Маршрут по выбору

Интервью с директором чебоксарского лицея № 3 Ириной ПОЛБЕННИКОВОЙ

ВМЕСТО ЭПИГРАФА
«Когда я был в школе у моей давней подруги Полбенниковой И.И., директора физматлицея, мне бросилась в глаза одна деталь:
на самом видном месте в цвете надпись: «Прорыв месяца» – Коля Петров: +0,6». Спрашиваю у нее: «Кто такой Коля Петров? И что такое +0,6?» «+0,6 – увеличение среднего балла по всем предметам».
– «А Коля Петров?» – «Троечник».

(С форума «Завуч-инфо»).

О ФЛАГАХ И ПАРИЖЕ

– Ирина Ильинична, а что за история такая с Колей Петровым?
– Все просто. В каждом классе прослеживается динамика среднего балла детей, и когда у кого-то динамика максимальная, не важно, перешел ученик с «2» на «3» или с «3» на «4», он попадает в «прорыв». Ведь коль уж мы сейчас говорим об индивидуальном подходе к ученику, надо смотреть и на индивидуальный прогресс. Особенно у тех, кому учеба дается непросто. А в мае присуждается премия «Овация», и ребята из «прорыва» номинируются на нее наравне с олимпиадниками и отличниками, получают награды и дипломы.
– В этом году команда лицея победила в российском турнире «КЭТ-Баскет», была награждена поездкой в Париж. С одной стороны – юная элита, физики, математики, с другой – спортсмены. Как это сочетается?
– В лицее дети проводят 7 лет, по 6 часов почти каждый день. Огромный отрезок жизни! Поэтому важно не только учить детей, но и создавать условия, чтобы ребята развивались всесторонне. Огромная помощь в этом деле идет от родителей, от созданного ими общественного фонда. Сейчас из него финансируется почти все, что сверх уроков: кружки, спортивные секции – баскетбольные, волейбольные, сейчас хотим открыть футбольную по просьбе родителей. При этом не важно, сколько именно кружков и секций в этом году посещает лично твой ребенок, одну или пять, – все для всех бесплатно, финансы идут из общего котла. Отсюда и результаты, в том числе тот, про который вы говорили. Но еще важней внутренний эффект – ребенок в чем-то обязательно должен быть успешным. В спорте, в учебе, в общественной жизни. Иначе пойдут комплексы, неуверенность в себе…
– В лицее есть традиция: 1 сентября на школьную линейку выносят флаги России, Чувашии, флаг лицея и даже флаги классов. Как Вы считаете, сами дети как относятся к патриотической церемонии? Она им действительно важна? Или – раз взрослым надо, так и быть, подыграем?
– По-разному относятся. Я же, когда на линейке стою, вижу: кто-то проникся, кто-то откровенно скучает. Но перед тем как вынесут флаги, всем, особенно новичкам, обязательно объясняют: сейчас надо стоять тихо, не вертеться. Потому что эта церемония – демонстрация уважения к своему народу. И к школе, и к самим себе в том числе. То есть пытаемся неформально проводить эту процедуру. Чтобы дети приняли ее.

