В реальном пространстве

«…Дом каменный, двухэтажный. В верхнем этаже помещаются 5 классов, актовый зал, библиотека, естественно-исторический и физический кабинеты, рисовальный класс…». Так описывается в архивных документах Ядринское реальное училище, построенное в 1908 году на средства мецената Михаила Таланцева. Это было мужское среднее учебное заведение, в отличие от классической гимназии, дающее более глубокие знания по естественным и математическим дисциплинам.
Реальное училище стало достопримечательностью Ядрина, центром общественно-культурной жизни. Главную роль в этом сыграли талантливые преподаватели, выпускники известных учебных заведений России. Они приехали в Ядрин по распоряжению Попечителя Казанского учебного округа. Их опыт весьма интересен и в наше время.

СТИПЕНДИЯ ИМЕНИ ДИРЕКТОРА

Первым директором Ядринского реального училища стал Эраст Августович Вестерман. Выпускник филологического факультета Дерптского университета, кандидат немецкого и сравнительного языковедения, был весьма опытным педагогом, до Ядрина он работал в Казанском Родионовском институте благородных девиц.
Один из принципов Вестермана был таков: «Прежде всего интересы учащихся, а не учащих». Он считал, что «ученикам для общего развития надо давать по воскресеньям больше времени для любимых занятий: чтения книг, рисования и т.д.» Поэтому по решению педсовета домашние задания на понедельник ни по одному предмету не задавали.
Обучение в реальном училище было платным. По правилам, ученики, не внесшие средства, исключались из училища. Но директор разрешал принимать исключенных снова после внесения денег, добивался для бедных учеников бесплатных учебников и бесплатных завтраков, освобождения от платы. Наряду с попечителем училища М. Таланцевым, Эраст Августович часто жертвовал свои личные средства на нужды училища. По предложению Вестермана при училище было решено построить православную церковь, большую сумму на ее возведение пожертвовал он сам, немалые по тем временам средства прислали также его отец и брат.

Группа учащихся и преподавателей Ядринского реального училища. 1916 г.

В 1913 г. Ядринское реальное училище участвовало во Всероссийской торгово-промышленной, сельскохозяйственной и научно-художественной выставке в Киеве, куда были отправлены фотоснимки и диаграммы о жизни учеников. Такие как: «Группа учеников из чуваш: Уледеркин, Афанасьев Алексей, Кузьмин Георгий, Яковлев и Дашков Филипп», «Прогулка учеников на лодке», «Ученики за полевыми и домашними работами» и др. По мнению директора (протокол заседания педсовета от 14 марта 1913 года), «участие в выставке представляет значительный интерес, так как с помощью фотоснимков и статданных можно доказать, что простая, близкая к природе жизнь учеников – это залог здоровья, трудоспособности и бодрости подрастающего поколения». В этом же году на Промышленную выставку в Тифлисе были посланы первый номер ученического рукописного журнала «Любитель природы» и рисунки учеников 4-х классов. Позднее эти экспонаты было решено передать в педагогический музей при Управлении Казанского учебного округа. Интересно, сохранились ли они до настоящего времени?
В 1914 году Вестерман уволился из-за болезни и переехал в Тарту (Юрьев). А в 1917 году в училище была учреждена стипендия имени первого директора. Но получить ее никому не удалось, грянула революция.

НАРИСУЙ СВОЕ СЕЛО

Через три года после открытия училища учителем графических искусств был назначен выпускник Казанской художественной школы Николай Михайлович Сутырин. С первых дней работы в училище он проявил себя страстным пропагандистом искусства. По его предложению стали выписывать картины известных художников, которые развешивались в коридорах и в актовом зале. Рисовальный класс был оборудован специальными партами для рисования, гипсовыми моделями и др. Традиционными стали выставки ученических работ по рисованию, черчению, лепке, рукоделию, на которые приглашались родители и родственники учеников.
Николай Михайлович всегда поддерживал одаренных ребят. Так, на одном из педсоветов он заявил, что ввиду значительных способностей по рисованию ученика Державина (по некоторым предметам этот ученик был очень слаб и стоял вопрос об его исключении), он и его жена будут бесплатно заниматься с ним по другим предметам.
А вот что Сутырин говорил на заседании педсовета 6 апреля 1915 г.: «Детям, возвращающимся в родные деревни, мы, педагоги-воспитатели, должны сказать слово напутствия, и оно должно быть таким: «Первая и главная работа учащихся средних учебных заведений – это по возможности оказать помощь семействам, отцы и братья которых ушли сражаться за честь и славу родины … Помощь не жалкими копейками, а более существенная – своим личным трудом. Предложить матери-солдатке присмотреть за детьми, пока она на поле вершит труд мужа… Принести ей из лесу хвороста, принести воды, написать, прочесть письмо,– и много другого, не сложного, что по силам исполнить нашему ученику. Что касается работ по рисованию на лето, то я не хочу, чтобы они были отвлеченными, не связанными с жизнью… Я предложу ребенку нарисовать его дом с улицы, со двора и подписать под рисунком историю этого дома, его строительства и прочее. Нарисовать свое село, деревню с дерева, с колокольни и под рисунком подписать легенду, историю своего села, деревни. Дети должны знать свою родину и начать изучение ее с родного дома, с родной деревни…».

