А всего нужнее Родина — Россия

Судя по всему, мало кто в Чувашии знает, что на далеком Севере, в Заполярье, есть «Ядрин». Имя нашего города и его герб выведены на борту боевого корабля Северного флота. Базируется тральщик «Ядрин» в Полярном Мурманской области, совсем недавно в соответствии с указом российского Президента получившем почетное звание «Город воинской славы».

НАМ НУЖНЫ ТАКИЕ КОРАБЛИ НА МОРЕ

С 2001 года над базовым тральщиком Торжественное построение экипажей в честь 45-летия дивизиона тральщиковшефствует город Ядрин. Здесь, в Полярном, что называется, на краю земли, недавно в очередной раз побывала чувашская делегация.
В ее состав, разумеется, вошли ядринцы: бывший мэр города, ныне управляющий делами райадминистрации Сергей Бажайкин, депутат Госсовета республики Николай Малов, директор «Ядрин-электромонтажа» Виктор Согин, начальник «Сурстройсервиса» Владимир Спасов и главный редактор «Советской Базовый тральщик Ядрин в Баренцевом мореЧувашии» Африкан Соловьев.
На правах моряка-северо-морца, служившего в середине 70-х три года на крейсерской атомной подводной лодке «К-181», когда-то ходившей подо льдами на Северный полюс, бороздившей глубины Средиземного моря, много дней преследовавшей американский авианосец «Саратога», автор этих строк мог бы пренебрежительно сказать, мол, что это за суденышко, тральщик «Ядрин». И длина у него всего ничего – меньше полста Уставшие после походов подлодки в Екатерининской гаваниметров, и ширина никакая – чуть больше десяти метров. И скорость незавидная – 14 узлов.
Но бравада тут вовсе неуместна. Не будь «Ядрина» и ему подобных кораблей – из базы не выйдет ни один крейсер, атомоход. Даже в мирное время. Базовый тральщик им открывает дорогу – он предназначен для поиска, траления и уничтожения мин в прибрежных районах и ближней (до 50 миль – почти 100 км) морской зоне. Экипаж базового тральщика Рубка подводной лодки Комсомолец Чувашии в мемориальном комплексе Морская душа в г. Полярный– около сорока человек, из которых пятеро – офицеры. При необходимости, без пополнения топливом и провизией (продуктами питания и водой), корабль может выполнять задание, не заходя на базу, в течение двух недель.
Так что и такие – небольшие – корабли нам нужны на море. Любой бывалый моряк знает, как это важно – противоминное ограждение подводных лодок, надводных кораблей да и гражданских судов при выходе из баз и возвращении в них, при переходе в прибрежных районах. Выполняют тральщики и другие задачи. По большому счету, на флоте все корабли, образно говоря, идут в одном кильватере. Друг без друга им никак нельзя.
Вот как описывает газета «Красная Звезда» одно из учений моряков: «В планах североморцев – противоминное обеспечение развертывания ударных сил флота в назначенных морских районах. Здесь действиями моряков руководит командир соединения тральщиков флотилии разнородных сил Северного флота, капитан 1 ранга Николай Мешалов. Под его началом – две корабельные тральные группы в составе морских тральщиков «Владимир Гуманенко» и «Машинист», а также базовых – «Коломна» и «Ядрин». Они обеспечат маневрирование в море не только тяжелому атомному ракетному крейсеру «Петр Великий», но и ракетной подводной лодке стратегического назначения «Рязань». Вообще, «пахари моря», как называют тральщики моряки, всегда с особым старанием отрабатывают мероприятия боевой подготовки. Напряженный ритм боевой подготовки не стопорится ни на день. Экипажи тральщиков как на базе, так и в море настойчиво совершенствуют свою выучку, повышают профессио-нальное мастерство».
Как пояснил нам командир боевой части-5 «Ядрина» (той, в чьем ведении находится механика корабля) капитан-лейтенант (по-армейски – капитан) Денис Бобков, особенность тральщика в том, что корпус его, чтобы не притягивать мины, деревянный, оклеен стеклопластиком. Разделен корабль на одиннадцать водонепроницаемых отсеков. О запасе плавучести тральщика можно складывать легенды – при сильнейшем шторме любой крен, почти в 90 градусов, ему нипочем. А ширина охвата траления составляет 280 метров.
Но, признаются моряки, в шторм качает так, что, как говорится, закачаешься. И я невольно вспомнил, как мы, моряки-подводники, во время учебного плавания иногда, в непогоду, проклинали надводное плавание. Качка – не самая приятная штука однако. Под водой же чуть ли не райская тишина. Любопытную историю вспомнил командир «Ядрина» капитан 3 ранга (по-армейски – майор) Алексей Федоров. Как-то на борту корабля всего на три дня вышел в море проверяющий из штаба – бывший подводник. Так качало тогда, что по возвращении на базу ас океанских глубин в сердцах признался, мол, настоящими морскими волками становятся те, кто закаляется именно на сравнительно небольших надводных кораблях.

