Виктор ЕРОФЕЕВ: Мы получили свободу частной жизни

Дни культуры Москвы подарили чебоксарцам встречу с писателем, критиком, публицистом и телеведущим Виктором Ерофеевым.
Прозаик прибыл в республику прямо из Крыма, в Коктебеле у него строится дом, открытый для интересных собеседников, что, видимо, продолжает традиции творческого общения в Доме поэта Максимилиана Волошина. К тому же в Симферополе он проводил встречи с читателями на тему «Мы еще учимся жить не на коленях», где говорил о главных врагах русского человека – апатии и равнодушии. Вдогонку этим встречам уже неслись публикации с полярными мнениями о его высказываниях. Но человеку независимых взглядов к этому не привыкать. На встрече в Национальной библиотеке Виктор Ерофеев тоже не уклонился от писательской миссии и поделился своими главными волнениями на сегодняшний день.
Нам все мешают
А волнует его то, что мы потеряли представление о том, что такое человек. Поэтому автор «Русской красавицы» в последнее время пытается найти, а где, собственно, наш центр сборки. Ведь за последние сто лет человек катастрофическим образом изменился, но именно в нашей стране люди больше всего ленятся отвечать на сложные вопросы, которые ставит перед ними жизнь. И продолжают жить с лозунгом, который точнее всего сформулировал еще Тургенев в своих черновиках к роману «Отцы и дети»: человек хорош, обстоятельства плохи. Уверенность, что нам все время мешают обстоятельства, семейные, бытовые, национальные, идеологические, международные, гость Чебоксар называет одним из главных зол, мешающих нам понять самих себя и двигаться дальше. Из-за неумения честно обозначить проблему мы даже не смогли разобраться, отчего в стране вместо демократии и прочего «неба в алмазах» случился бандитизм и беспредел.
В нечеловеческих условиях
Однако, рассуждая о том, почему мы оказались в сложном положении, писатель все равно начинает с внешних обстоятельств. Ведь в России никогда не жили в нормальных человеческих условиях. Начиная со времен Ивана Грозного люди находились под постоянным «прессом». В. Ерофеев убежден, что мы стали заложниками этой формы существования. А российская интеллигенция, сопротивлявшаяся этому начиная с 19 века, в противовес такой жизни возвеличила человека, создала его идеальный образ. Но вот его внутренних пороков лучшие умы разглядеть не удосужились. Так и живем до сих пор, уверенные, что во всех наших бедах виноват кто угодно, будь то американцы, евреи или китайцы, только не мы сами. Мы всегда отталкивали наши пороки во внешний мир, уверен писатель. Хотя если просто взять Евангелие, то там ясно говорится, где находится главный враг человека. Внутри него самого. Кстати, последняя публикация писателя в «Огоньке», посвященная небывалой жаре и пожарам в России, носит говорящее название «Гарь пороков».
Не мог обойти Виктор Владимирович в этом смысле и творчество маркиза де Сада, оказавшего на писателя грандиозное влияние. От чтения опусов маркиза, в которых показано, что может стать с человеком при полной безнаказанности, молодой тогда еще литератор испытал шок. С тех пор его преследует беспокойство: оказывается, зло составляет очень глубокую сущность человека. Поэтому мы должны его контролировать и ограничивать самыми разными способами: воспитанием, образованием и нашей общественной ситуацией. Пока же мы к этому вопросу относимся, по выражению кавалера французского Ордена почета, с империалистическим пафосом. Уверяем себя, что человек хорош. И одновременно позволяем государству и прочим властвующим инстанциям относиться к нам не по-человечески. То есть постоянно живем в пропасти между нашим идеализмом и реальностью.
Страна без мужчин
Может быть, поэтому в течение последних ста лет мы уже дважды успели потерять наши общенациональные российские ценности. В 1917 году все рухнуло, история России, как конь, споткнулась о революцию и разбилась, а в стране стали насаждаться совсем другие ценности. Честь перестала быть честью, порядочность высмеивалась. И мужчины перестали быть мужчинами.