ИНСТИНКТ ДВИЖЕНИЯ

С 1909 года преподавателем физики и математики в Ядринском реальном училище работал Павел Михайлович Эверс. Выпускник Рижского политехнического института был в курсе всех технических достижений того времени, высоко ценил практические занятия. В каких только образовательных экскурсиях не побывали с ним ребята! Неоднократно ходили они с учителем на метеорологические, землемерные экскурсии по окрестностям Ядрина и по Суре, в ходе изучения физики посещали завод братьев Таланцевых, где было много разных машин. Ежегодно ездили на пароходе в Курмыш, по пути изучая паровой двигатель.
В 1911 г. Эверс провел в реальном училище электрическое освещение при помощи нефтяного двигателя, позднее наладил киноустановку. И сами реалисты увлеклись техникой, очень много умели делать своими руками. Так, его ученик, будущий народный артист СССР Николай Мордвинов, обучаясь в 1920-е годы в школе-студии Ю. Завадского в Москве, с помощью нехитрых приспособлений сумел наладить электрическое освещение в студийном театре, и даже некоторое время работал там электриком.
У демократичного Павла Михайловича было особое мнение по поводу поведения учеников: «…Было бы жестоко и ошибочно из-за каких бы то ни было неудобств, вроде шума, порчи мебели, поднятия пыли и т.д. препятствовать веселой беготне и игре учеников, – писал он. – Основным фактором развития служит движение, подсказываемое инстинктом ребенку. В школе главная опасность – потеря инстинкта естественных движений и активности … Необходимо мириться с шумом, неизбежным при играх, не бояться ответственности при столь редких и даже неизбежных несчастных случаях, жертвовать средства на починку мебели. Нельзя от малышей сразу и нетерпеливо требовать дисциплины и изысканных манер».
Эверс постоянно ратовал за здоровый образ жизни, правильное питание учеников. В протоколах заседаний педсовета сохранились его высказывания о пользе молока, яблок, черного хлеба для молодого организма. После 1918 года работал в Ядринской школе 2-й ступени.

СТИХИ, РОМАНЫ, ТЕАТР

Формированию духовного мира реалистов в немалой степени способствовал преподаватель русского языка и словесности Павел Алексеевич Иванов-Панков. Выпускник историко-филологического факультета Казанского университета пришел в училище в сентябре 1912 г. По его инициативе в ученическую и фундаментальную библиотеки выписывалось огромное количество художественных книг, изданий по истории, философии и т.д. (в списке литературы, выписанной в 1916 году – свыше 450 названий). Ученики имели тетрадочки, куда вносили свои замечания о прочитанном. Поощрялось стремление ребят сочинять стихи, рассказы и т.д.
Иванов-Панков организовал в Ядрине театральный кружок. В нем, помимо учеников реального училища, состояли учителя и городская интеллигенция, а также старшеклассницы женской гимназии. Ставились пьесы Островского «Без вины виноватые», «В чужом пиру похмелье», «Недоросль» Фонвизина, «Женитьба» Гоголя, пьесы Чехова и т.д. В постановках активно участвовал и будущий артист Николай Мордвинов. Сборы со спектаклей шли в пользу бедных учеников.
О человеческих качествах Иванова-Панкова говорит такой факт. 20 ноября 1917 г. на педсовете обсуждался вопрос о «допущении учащихся реального училища в организующуюся в Ядрине дружину для обороны населения от возможных грабежей и насилий со стороны темных личностей…». Учитывая обстановку, некоторые преподаватели предпочли промолчать, другие высказались за это предложение. А Иванов-Панков решительно выступил против. Он заявил: «Вместо того, чтобы прятаться за спины учащихся, организуя из них боевую дружину, лучше самим педагогам всем записаться в эту дружину». После преобразования в ноябре 1918 года реального училища в советскую школу 2-й ступени Иванов-Панков вместе с другими коллегами некоторое время работал в ней, затем – в Ядринском педучилище. В 1929 году переехал в Москву.

В. ПИТЕРНОВА, гл. специалист
отдела публикации и использования
документов Госистархива Чувашии

Опубликовано: 4 августа 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.