Дело привычки

Владимир Курносов, президент благотворительного фонда «Ассамблея здоровья»Нередко мы видим окружающих с серыми, синими или бурыми лицами, с нарушенной координацией, с пожелтевшими от никотина пальцами, сбивающихся по вечерам в стаи, чтобы принести себя и свое здоровье в жертву «божества» по имени Вредная Привычка. Разве редко мы встречаем такие сцены?
Что же с нами происходит?
На мой взгляд, есть три аспекта эпидемии нездорового образа жизни, которую сегодня привычно нивелируют понятием «вредная привычка».
Первый — медицинский. Биологические процессы, химические реакции, физиологические изменения в организме такого человека сравнимы с процессами, происходящими в выгребной яме, где любая мало-мальская инфекция превращается в бомбу. При этом официальная медицина предпочитает сетовать не на состояние эндоэкологии человека (т.е. того, что у нас внутри), а только на кризис среды обитания. Внешняя среда, конечно, неблагоприятная, но и сам человек сегодня зачастую ничего не делает, чтобы улучшить среду обитания внутри своего организма.
Второй аспект — позиция властей. Почему же до сих пор на сигаретах, крепком алкоголе и, тем более, на всех суррогатных смесях не стоит этикетка «ЯД» в огромной черной рамке, вместо изящной каллиграфии типа — «курение вредит…» или «является причиной…», или «может стать…»? Наше государство, наверное, под предлогом демократии, а, возможно, свободы рынка не желает брать под свой контроль, а значит под свою ответственность изготовление и разлив всей алкогольной продукции, естественно, с соблюдением необходимых параметров качества. Давайте представим, что оно, это самое государство, вдруг раздаст лицензии на изготовление денежных знаков всем, кто изъявит такое желание. Результат один — спланированная диверсия. Так почему же невмешательство в процесс отравления собственного народа мы должны считать проявлением истинно европейских традиций толерантности? А вот в азиатских традициях спиртное вообще неприемлемо. Давайте посмотрим на географическое расположение России. Разве мы не наполовину в Азии?
Третий аспект — социальный. На мой взгляд, основной.
Мы перестали считать себя обязанными влиять на того подростка, который в 10 лет у нас на глазах, поднимая окурок, пристраивает его к губам. Мы стесняемся сказать своим соседям, что их ребенок на детской площадке был замечен с банкой пива. У нас уже не появляется отвращения к беременной молодой девушке, курящей на ходу. Кого же мы с вами увидим в этих же песочницах лет через 20-30? А сколько раз каждый из нас собирался начать новую жизнь со следующего понедельника? Не хватает силы воли? А, может, нам просто не хватает представления о масштабах эпидемии под названием «вредная привычка»?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.