НАМ ЭКИПАЖ – СЕМЬЯ

«Ядрин» – один из шести кораблей, входящих в дивизион базовых тральщиков. Почти все они носят имена городов-шефов. Попасть служить на «Ядрин», «Котельнич», «Ельню», «Коломну», «Полярный» весьма почетно.
И, скажу вам, комфортно. Дело в том, что если на надводных крейсерах, где экипаж свыше полутора тысяч человек, как говорится, еще могут иметь место проявления годовщины (по-армейски – дедовщины), то на кораблях с экипажем в несколько десятков моряков такое попросту исключено. Не потому, что все находятся под строгим присмотром офицеров. Слова из известной песни – «И тогда вода нам, как земля, и тогда нам экипаж семья» – тут не красивая фраза, а необходимость и реальность.
Как поведали капитаны 3 ранга наш земляк-алатырец, заместитель командира дивизиона тральщиков по воспитательной работе Дмитрий Кунташов и бывший командир «Ядрина», начальник штаба флотилии тральщиков Сергей Зубков, «новобранцы приходят на корабль и намного легче адаптируются в небольшом экипаже. К тому же на тральщиках есть земляки из городов-шефов».
С одним из моряков «Ядрина», тоже алатырцем, старшим матросом Денисом Балеевым познакомились на палубе тральщика – он готовился принять вахту. «Команда наша сплоченная, помогаем друг другу, – с настроением отмечает Денис. – Никто ничего не делит – какой ты национальности, откуда родом. Как одна семья живем и служим. Чему я за год на «Ядрине» научился? Умению настойчиво работать. Служба – это ежедневный, кропотливый труд. Научился ответственности. Еще чувству единства экипажа – чувству локтя и дружбы».
К нашему разговору подключился его сослуживец из Тулы Андрей Ширашов. «Решил продолжить службу контрактником, – поведал он. – А чего не служить? Год за полтора идет. Деньги платят хорошие. Отпуск – два с лишним месяца. Питание отличное. С квартирой проблем нет, всем желающим сразу дают. Хочешь заочно учиться в вузе – начальство это поощряет».
Спускаемся в кубрик. В соседней кают-компании собрались и с прибаутками о чем-то общаются моряки. Здесь и офицеры, и мичманы, старшины-контрактники, матросы-срочнослужащие. «Откуда приехали, ребята?» – «Я из Карелии, а он – из Нижнего». – «А я оренбургский». – «Да у нас половина европейской части России: Чувашия, Москва, Башкирия, Дагестан, Тула, Новгород, Мурманск, Архангельск».
С ностальгией вспоминаю я своих одногодков по призыву на атомной подлодке. Всего девятеро нас было. Да, считай, чуть ли не полный интернационал: русские, татарин, чуваш, грузин, украинец, белорус, эстонец, литовец. И ведь тоже тогда, три десятка лет назад, были как одна семья. Здорово: братство на флоте – не показное, и эта традиция жива.

