Гуляет спикер по Бродвею

В Уфе, на заседании Президиума Госсовета Рос­сийской Федерации на тему сохранения межнационального мира Президент призвал избегать определений, ко­торые «чужды нашему национально-государственному делению». Дмитрий Медведев возмущенно говорил: «Какой эмир? Какой джамаат? Мы же с вами понимаем, что это не борцы за веру, а убийцы и бандиты».
Но определения, чуждые нашему национально-государственному делению, идут сверху. Начинали его не журналисты, а сами законодатели. Власть сама показывает при­мер, как бесцеремонно можно нарушать святую святых – Конституцию России. Известно, что Федеральное Собрание состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы. Но Совет Федерации называем сенатом, его членов – сенаторами, а председателя – спикером, его заместителей – вице-спикерами. Даже телепередача, посвященная работе Совета Федерации, называется не как-нибудь, а именно «Сенатом». Также спикером называем и председателя Государственной Думы, вице-спикерами его заместителей.
Согласно Конституции исполнительная власть называется прави­тельством Российской Федерации. Статья 110 Конституции гласит: «Правительство Российской Федерации состоит из председателя правительства Россий-ской Федерации, заместителей председателя правительства Российской Федерации и федеральных министров». Однако председателя правительства называем премьер-министром, заместителей соответственно – вице-премьерами.
Мы, чуваши, никогда не отставали от впереди идущих. Иногда даже опережаем. Пока не слышно, чтобы где-то массово появились сити-менеджеры, а у нас они есть. И для сельского старосты обязательно подберем не менее звучное американское слово. Что касается спи­кера, премьера, то они у нас давно стали родными словами. Хотя М. Михайловский подписывает официальные бумаги как председатель Государственного Совета, но ему приятнее быть спикером. Сразу же после Лужкова и мы начали своего столичного градоначальника называть мэром.
По-моему, на местах происходит американизация всей нашей жизни. На одном из рекламных щитов нарисован милый малыш, а рядом слова: «Вечно хочется жить в родном городе». Но он, малыш, не знает, что для меня Чебоксары давно перестали быть родным городом, давно я живу в «американизированном» городе. Все страны, большие и ма­лые, воспитывают своих патриотов. Только мы, выходит, воспитываем патрио­тов Запада?
Около выставочного центра, рядом с заправочной станцией, целый год была вывеска «Манхэттен». Все оглядывались, нет ли по­близости киоска или ларька под таким названием. Потом начали сносить гаражи и освобождать местность. Мы подумали, что здесь будет что-то. Но только под названием «Манхэттен». Через некото­рое время местечко около речного порта назвали этим словом. В Чебоксарах есть названия иностранных го­родов и их земель. Я, например, живу на Эгерском бульваре. И это название меня ничуть не унижает. Наоборот, поднимает дух. Я знаю, что в Венгрии, в городе Эгер, есть и чувашские названия. Но в США нет ни Грязев-ской стрелки, ни Лакреев-ского леса. В нашем городе по названиям кафе, магазинов, пивных, развлекательных учреждений можно изучать географию Аме­рики: Чикаго, Майами, Бродвей.
При Чебоксарском горисполкоме работала комис­сия, которая рекомендовала то или иное название. Говорят, что она существует и сейчас. Очень желательно по-настоящему воз­обновить работу этой комиссии и очистить город от иностранщины, чтобы тому малышу на рекламном щите действительно вечно хоте­лось жить в родном городе, а не перебежать за океан.
Засилье иностранных слов появляется потому, как объяснил один чиновник, что нужно привлекать туристов. Если кто хоть раз побывал за границей, скажет, что такого странного подхода к проблеме нет нигде. Каждая страна защищает язык своей нации. Во многих странах не только вывески, но и реклама на иностранном языке за-прещена. Мы откровенно издеваемся над великим и могучим языком, а свой – мелодичный чувашский – игнорируем. Однажды около маштехникума пересел в троллейбус № 1 и решил проехать до Волги. Иностранные слова, которые попадались на глаза, записывал. Исписал целый блокнот.
Если чья-то прихоть сильнее законов, не будет ни националь­ного мира, ни благополучия. Объекты являются принадлежностью собственников. Но их наз­вания принадлежат всему городу, всем нам. Красная площадь или Арбат, например, стали символами Москвы. Симво­лом Чебоксар пока не объявлен «Мега Молл». Но он им станет, ведь поч­ти на каждой улице встречается это слово как дорожный указатель или как реклама, приглашающая за покупками.

Д. ГОРДЕЕВ,
народный писатель.

Опубликовано: 1 марта 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.