ОБ ЭМИГРАЦИИ, ВЗРОСЛОЙ И ДЕТСКОЙ

– Каждый год ваши лицеисты успешно выступают на олимпиадах, отлично сдают ЕГЭ. А потом 99% уезжают учиться в Москву…
– Не 99 процентов все-таки. В этом году, по-моему, 85. А насчет того, что в Москву… Знаете, Катя, в этом смысле я согласна со словами первого Президента. Обычно я первых лиц не цитирую, но поскольку он бывший Президент, вспомню: Николай Васильевич говорил, что ничего плохого нет: пусть уезжают, пусть получают образование в лучших вузах России. Вопрос в том, чтоб они потом возвращались. Но это уже уровень кадровой политики региона – насколько нужны «москвичи», что здесь им могут предложить. А меня куда больше волнует другая тенденция – в Москву один за другим уезжают сильные учителя.
– То есть пошла вторая, уже учительская, волна московской «эмиграции»…
– Да. Сейчас, например, собирается в Москву один из сильнейших учителей лицея, прекрасный математик, воспитавший призера всероссийской олимпиады. Но – у него семья и кроме профессиональных есть обязательства перед собственными двумя детьми, которых надо кормить, одевать, учить. Он очень любит лицей, очень много для него сделал, и решение об отъезде дается ему нелегко. С другой стороны – в Москве он будет получать 56 тысяч рублей за 24 учебных часа, плюс ему обещают оплачивать съемную квартиру. А у нас, если учитель имеет стаж работы более 10 лет, высшую категорию и берет 24 часа, зарплата будет чуть выше 10 тысяч рублей.
Недавно меня пригласили на общественные слушания по бюджету республики. И там министр финансов Смирнов назвал среднюю учительскую зарплату по Чувашии, 9 с чем-то тысяч рублей. Привел данные и по соседним регионам. Если сравнивать с ними, вроде ничего страшного: у нас чуть поменьше, чем в Татарстане, чуть побольше, чем в Марий Эл. Но человек-то оценивает свою зарплату не в сравнении с соседними регионами – с реальными возможностями жить на такие деньги и содержать семью. Я понимаю, Москва сейчас государство в государстве. И регионы, конечно, не виноваты, что так случилось. Но проблема от этого понимания меньше не становится.
– Список потерь, кстати, можно продолжить. Недавно в Москву перебрался наш учитель года Петр Галанюк. Из Аликовского района в этом году в столицу уехали две учительницы: одна устроилась в школу, другая – официанткой в кафе…
– Я тоже продолжу. В Москву недавно отправилась учительница из 61-й школы, нашла работу гувернантки. У меня за два года уехали: мой заместитель, учитель математики (оба почетные работники общего образования РФ) – из-за того, что нужно было помогать детям-студентам. Уехал замечательный педагог-организатор – зарабатывать на квартиру.
– Отговаривать уезжающих не пробовали?
– Нет у меня аргументов их отговаривать! Разве что сказать – бросай семью, сними с себя все обязательства и отдавайся школе. Ну я ж не могу так сказать, я-то своих детей уже вырастила. И зарплаты директора мне хватает. А посадите меня на учительский оклад – о чем я буду думать? В первую очередь, где сэкономить, как уложиться в эти деньги. А если дети маленькие, то к этому добавится еще чувство вины перед ними. Представляете, какой эмоциональный фон уныния возникает у учителя. А ведь он, работающий с детьми, должен быть светлым человеком, оптимистом…

О КОПЕЕЧНЫХ ДОЛГАХ И КАРУСЕЛИ ПРОЕКТОВ

– Ирина Ильинична, а сами Вы оптимист?
– Пожалуй, да. Но это избирательный оптимизм. В последнее время все чаще появляется ощущение, что я работаю в тылу врага.
– А враг кто?
– Не знаю! Но я все время защищаю школу. Недавно должна была представить в прокуратуру кучу бумаг о долге в Пенсионный фонд. Долг, кстати, в 32 копейки. На днях от нас потребовали другую кучу бумаг – должностные инструкции, положение об оплате труда, правила о приеме в лицей, правила о поощрении и наказании учащихся. Массу отчетов требуется оформлять почти ежедневно. И грустно, и бумагу жалко, и свое время – ведь его так мало остается на действительно нужные дела, на учителей, учеников…
– Сейчас не жалеете, что в свое время стали директором?
– Все-таки нет. Ведь до того, как прийти в лицей, тогда еще школу № 27, я к нему со стороны долго приглядывалась. Здесь работала замечательный учитель физики Тамара Васильевна Александрова, у нее учился мой сын, и я по-педагогически ревниво следила за его конспектами. Вообще был сильный костяк математиков и физиков, перешедших из школы-интерната при ЧГУ. Признаюсь, когда шла в директора, думала, ненадолго – осуществлю свой проект-мечту, сделаю из школы лицей. А потом новый проект. Еще один… И так до сих пор.
– Кстати, о проектах, Говорят у вас в лицее проекты создают и пишут все, начиная с пятиклассников.
– Во-первых, есть проекты социальные, от ученического самоуправления. Ежегодно вся школа выбирает лидеров от каждого звена – младшего, среднего, старшего. И эти лидеры предлагают свои проекты по всем направлениям лицейской жизни. Причем задача не просто предложить, но и самим сделать. По принципу: ты лидер не потому, что выступаешь с трибуны на конференциях, а потому, что способен сформировать команду, распределить обязанности и довести дело до конца.
– Доводят?
– Не всегда. Но с каждым годом это удается все чаще. Нынче, например, старшее звено решило, что надо обновить актовый зал, прикупить аппаратуру. Сейчас ребята пишут смету, делают выбор по цене – качеству. Потом сядем вместе, будем думать, как найти спонсоров. Планирую и ребят подключить. Согласитесь, одно дело, когда с просьбой к руководителю фирмы выходит директор школы, и другое – Вася Иванов, член ученического самоуправления. Последнее может даже лучше сработает.
– А что по проектам «во-вторых»?
– Второе и главное – учебные проекты. В начале года ребята выбирают себе направление, в рамках которого будут работать над задуманным ими же проектом. А в конце полугодия начинается проектная карусель – ученики по очереди идут смотреть, что получилось у других. И заодно присматривают себе новый проект – возраст такой, важно все попробовать. Причем младшим достаточно показать результат работы: спектакль, литературный альманах, макет для школьного музея и т.п. А вот старшеклассники должны уметь описывать проект: цели, задачи, используемые ресурсы и т.п. Согласитесь, без проектных технологий уже никуда – тут грант, там проект…
А в целом проектная деятельность – это как раз то, о чем говорится в новых образовательных стандартах: формирование компетентностей ученика, практический аспект обучения, высокий уровень самостоятельной деятельности учащихся. Но проектные методы требуют такой неспешности в работе! А учебные программы так информационно перенасыщены! И, углубясь в проекты, учитель может просто не успеть дать тех системных знаний, которые от него требует, в частности, ЕГЭ.