На советском пространстве особенно пострадали мужчины, считает В. Ерофеев, автор литературного исследования «Мужчины». Он писал эту книгу, понимая – дело действительно плохо. Наш мужчина не обладает человеческой ответственностью за свои поступки. Или обладает в недостаточной мере. И отсюда все беды. Вот и наша буржуазия в лице тех же мужчин оказалась совершенно антинациональной. В мире просто нет более антинациональных капиталистов, что в полном составе повернулись к стране спиной. Ну или почти в полном.
Можно сказать, что мы вообще потеряли мужчин. У нас есть мужики, парни, пацаны, ребята. А мужчиной, ну в лучшем случае только в магазине могут назвать. И то случайно. Вот и выходит, что Россию в это время на своих плечах держали женщины. Женщина наша всегда любила любовь больше, чем коммунизм, и хотела, чтобы дети были сытыми и опрятными, чтобы мебель в доме, чтобы все как у людей. И вот эти, казалось бы, мещанские ценности, против которых воевала советская страна, нас и сохранили. Если бы у нас были одни мужчины, предположил организатор ток-шоу «Апокриф», этой встречи не было бы просто потому, что она никому была бы не нужна. Поэтому в нашей стране нужно начинать с себя. Особенно мужчинам.
Сквозь треск старого приемника
Однако, будучи «прорабом человеческих душ», как все вдумчивые писатели, Ерофеев не спешит продолжать комплименты даже героическим женщинам. Нашу культурную ситуацию, по его мнению, не спасают и они. Писатель уверен, что мы до сих пор ориентируемся на сказку. То есть являемся архаическим обществом. А это совершенно контрпродуктивно. И главная печаль во всем этом, что мы не то чтобы не хотим что-то поменять, а что мы об этом даже не думаем. Если и есть хоть какие-то просветы, то они, как считает сын советского дипломата, касаются сферы частной жизни. В ответ на некоторую лояльность к Кремлю мы получили некоторую свободу частной жизни. Впервые со времен Петра III, который в 1772 году издал Указ «О вольности дворянства». И если с политическими свободами мы не справились, то хоть на основе частной жизни можно что-то строить. Хотя мы еще и этого не осознали как наше приобретение.
По мнению Виктора Ерофеева, имеющего большую практику общения, зарубежный читатель на подобной встрече всегда спросит что-либо конкретное, например, что означает утверждение в строке 12 на странице 307? А русский обязательно поинтересуется: «Ерофеев, в чем смысл жизни?» Чебоксарцы не стали нарушать традицию и спрашивали гостя о глобальных вещах, например, кого можно называть истинным писателем, верует ли он в бога и что такое свобода. И он не отмахивался от таких вопросов.
В частности, писателя он уподобил старому советскому радиоприемнику, то есть уловителю волн, в котором сквозь треск помех пробиваются голоса. А наша свобода, на его взгляд, проявляется в ответственном выборе, от блюда в столовой до подруги жизни, друзей и профессии, и именно возможность постоянного выбора делает нас личностями. А вот на вопрос, какие отношения у него с Чувашией, он честно ответил, что никаких особых отношений с республикой у него не сложилось. Но достаточно того, что он знал такого гениального поэта, как Геннадий Айги. Виктор Ерофеев считает, что одного такого поэта хватит на несколько народов. Вот уж кто знал, что такое свобода!
Одним словом, если бы не регламент, встреча могла бы затянуться до утра, ведь на каждую из таких тем Виктор Владимирович может написать целую книгу. Чем он, собственно, и занимается.

Опубликовано: 28 августа 2010

Один Ответ

  1. господин Ерофеев конечно прав, что мы хотим считать себя самыми хорошими, не умея даже в собственном подъезде порядок навести. Но призыв относиться к человеку, как к потенциальному носителю зла все же настораживает. По-моему сейчас как раз это и происходит. Человеческая жизнь все больше обесценивается,ТВ впаривает, что все люди — воры, проститутки, бандиты и мошенники, а остатки порядочных людей — просто лохи. Не думаю, что это «изучение человеческих подлостей». Представлять каждого встречного потенциальным мерзавцем — это сама подлость и есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.