Отдельные моменты

Местная театрально-сезонная эпопея 2010/11 благополучно завершена. Театровед Сергей ФИШЕР считает ее не самой удачной, а наши театры –обремененными вредными привычками репертуарных «храмов искусств», где многое происходит по принципу, напоминающему пароль и отзыв в одной новогодней комедии «План по валу? – Вал по плану!» Но постарался рассмотреть и хорошие моменты.

Театр кукол поставил «Четырнадцать писем к Богу» Эрика Эммануила Шмита. Этот специальный проект (стандартно выделяемых денег не хватает, потому приходится выигрывать гранты) делали сразу два режиссера: Станислав Железкин (Мытищи) и Юрий Филиппов (Чебоксары). Спектакль и создан в двух вариантах – один и тот же сценический текст на русском и чувашском языках. Удача спектакля – кукла Оскар, которую можно назвать даже не телом, а душой маленького героя. Но одного этого на целый спектакль, конечно, мало.

Театр юного зрителя, также играющий спектакли на двух языках, выпустил спектакль-метафору «Дело святое» Флорида Булякова (режиссер Станислав Васильев), призывающий юное поколение задуматься над смыслом бытия. Правда, сценическое оформление, идущее вразрез с философским замыслом режиссера, с этих мыслей постоянно сбивает. Интерьер деревенской избы вносит слишком много конкретики в надвещественную драматургическую линию, где старики вспоминают свою ушедшую жизнь и со светлыми моментами, и непростительными ошибками. Хорошая и высоконравственная идея воплощена как будто двухмерно, нет ощущения цельного сценического текста.

В Чувашском драматическом театре популярную пьесу «Ханума» Авксентия Цагарели поставил и адаптировал Юрий Филиппов. После спектакля Товстоногова с этой пьесой рискованно делать что-то традиционное. Слишком велика опасность неудачи, которая и настигла чувашскую постановку. По сути, это интерпретация Товстоноговского спектакля с пародией на актеров БДТ. Удивительно, но актерская игра, живая и ритмичная, смогла собрать рассыпающийся замысел режиссера. Можно сказать, что спектакль жив усилиями одних лишь артистов.

В Русском драматическом прошедший сезон не сумел затмить успеха премьеры сезона предыдущего «Человек рассеянный» Наталии Скороход (режиссер Владимир Красотин). Спектакля, ставшего настоящим событием. С интересным сценическим текстом и кинематографичной структурой действия, где герой убегает от страшного настоящего, то и дело догоняющего его в образе ГБшника, а самолеты-пароходы-паровозы на глазах собираются «из двух картонок» багажа, что сдавала Дама из детского стихотворения.

В театре оперы и балета свою вторую жизнь обрела Национальная опера «Шывармань» (Водяная мельница) Федора Васильева в постановке Максима Жучина. Опера о стремлении к светлому будущему на фоне произвола кулаков была почти обречена на забвение в современном театральном мире, но режиссер придумал свою историю, уведя сюжетную линию в древнюю легенду. В «области балета» – сразу два достижения. Мировая премьера «Нунчи», балета болгарского композитора Кирила Ламбова (балетмейстеры Елена Лемешевская и Галина Никифорова), и новая концепция «Вальпургиевой ночи» Гуно (балетмейстер Данил Салимбаев). Последняя предстала легкой фантазией, сном юноши, где нет дьявольских игр, а все светло и почти пасторально. «Нунча» – трагедией соперничества матери и дочери, в которой мать погибает, так и не сумев сделать выбор между дочерью и мужчиной.

А вот дирижер Дмитрий Банаев придумал сделать semi-stage постановку «Китежа» Римского-Корсакова. Стилизованные костюмы, два оркестра, стереодекорации превратили концертное исполнение в зрелище. Так что творческое любопытство в Чебоксарах еще не завяло. И мы вправе надеяться на новые события в этой области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.