Гребень для позвоночника

В Федеральном центре травматологии и эндопротезирования внедряют новые методы подготовки пациентов к операции по поводу идиопатического сколиоза. Каждый, кому приходилось ложиться в больницу, знает, что это серьезное испытание для нервной системы. Когда же человеку предстоит делать операцию, напряжение вырастает многократно. Особенно если есть сомнения, будет ли лучше? Вот в центре и решили познакомить подростков, которые собираются оперироваться с теми, у кого все уже позади.
Девочки собрались – одна краше другой, почти все с модельной внешностью, просто обидно, что на такую красоту покусилась болезнь. Увы, юношеский идиопатический сколиоз поражает в основном тонких, стройных девочек, причем в пять раз чаще, чем мальчиков. Болезнь эта коварна тем, что у ребенка ничего не болит, развивается он нормально, но в какой-то момент родители начинают замечать, что их чадо стало сутулиться. Во время полового созревания всплеск гормонов устраивает в организме настоящую революцию, после которой фигура девушки может оказаться в прямом смысле «изуродованной»: одно плечо выше другого, спина превращается из сутулой в горбатую. Головные боли, быстрая утомляемость становятся постоянными спутниками.
Такой сколиоз пытаются лечить самыми разными способами: в ходу специальные корсеты, ежедневные массажи и упражнения в течение многих лет. Увы, помогает это далеко не всем.
Пока единственный метод, приносящий облегчение – это хирургическое вмешательство. Операция сложная и дорогостоящая: конструкция похожая на гребень, которым фиксируют позвоночник пациента, стоит триста тысяч рублей. Финансируется федеральным бюджетом, так как относится к высокотехнологической помощи.
Маша, одна из первых пациенток, прооперированных в центре, решилась на хирургическое вмешательство без каких-либо колебаний. Мама ее поддержала, хотя врачи, наблюдавшие девушку по месту жительства, от операции ее дружно отговаривали: сутулость была не очень заметной, а тут все-таки риск. Но Маша никого и слушать не хотела: «У меня были постоянные боли в спине, часто болела голова, к концу дня уставала так сильно, что хотела только полежать. Подружки гуляют, в кружки ходят, на дискотеки, а у меня даже никаких желаний к вечеру не оставалось». После операции первые три дня едва сдерживала слезы, но маме, которая была рядом, боялась признаться, что жалеет о своем решении прооперироваться, чтобы ее не расстраивать. Но как только раны чуть-чуть затянулись, появились силенки, все сожаления растаяли. Сейчас она рада, что была настойчивой в своем желании быть здоровой.
Марину в больницу привел папа. Девочка спортивная, много плавала и до операции, и теперь занимается в бассейне, ходит на лыжах. Папа доволен, что спинка у девочки ровная, осанка грациозная, чувствует она себя хорошо: «Когда врачи разрешили дочери вставать, смотрю – у меня ребенок на полголовы вырос, – делится он своими впечатлениями. – Мы быстро восстановились, не нарадуемся на результат, и очень благодарны врачам за их тяжелейшую работу. Ведь ей замуж выходить, детей рожать».
Девочки обычно очень трепетно относятся к своей внешности, потому не могу удержаться от вопроса, не беспокоит ли их шов, но тут же получаю ответ: уж лучше шов, чем кривая спина. Маша даже на пляже спокойно загорает, а вот Марина, хотя и кричит, что шов лучше, в бассейн пока ходить стесняется, предпочитая плаванью волейбол.
Пациентки, кому еще предстоит сделать операцию, слушают рассказы «бывалых», впитывая каждое слово. Все они жительницы нашей республики и надо сказать, что им повезло получить квоту. Квот на этот год пока получено всего четырнадцать, а заявок же только из других регионов страны уже подано сорок. Казалось бы, встань в очередь и жди, пока она подойдет, но тут есть одна тонкость. Операция должна быть сделана вовремя, потому что болезнь прогрессирует, а после двадцати лет делать ее уже бесполезно.
В Германии медики продвинулись немного дальше: оперируют таких детей при первых признаках сколиоза, чтобы не дать ему развиться и втянуть в болезнь весь организм. Такое вмешательство менее травматично, и конструкции стоят намного дешевле. В Белоруссии идут другим путем: организовывают санатории-интернаты, где дети лечатся по специальным программам. Здесь есть свои плюсы, но и минусов хватает: не всякий ребенок захочет жить вдалеке от семьи, и не всем лечение помогает. Открытие специализированных интернатов также требует немалых денег, и хотя идея эта неплохая: пролечить детей в санатории, а тех, кому это не помогло – прооперировать, она вряд ли будет у нас воплощена в жизнь в ближайшее время.
К сожалению, причины возникновения идиопатических сколиозов пока медицине неизвестны, а потому и профилактика их невозможна, но это не значит, что все нужно пускать на самотек. Заведующий детским травматолого-ортопедическим отделением центра Игорь Григорьев рекомендует систематичски осматривать спинку ребенка, нет ли у него асимметрии плечиков, лопаток, талии. Попросить его наклониться вниз, чтобы свешивались ручки и посмотреть симметрично ли проступают ребра. Если заметили асимметрию, обратитесь к детскому ортопеду. Любое нарушение осанки нужно корректировать, чтобы сохранить ребенку качество жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.