О ПЯТЕРКЕ ТРЕХ УРОВНЕЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МОНОПОЛИИ

– Еще одна проблема школьных программ – они универсальны, они созданы без учета индивидуальных способностей ученика. А ведь у ребят разный учебный потенциал. Скажут – как так, у нас же есть профильные классы! Да, но и в них разброс широкий – кому-то слишком просто, кому-то слишком сложно.
И третий момент – у учеников нет самостоятельности в организации собственного учения, нет информации о детальном содержании учебной программы. Объясню – сейчас только учитель является носителем информации о том, что есть главное и существенное в учебном материале. И только он знает, что надо, чтобы получить тройку. Или четверку, пятерку. Такой учительский монополизм…
– Да так всегда и было. Разве можно это изменить?
– Можно попробовать. Открою секрет – сейчас мы разрабатываем путеводители по предметам, пособия, которые детально раскрывают всю программу. В путеводителе есть ключевые вопросы – как стержень. Отвечая на них, ребенок выяснит то самое главное и существенное в учебном материале. Есть критерии, по которым ставятся отметки: за что «5», за что «4» и«3», все конкретно.
Далее – обучающие тесты и творческие задания. Напротив некоторых заданий звездочка. Или две. Это – уровень сложности. Предполагается, что ученик (само собой, с участием родителей) выберет для себя уровень, на котором будет изучать, например, физику. Уровень А для тех, кому предмет в дальнейшем не будет нужен. Уровень В – это гарантированно высокий балл по ЕГЭ. А С – уже олимпиадный уровень. Причем все, кто справился с заданиями, получат пятерки. По критериям своего уровня.
Есть в пособии графические конспекты, чем-то похожие на шпаргалку. И главное, подсказки: наводящие вопросы, ссылки, образцы решения задач. Кто-то из ребят воспользуется всем набором подсказок, кто-то сумеет справиться без них. И, наконец, есть как бы договоренность между учителем и учеником. Видишь, все открыто, на «контрольных» задания только из этого пособия. Если ты все подготовил и прорешал, пятерка своего уровня обеспечена.
– Так ведь можно запомнить варианты ответов, заготовить шпаргалку.
– А бесполезно ее готовить. Буква правильного ответа будет изменена, и номер вопроса, и вводные числа. Тут еще важно что – если ученик, например, заболел или уехал на соревнования, по этим путеводителям он может учиться сам. В дистанционном обучении путеводители тоже очень будут полезны. Не случайно второе название этих пособий – индивидуальный маршрут ученика.
– Но ведь тогда учитель может лишиться своей монополии…
– Да учитель от своей вынужденной монополии сам страдает! При одинаковой для всех учебной программе он рассчитывает урок на «среднего» ученика. В результате часть детей его с трудом понимают, отличники откровенно скучают. Учитель, конечно, нервничает, идет хроническая неудовлетворенность работой, эмоциональное выгорание. А тут всем путеводитель в руки, и дети работают на своем уровне. Да, сначала придется вложить в создание пособий много времени и сил. Зато потом будет легко.
Разработка таких путеводителей идет не только у нас в лицее. Например, над пособием по химии наряду с нашими учителями трудятся коллеги из 2-го и 4-го лицеев. Путеводители по биологии пишет и учительница из 5-й гимназии. Несколько уже готовых пособий апробируют в школах Чебоксар и Шумерли. Получился такой сетевой проект, по инициативе снизу. А недавно позвонила учительница из Вурнарского района, сказала, что хочет создать путеводитель по русскому языку. Я так рада! Ведь если у нас получится, это может быть совсем другая школа…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.