МАЯКИ НУЖНЫ НАМ, И НУЖЕН НАМ ЛОКАТОР

Хорошие традиции на флоте – это святое. Они – как маяки, как локаторы – помогают морякам держаться на плаву, не терять бодрости духа и оптимизма.
В Полярном, в местном музее, где непременно не раз бывает каждый проходящий в гарнизоне службу североморец, нам поведали вот о чем. Именно здесь, в Екатерининской гавани, родились известные флотские традиции. Корабль, возвращаясь из боевого похода на базу, на подходе к пирсу «рапортовал» о победе (потопленных судах противника и т.д.) выстрелами. А подводников встречали на берегу непременно с жареными поросятами. Почему? Как-то подлодка, входя в гавань, выстрелила два раза. Выстрелила то ли удачно, то ли нет (судите сами), но случайно от этого на берегу убило двух поросят. Когда лодка причалила к пирсу, командир береговой базы упрекнул комендоров субмарины: «Теперь сами и забирайте поросят себе». Так было положено начало доб-рой традиции, живущей до сих пор. Помню и я, как нас после дальнего похода-автономки в Гремихе встречали с жареными поросятами на подносах.
Полярный, база Краснознаменной Кольской флотилии, куда входит и тральщик «Ядрин», – для всего Северного флота был и остается своеобразным маяком. Показательный штрих: на протяжении всей Великой Отечественной войны штаб Северного флота оставался в Полярном. Это архитектурно привлекательное здание, овеянное ореолом славы и героизма, служит на страже Отечества до сих пор – в нем теперь располагается командование Кольской флотилии. В годы войны Мурманская область была единственной пригранич-ной областью европейской части Советского Союза, которую не удалось оккупировать фашистам. Из Полярного, расположенного на берегах Екатерининской гавани, где, считай, каждая сопка, каждый камень, залив – свидетели истории, героизма советских моряков, охранять конвои союзников уходили в боевые походы экипажи подводных лодок, надводных кораблей. 24 здешних моряка в годы войны стали Героями Советского Союза, и еще несколько человек этого звания удостоились в послевоенные годы.
Поколения моряков гордятся и тем, что в начале 60-х годов прошлого века подводники Полярного брали курс в район нашумевшего Карибского кризиса, навели панику на весь атлантический флот США, а тральщики несли боевую службу у побережий многих континентов, в том числе в Юго-Западной Африке.
На главной площади Полярного сегодня высится памятник «Морская душа», символизирующий подвиги, отвагу, патриотизм всех североморцев. Это последняя работа академика Льва Кербеля – тоже один из маяков для моряков – в 2004 году установлена в едином мемориальном комплексе на фоне ограждения рубки дизельной подводной лодки. И едва ли кто в нашей республике знает, что рубка эта имеет непосредственное отношение к Чувашии. Как сказал нам заместитель командующего Кольской флотилией, капитан 1 ранга (по-армейски – полковник) Михаил Юрченко, та рубка принадлежала дизельной подводной лодке «Комсомолец Чувашии». Эта подлодка, над которой шефствовала молодежь нашей республики, с 1981 по 1998 годы несла боевую вахту в составе Северного флота. На нее с комсомольскими путевками призывалось немало наших земляков. Как и нынешние новобранцы, они прошли отличную закалку, воспитали в себе очень важные мужские качества – чувство ответственности и любви к Родине.
В Полярном, как, впрочем, и везде на флоте, плохому не научат.

