Не пособие по бедности, а надбавка за качество

Четыре года назад эксперты Международного банка приехали посмотреть, как воплощается в Чувашии проект реформирования системы образования. Посмотреть в том числе на примере конкретной школы. Выбрали ее, не мудрствуя, – просто ткнули пальцем в карту. И попали в одну из базовых сельских школ – со школьным автобусом, компьютерами, профильными классами. Уже тогда такие школы в Чувашии не были редкостью.
Со временем пришли новые проекты. И новые технологии. За ходом комплексного проекта модернизации образования столичные эксперты наблюдают сейчас с помощью ежедневного электронного мониторинга. Но по виртуальным отчетам все же не оценить реального положения дел – как за фотоснимком не увидеть живого человека. И в июне группа экспертов института проблем образовательной политики «Эврика» приехала в Чувашию, чтобы сверить «фотографию с оригиналом»…

К неравенству готовы?

Сверяли на конкретном примере двух школ – чебоксарской пятой гимназии и канашской школы № 3. Именно они, по данным мониторинга, вышли в лидеры. Выясняли и общую обстановку – на семинаре, посвященном эффективности и рискам комплексного проекта модернизации образования. «Риски, по сути, были неизбежны – с началом проекта школы вышли на совершенно новое правовое поле», – отметил руководитель экспертной команды «Эврики» Владимир Бацын.
Один из главных рисков изначально связывали с новой системой оплаты труда – как воспримут сами педагоги неравенство в достатке. Судя по первым результатам, полагает эксперт, риск оказался не так велик: «Большинство учителей готовы хорошо работать и, соответственно, хорошо зарабатывать».
Другая проблема – насколько готова общественность к участию в управлении образованием, к оценке работы школ. В этом плане, признал эксперт, в стране более-менее эффективно работает меньше половины управляющих советов. Да и сами педагоги зачастую вовсе не жаждут получить оценку извне. «Рассуждают они примерно так, – говорил Бацын, – разве Марья Иванна сможет оценить, как я преподаю свой предмет? Но Марья Иванна и не должна обсуждать методику преподавания химии или математики. Это не ее дело. Ее задача: оценить конкретные достижения ребенка, то, какие знания и навыки он приобрел за время обучения в школе».

Тест для патриота

По новой системе оплата труда учителя завязана на результате – на качестве школьного образования. О том, как оценить это качество, и шел на семинаре главный спор. Есть, конечно, привычные показатели. Оценки в табелях. Успехи на олимпиадах (в Чувашии с каждым годом они растут почти в геометрической прогрессии). И, наконец, результаты ЕГЭ. Единый экзамен, кстати, признали и в несговорчивой Москве. «Попробовали и убедились, что, как один из инструментов оценки качества знаний, ЕГЭ вполне приемлем», – сообщила корреспонденту «СЧ» одна из экспертов, советник начальника Южного окружного управления образования Москвы Татьяна Фильчагина.
Впрочем, сейчас на первый план в образовании выступает практический подход. То, что в школах называют компетентностью. Суть в том, что школьные знания ученик должен уметь с пользой применять в жизни. Во всем – от составления творческих проектов до решения бытовых проблем. В идеале владеющий азами геометрии компетентный пятиклассник сможет не только вычислять абстрактные площади, но и сосчитать, сколько кафельной плитки надо для кухни или ванной.
Практические навыки оценить, конечно, труднее, говорили на семинаре. Но все же можно. Однако есть материи, оценке почти не поддающиеся. Разве реально, к примеру, измерить тестами духовность и патриотизм? А это тоже очень важно. Человек может быть сколь угодно образован, но если он не способен к добрым делам, к чему тогда его знания? К единому мнению насчет этих оценок участники дискуссии так и не пришли. Что и не удивительно. Но роль воспитания в образовании дружно отметили все. В том числе и глава экспертной группы. «Важно воспитать в ученике личность, свободно и критически мыслящую», – особо подчеркнул Владимир Бацын. И вспомнил по этому поводу, как в 80-х годах его, в ту пору замминистра просвещения СССР, отправили в командировку в США. Самые яркие впечатления у Владимира Константиновича остались от урока в одном из колледжей. Юные американцы должны были проштудировать послание Рейгана Конгрессу, а затем ответить на вопросы. В частности, такие: «Каким образом послание Президента касается Вас и Вашей семьи?», «Совпадает ли послание с интересами Вашей семьи?» и, наконец, «Какую лапшу хотел нам повесить на уши Президент?»
Интересно, рискнут ли в российских школах взять на вооружение этот метод?

Тридцать один вариант

Свои коррективы вносят в проект реалии жизни. На семинаре эксперты вспомнили дальневосточный регион, где они тоже побывали с «ревизией». Там в одной из местных школ сократилось число учеников. У педагогов стало меньше часов, соответственно, уменьшилась зарплата. Но выход в школе нашли – потери в заработке пострадавшим учителям компенсировали с помощью стимулирующих надбавок. С точки зрения социальной поддержки вроде все правильно. Но по сути проекта все наоборот – стимулы на результат никак не работают. Получается не плата за качество, а надбавка на бедность.
Между тем по проекту курс взят на увеличение стимулов. В Чувашии, в частности, в следующем учебном году на стимулирующие выплаты вместо нынешних 10 пойдет 20 процентов от фонда оплаты труда. Еще через год – 30 процентов. Но экспертам оптимальной видится совсем иная пропорция: оклад 30 процентов, остальное – за результаты и достижения.
Что результат надо ценить дороже, понимают и у нас. Директор одной из чебоксарских школ сообщила, что уже в этом году они сами прибавили расходы на стимулирующие выплаты: «В положении сказано, что на них должно идти не менее 10 процентов от фонда оплаты труда. У нас была возможность – мы сделали 15». Появляются и новые критерии. В чебоксарском лицее № 3, к примеру, попробовали распределять стимулирующие выплаты по результатам опросов учеников и родителей. Считают, что получилось, что эксперимент стоит продолжить и даже взять за основу. А за достижения, за победы на конкурсах и олимпиадах давать педагогам отдельную премию. Что, в общем-то, совсем неплохо – были бы деньги.
На финише практического мониторинга эксперты, как положено, сделали выводы. «Чувашия совершает последовательный и упорный поход в неизведанное. И, судя по нашим впечатлениям, находится в твердой группе передовиков, – отметил Владимир Бацын. – Ну а имеющиеся проблемы являются в значительной степени общими для всех участников проекта. В нем вместе с Чувашией сейчас задействован 31 регион. И сколько участников – столько и вариантов решения проблем».

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.