Янымовского химпрома»: «г. Чебоксары, ш. Канашское, 5». Кстати, Интернет до сих пор пестрит предложениями «Янымовского завода» приобретать краску его собственного производства с указанием контактного лица – Якова Кота. Наверное, устаревшая информация.
Мы с фотокором побывали на базе, где недавно устроил шмон полицейский ООН. Обширное здание, где делали краску, опечатано. А на территории вокруг картина жутковатая, особенно с точки зрения экологической безопасности. Ее буквально заполонили двухсотлитровые железные бочки. В них то, из чего делали контрафактную краску. А вот что именно, пока толком сказать никто не может. Нынешний подозреваемый в изготовлении кустарной краски называет содержимое бочек сырьем, следователи – «продукцией с истекшим сроком годности», конкурсный управляющий – «отходами химического производства».
Многие бочки проржавели, с провалившимися крышками или вовсе без них, некоторые вздулись, другие лежат, вывалив наружу сильно загустевшую массу. И все это под открытым небом… Заливают бочки дожди, накаляет солнце. А на них виднеются предупреждения о том, что жидкости в емкостях легко воспламеняются… В общем ситуация, сложившаяся на базе, в прямом смысле взрывоопасная.

РАСХОДЫ НА ОТХОДЫ

– Кому вообще принадлежат бочки, кто их завез на базу? – интересуюсь у конкурсного управляющего ЗАО «Прикамсервискомплект» Николая Витчукова.
– Все эти бочки с непонятным содержимым находятся на балансе ЗАО, их обнаружили на базе после введения в «Прикамсервискомплекте» процедуры банкротства. Получается, это наследство господина Кота. Кстати, когда я с августа прошлого года приступил к исполнению обязанностей конкурсного управляющего, то сразу же организовал спецохрану базы. Но большинство кредиторов потребовали убрать охрану для снижения расходов на конкурсное производство. И я вынужден был это сделать. Вот после этого на базе и возобновилось производство краски.
– Безусловно, это кошмарное хозяйство надо утилизировать. Но кто этим должен заниматься?
– По идее я как конкурсный управляющий должен утилизировать бочки с их содержимым, а в них порядка 120 тонн якобы сырья для краски. Законом о банкротстве предусмотрено внеочередное выделение средств на проведение меро­приятий, связанных с предотвращением каких-либо стихийных, катастрофических ситуаций, которые могут повлечь угрозу жизни населения. Сейчас мною подано заявление в арбитраж по утверждению расходов на утилизацию бочек.
Но еще неизвестно, какое решение примет суд. Со слов конкурсного управляющего, есть кредиторы, которые считают, что утилизация вообще не нужна, что содержимое бочек неопасно.
– На судебном заседании, когда я поднял вопрос об утилизации, бывший заместитель Я. Кота (ныне кредитор) заявил, что я не прав, называя содержимое бочек «химическими отходами». По его словам: «Это не отходы, это сырье для краски, а оформляли мы его как отходы, чтобы не платить налоги» – все сказанное участниками заседания суд фиксировал на аудиозапись. Есть ли доля правды в этих словах, судить не берусь. Даже если и было сырье, то сейчас непонятно что. Ведь бочки не один год находятся под открытым небом. И, думается, есть основания полагать, что мы имеем сейчас на территории Чебоксар неутилизированные отходы химического производства.
На днях на базу наведались сотрудники природоохранной прокуратуры. Может, им удастся установить степень опасности бочкового кладбища на территории базы. А она располагается, между прочим, в промзоне, неподалеку село Альгешево и поселок Южный. Н. Витчуков рассказал, что недавно был пожар в соседней организации, все там сгорело, «и бог миловал, что огонь не перекинулся на нашу базу, не поджарил бочки…»

ТЯЖЕЛОЕ БРЕМЯ ДОЛГОВ

Утилизация бочек (если такое вообще произойдет) действительно потребует немалых денег, учитывая скромный бюджет банкрота. Между тем и кредиторам надо выплатить в общей сложности порядка 20 миллионов рублей.
Основным кредитором является один из банков с государственным участием, выделивший «Прикамсервискомплекту» целевой кредит в сумме свыше 13 миллионов рублей на приобретение турбазы «Наргиз». Я. Кот распорядился этими средствами весьма своеобразно: обналичивает и отправляет неведомо куда. И при этом спокоен – никто не предъявляет обвинения в преднамеренном банкротстве предприятия… И куда взирает налоговая инспекция?
Как видим, серьезные финансовые потери могут понести и государство, и частные кредиторы. Заметим, Ленинский райсуд Чебоксар в связи с уголовным делом, где фигурантом Я. Кот (об этом – ниже), принял решение арестовать имущество должника, но почему-то, по нашей информации, оно спешно выставляется на торги. А на балансе банкрота производственная база, гостиничный комплекс «У Ирины» и турбаза «Наргиз».