НАМ, КОНЕЧНО, В КУБРИКЕ НУЖНА ГИТАРА

Ядринская делегация прибыла на «Ядрин» не случайно – дивизион базовых тральщиков отмечал свое 45-летие. И прибыла, как всегда, не с пустыми руками.
Когда-то ядринцы отправляли в Полярный целыми машинами картофель, овощи, мясо, другие продукты питания. Подаренные шефами телевизор, холодильник, видеомагнитофон, иная бытовая техника морякам и поныне служат исправно. Теперь же необходимость «подкармливать» североморцев отпала, котловое довольствие моряков значительно улучшилось – то, как жизнь в России налаживается, непосредственно отражается и на состоянии флота.
В этот раз наша делегация передала командиру «Ядрина» Алексею Федорову конверт, чтобы использовать его содержимое на приобретение для экипажа новой электробытовой техники и краски на поддержание корабля в идеальном виде. Вручили мы экипажу и Государственный флаг Чувашии. Ядринское землячество в Чебоксарах и Чувашское отделение Общероссийского движения поддержки флота, которое возглавляет капитан 2 ранга Николай Васильев, подарили морякам настенные часы с чувашской символикой и альбомы, книги о нашей республике. «А еще, – попросили мы командира, вручая конверт, – хотелось бы, чтобы в кубрике была гитара».
Любовь моряков к музыке – особая песня! Как четко, слаженно звучали марши, когда экипажи всех тральщиков прошлись строевым шагом сразу после подъема ровно в девять часов утра Российского государственного, Андреевского флагов и флагов расцвечивания!
И как лирично, гармонично подпевали моряки самодеятельным артистам на праздничном концерте в городском центре культуры «Север»! Признаться, нас особенно тронул «Ядринский вальс» в исполнении коллектива Дома детского и юношеского творчества г. Полярный.
А затем был праздничный обед. И снова без песен не обошлось. Моряки – и те, кто служит сегодня, и те, кто теперь в запасе, но приехал на родную базу из многих городов России, – тепло, с благодарностью, особенно за требовательность командиров, вспоминали своих сослуживцев. По всему чувствовалось, что ветераны обо всех трудностях и лишениях службы забыли напрочь.
Зато добрая память о Севере, о боевых товарищах, родимых кораблях – это святое. Часто вспоминали капитана 3 ранга Владимира Высоцкого, когда-то командовавшего дивизионом тральщиков. А теперь он – самый главный начальник военных моряков, адмирал, командующий Военно-Морским флотом России. Также тепло отзывались о других командирах тральщиков и дивизиона. Один из них, Михаил Бестужев, сидел рядом с чувашской делегацией. Трогательно было наблюдать, как он, за годы службы прошедший суровые испытания, волновался и даже смущался от добрых слов в свой адрес. И, похоже, чтобы поумерить похвалы в свой адрес, Михаил Семенович при поддержке супруги Эллы затягивал до боли родные напевы: «Прощайте, скалистые горы. На подвиг Отчизна зовет… Я знаю, друзья, что не жить мне без моря, как море мертво без меня…»
Считай, каждый тост – известные «За тех, кто в море», «За семь футов под килем», минерский «Чтоб не ошибиться ни разу» – сопровождался песнями. Романтическими и ностальгическими, а порой разухабистыми, так называемыми «не для сценического исполнения»: «На далеком Севере на хмуром есть губа такая, братцы, Ура. Нет там женщин, нет там водки. Там стоят одни красотки – это наши атомные лодки». Читатель, поймем мореманов – без удали, без простительного «хулигантства» им никак!
Кстати, подводные лодки, правда, не атомные, а дизельные, в Полярном стоят совсем рядом с «Ядрином» и другими тральщиками. Любителям кино здешние скалы, пирсы и другие постройки хорошо знакомы по многим фильмам, в том числе благодаря кадрам недавно снятого «72 метра». На одной из подлодок, «Ярославле», побывала наша делегация. Какие трогательные чувства испытывал автор этих строк, спустившись в «тело» субмарины тридцать с лишним лет спустя после своей службы на атомоходе, описать невозможно. А вот руководитель «Ядринмолока» Николай Малов признался, что был поражен внутренним устройством подлодки, бытовыми условиями моряков: «В армии я был водителем. И думал, что прошел настоящую службу. Теперь понял, что настоящую службу несут моряки…» И еще один штрих. На подлодке мы заметили: робу каждого подводника украшал герб города Ярославля. Подумалось: а нам, ядринцам, слабо последовать этому примеру? Затраты, думается, будут совсем небольшими.
Хотя и на праздничном обеде были представлены надводники, на нем вспомнили и песню-тост подводников: «Бокалы и кружки содвиньте. Наполним их дозой весомой. Количество градусов в шиле (читай по-сухопутному: в спирте) равно широте, где живем мы. Мы выпьем за отдых короткий. За то, что сегодня мы в сборе. За наши подводные лодки. За наше полярное море. Выпьем за горечь разлуки. За тихие девичьи слезы. За то, чтоб число погружений равнялось количеству всплытий».
Что тут скажешь? В песнях – и душа, и характер, и настроение моряка. Да и слова «Чтоб число погружений равнялось количеству всплытий» несут огромный, применимый ко многим земным ситуациям философский смысл.

