«Шывармань» заметно помолодела

Во вторник национальной оперой «Шывармань» в Чебоксарах открылся ХХ Международный оперный фестиваль им. М.Д. Михайлова.
Четвертое по счету прочтение оперы Федора Васильева готовилось сразу в честь двух дат – 90­летия классика чувашской музыки и полувекового юбилея ЧГТОиБ, начинавшего свой путь с постановки этой оперы. К тому же новая работа была поддержана двухмиллионным грантом Президента Чувашии. При таком раскладе нынешняя версия легко могла подернуться парадной мемориальностью, которой не смогли избежать многие юбилейные и национальные «полотна». К счастью, спектакль получился очень живым, ярким и необычайно молодым и красивым. Это могли увидеть тысячи пользователей Сети, премьера транслировалась он­лайн.
Режиссер Максим Жучин и дирижер Ольга Нестерова заметно сжали пружину сюжета, от прежних трех действий осталось два. Революционные настроения чувашской деревни накануне 1905 года ушли на задний план, дав волю чувствам и тайнам обрядов, их красоте и жестокости.
Вот богач Арлан, желающий подмять под себя все и вся, узнает, что для богатства и власти придется принести в жертву самую красивую девушку. Вот он видит Сарби и задумывает не топить жертву у основания водяной мельницы (что по­чувашски и означает «шывармань»), а, по сути, сделать своей наложницей.
Вот деревня расправляется с ним, хотя ничего уже не исправишь. В прежних постановках это всегда был жуткий старик, чтобы было понятным отвращение к нему несчастной сиротки. Нашего красавца Константина Москалева, поющего партию жадного злодея, тоже густо загримировали. Хотя, думается, красивый Арлан внес бы в сюжет лишь новые, интересные нюансы.
Народные сцены сбавили бунтарский пыл. От этого опера несколько потеряла в мощи, зато проявилась музыкальная красота дуэтов и сцен ярмарки и потустороннего девичника прежних жертв шывармани. Художник Валентин Федоров все больше набирает опыта в работе с национальной темой. Он добился впечатляющей подвижности и образности декораций. Колесо водяной мельницы – это и колесо судьбы, оно несет элементы рунического письма и соединяет реальный мир и мир духов. Лес здесь и страшен, и чудесен. Балки плотины то сдвигаются над головами героев, то становятся мостом, то разъединяют их навеки. Трагедия «Шывармани» читается при первом же взгляде на сцену. Особый респект следует высказать за костюмы, которые на оперной сцене не могут быть аутентичными, но и не должны скатываться в сугубо концертные одеяния. В 1960 году для постановки этой оперы потребовалось двести комплектов лаптей. Федоров одевает солисток в белые сапожки. «Отход» от правды делает образ героев лишь романтически законченным. Недоумение вызывает лишь глянцевое «кино» на заднем плане, иногда напрочь перечеркивающее все изыскания художника.
И все же главное достижение в новом спектакле – это работа наших молодых солистов. Татьяна Прытченкова, Константин Москалев, Николай Иванов, Лариса Васюхина, Маргарита Финогентова, Иван Снигирев – нынешний ансамбль, при всем уважении к прежним исполнителям «Шывармани», сложился на удивление гармонично. Молодежь театра работает очень азартно и упорно. Она открыта, ей все интересно, и это уже заметил зритель. И записал молодых в свои любимчики. Поэтому, несмотря на то, что постановщикам удалось справиться в опере не со всеми «советскими наслоениями», эту «Шывармань» определенно будут смотреть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.