МИССИОНЕРСТВО С КОММЕРЧЕСКИМ УКЛОНОМ

Кстати, говорят, что на турбазе часто проводили сходки представители различных религиозных сект. А в гостинице «У Ирины» часть площади арендовала некая религиозная организация под названием «Невеста агнца». Кучу религиозной литературы различного толка после введения процедуры банкротства обнаружили и в самом ЗАО «Прикамсервискомплект».
К слову, бывший руководитель ЗАО Яков Кот – личность в некоторой степени неординарная. Имея среднее образование, он, тем не менее, весьма успешно вершил дела с недвижимостью и без труда выходил на контакты с нужными людьми. Правда, и самым успешным иной раз изменяет удача. В феврале прошлого года, как уже сообщала «СЧ», следственное управление МВД по Чувашии возбудило на Я. Кота уголовное дело (на тот момент он уже более десяти лет проживал в Чебоксарах). Гражданину Беларуси предъявлено обвинение в особо крупном мошенничестве и злоупотреблении полномочиями.
По выводам следствия, будучи гендиректором холдинга «Белая Русь» (если таковой вообще официально существовал) и одновременно заместителем председателя благотворительного объединения «Прамень Надзеi» в Чебоксарах (в переводе с белорусского означает «Луч надежды»), Кот бесконтрольно распоряжался деньгами вкладчиков этого объединения. Кроме того, занимал крупные денежные суммы у граждан, в том числе и у своих земляков, без возврата. В 1999–2001 годах он по договору купли-продажи приобрел станцию техобслуживания автомашин, оформив ее затем на ЗАО «Чувашснабподшипник», которым руководил. А в 2002-м – чебоксарский гостиничный комплекс «У Ирины». Далее, по версии следствия, Кот путем мошенничества приобрел имущество туристической базы «Наргиз» (Марий Эл), нечестным путем стал владельцем санаторно-курортного учреждения «Ачаки» в деревне Алешкино Ядринского района. Вменяются ему и другие неблаговидные дела.
Интересная деталь: в начале судебного следствия (апрель этого года) Я. Кот заявил, что плохо владеет русским языком и ему требуется переводчик. Невольно возникает вопрос, а почему, получая разрешение в миграционной службе на работу в России в качестве руководителя, он никого не предупредил о своих языковых проблемах? Как многомиллионный кредит получать, так все хорошо. А когда пришла пора предстать перед судом, так «моя твоя не понимай».
Между тем по материалам дела Кот формировал о себе мнение как о преуспевающем бизнесмене, имеющем обширные связи, представлялся руководителем Центра белорусской культуры в Чувашии. А еще демонстрировал потенциальным «заемщикам» свою глубокую набожность, одного потерпевшего совершенно очаровал, совершив при нем молитвенный ритуал. В деле есть копия диплома о том, что Кот успешно прошел полную программу экспресс-тура по евангелизации и миссионерскому служению в Российском институте евангелизма. Как не поверить такому глубоко верующему человеку. А занимал он у граждан суммы немалые – от 1 до 2 млн. рублей. По данным следствия, общий ущерб от мошеннических действий Я. Кота – 17 млн. рублей (по этой причине и арестовано принадлежащее ему имущество). Суду придется изучить более 50 томов с материалами уголовного дела, опросить потерпевших, свыше 170 свидетелей, прежде чем вынести вердикт о степени виновности Кота в инкриминируемых ему деяниях.
Верховный суд республики отказал в удовлетворении кассационной жалобы Кота, желавшего, чтобы его выпустили из-под стражи под денежный залог, а возбужденное в отношении него уголовное дело направили на доследование. На днях Ленинский райсуд вновь приступит к слушанию этого не­ординарного дела…

Опубликовано: 3 сентября 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.