А ЕЩЕ НАМ ВЕРНЫЕ НУЖНЫ РЕБЯТА

Увы, сегодня на базовом тральщике «Ядрин» проходит службу лишь один моряк из Ядринского района, главный старшина Сергей Тимофеев из села Никольское. Встретиться нам с ним не удалось – Сергей был в отпуске.
Между тем каждый год два раза, весной и осенью, глава района Евгений Яранский вручает путевки на «Ядрин» 5-7 призывникам – самым подготовленным, физически крепким, что называется, проверенным парням. Однако почти никто из них до тральщика не доходит. Судя по всему, трудолюбивых, послушных чувашских ребят комиссии по распределению будущих воинов направляют в более нуждающиеся части.
Что делать? Как добиться, чтобы ядринцы достойно были представлены на «Ядрине»? Не знаю. Возможно, ответы на эти вопросы известны военному комиссару республиканской призывной комиссии. Пока же создается впечатление, что целевым пополнением экипажа «Ядрина» (как и военного корабля «Чебоксары» на Балтийском флоте) у нас мало кто занимается.
Такая ситуация не может не беспокоить Чувашское отделение Общероссийского движения поддержки флота. Это движение достаточно активно занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи. И считает, что по духовной, моральной, кадровой и материальной поддержке флота нужно и можно делать гораздо больше. Думается, кое-что в этом направлении могли бы сделать многочисленные молодежные общественные объединения. Не только же им петь и плясать да размахивать флагами!
– Сегодня мы готовы принять в экипаж «Ядрина» не менее десяти чувашских парней – хоть срочнослужащих, хоть контрактников, – говорит командир дивизиона тральщиков капитан 2 ранга Геннадий Кущан. – Да и другие корабли будут очень рады пополнению. Так что пусть ребята едут к нам, пусть обращаются в военкоматы. Это на словах только Север называют крайним, хмурым. Природа у нас вполне подходящая – даже то, что Кольский залив и зимой не замерзает, говорит о мягком климате. Находится Полярный не за семью морями – всего в полустах километрах от Мурманска. Условия службы год от года улучшаются – к счастью, после десятилетия игнорирования интересов вооруженных сил руководство страны теперь делает все для усиления боеспособности флота, материальной поддержки моряков. Недаром считают, что военный флот – это как лицо, как символ России.
Сейчас в Полярном – полярные дни. Даже в полночь светит солнце. И в такую пору корабли, притулившиеся к пирсам в Екатерининской гавани, смотрятся особенно красиво, элегантно и мощно. Будто их экипажи, желая выйти в море, ждут команды: «По местам стоять! Отдать швартовы!» И хорошо, что эта команда порой зовет только в учебные походы. Морские походы для боевых действий нам не нужны. Но если понадобится, экипажи «Ядрина» и других кораблей готовы к ним.
…В народе популярна песня, где говорится, как «радостно встретит героев Рыбачий родимая наша земля». Тральщик «Ядрин», конечно, мог бы дойти до «дома», где радостно встретят, – Ядрина. Фарватер Суры позволяет. Однако зачем ему сюда? Место «Ядрина» – в боевом строю Северного флота. Его флаг, как и прежде, реет над волною синей Баренцева моря. Команде «Ядрина», как и всем нам, более всего нужна Родина – Россия. Нет, не теряет на флоте популярности песня: «И тогда вода нам, как земля. И тогда нам экипаж семья. И тогда любой из нас не против хоть всю жизнь служить в военном флоте».

Ядринская делегация на палубе Ядрина с командиром тральщика Флексеем Федоровым и старшим матросом из Алатыря Денисом Балеевым

Опубликовано: 11 июня 2008
Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. Перелистывал газету в поисках статьи М.Кирилловой о II Международном Кокелевском пленэре и «наткнулся» вновь на эту статью. Впрочем газетное слово «статья» к этой публикации звучит грубо и не подходит. Это, скорее всего, на мой взгляд,- песня. Как преподаватель университета с большим стажем предлагаю редакции газеты «Советская Чувашия» на основе таких великолепных статей составить и издать учебное пособие-практикум для студентов журфака. Думаю,что за пособие будут признательны студенты не только нашего прекрасного университета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.