Без музея скучно

В недобрую ночь три года назад в Ядрине дотла сгорел историко-краеведческий музей. Теперь одно утешает: в городской библиотеке сохранилась виртуальная экскурсия-воспоминание. И на том спасибо методистам, успевшим на слайдах запечатлеть уникальную историю старинного уездного городка.Без того, что утрачено, уже не слепишь всестороннюю историю самобытного уголка Чувашии. Этим опечален краевед Р. Жуков, назначенный директором пока еще не существующего нового музея. О присказке, мол, «заграница нам поможет», он не упоминает, но на всякий случай еще прошлой осенью Рудольф Васильевич завел знакомство с коллегами из Чувашского национального музея. И пригласил их в пустующее здание бывшей больницы. В нем прописали районный краеведческий музей. Понятно, он заманил гостей с умыслом: вдруг что-то перепадет из запасников в Чебоксарах.
На откосе, среди палисадов
Это двухэтажное каменное здание на окраине было построено для глазной и хирургической лечебницы одним из братьев Таланцевых – купцом Николаем Михайловичем. Говорят, специально для земского врача-хирурга Константина Васильевича Волкова. В архивных документах указывается, что 20 мая 1911 года меценат купил с торгов участок земли недалеко от Свято-Троицкого собора и сразу же приступил к строительству, вложив в это дело 11764 рубля. Лечебница долгое время носила имя Любови Алексеевны Таланцевой в память о рано умершей супруге. Но в советское время на фронтоне выбили новую надпись, переименовав больницу в честь работавшего там врача Волкова. Рассказав об этом, краевед не удержался: «Любопытно, что в 1913 году Таланцева выбрали городским головой, и на этом посту он встретил Октябрьскую революцию. За хорошее исполнение своих обязанностей в военный период он был награжден царским орденом. Однако в старости Николай Михайлович бедствовал, а умер всеми забытый в 1935 году».
Какое теплое здание, наверное, было раньше. Кругом – хитросплетение печных труб, вьюшек и заслонок, каминов и воздуховодов. Их не стали ломать и выбрасывать при ремонте. Посчитали – это выигрышный элемент для воссоздания интерьера прежней эпохи. В операционной, например, раньше был стеклянный потолок. При операциях раскрывали шторы. «Святое дело оставить все так, как было при Волкове, – заметил собеседник. – Здесь каждая деталь напоминает об уникальном человеке. Хотели перенести личные шкафы врача из ординаторской, но вовремя передумали, полки почти сто лет как встроены в стену».
Память о хирурге Борисе Павловиче Яковлеве, как и о других врачах больницы, тоже будет увековечена в музее. Их родные уже готовы передать личные вещи для музея. «Так сложилось, что одну залу посвятим становлению и развитию лечебного дела и районного здравоохранения, – размышлял Р. Жуков. – А весь второй этаж выпросили под художественную галерею. Убедили, мол, бог не простит, если не будем использовать такие помещения по назначению: все-таки высокие потолки, естественное освещение и, главное, всегда сухо и свежо. Пять больших картин уже подарил музею ректор Чувашского педагогического университета Георгий Николаевич Григорьев. С ним я дружу с тех времен, когда директорами школ работали». В Союзе художников идею горячо поддержали.
Возродим по крупицам
Известно, что самой посещаемой в сгоревшем музее была «комната мещанина»: переступаешь порог и окунаешься в дореволюционный быт городских обывателей. Однако Рудольфа Васильевича, оказывается, всегда тянуло к экспозиции, в которой были собраны самые яркие страницы биографии хирурга Константина Волкова (1871–1938), кстати, Героя Труда Чувашии. В сельской глубинке «русский доктор Волков» (как звали боготворившие его жители местных деревень) прослужил верой и правдой более четверти века. В юности он был лечащим врачом самого Льва Толстого, всю жизнь также дружил с такими светилами медицины, как В. Филатов, А. Вишневский и С. Юдин. Оказывается, Волкова звали работать в самые престижные клиники Москвы, Ленинграда, Горького, Казани, Саратова, Харькова, а земский врач до последних дней жизни оставался верен сельской больнице. Говорят, сделал свыше 20 тысяч операций. Написал он здесь и более 80 научных работ, за которые без защиты диссертации (редчайший случай в истории российского здравоохранения!) в 1935 году ему была присуждена ученая степень доктора медицинских наук.
– Сам видел эту утраченную экспозицию, – рассказывал директор музея. – Среди фотографий и документов той поры особый раздел с рассказом о Волкове-театрале. Именно по его инициативе в Ядрине создали свой самобытный городской театр. В нем врач-подвижник был и режиссером, и гримером, и исполнителем главных ролей. Символично, что именно здесь проходил свои «театральные университеты» и воспитанник местного реального училища Николай Мордвинов, будущий народный артист СССР, лучший в России исполнитель роли Арбенина в лермонтовском «Маскараде».
Когда-то в больнице главврачом работал и Кокоринов, «но его почему-то прогнали в Киров». Узнав, что у него сохранился кое-какой материал о Волкове, с трудом Р. Жуков разыскал ветерана, навестил его. При встрече тот охотно предоставил фотокопии документов, «вот, целый портфель передал». Оказывается, еще в 1987 году в Ядрине собирались открыть музей врача К. Волкова. Присмотрели старый дом при больнице, в котором он жил. Да что-то местная власть закрутилась и задуманное не осуществила. Кстати, в том деревянном особняке до сих пор живут медработники, как в общежитии. В подтверждение слов директор музея показал за окно. В палисаднике молодуха с малышом разводила краску для побелки. По всем приметам, жизнь продолжается.
Добытые Р. Жуковым фотокопии дают наглядное представление о многогранной личности Волкова. Но есть предмет, который, как говорится, сохранил тепло его рук. Это старый футляр и личная гербовая печать. Жаль, что кто-то из администраторов больницы за ненадобностью выбросил резиновую основу.
В пустынных коридорах цветут фиалки. Как не спросить, кто занимается цветами? «Конечно же, чисто женское дело. Доверил его Людмиле Федоровне, моей супруге, уж очень цветы любит. В свободное от общественной нагрузки время она преподает иностранный язык в гимназии. Даже получила за старание и мастерство грант Президента Российской Федерации. Пока запасаемся рассадой. Когда будем открывать художественную галерею, комнатные цветы пересадим в оригинальные горшки, чтобы они вписывались в композиции. Будет уютно и красиво в наших залах».
Шапка по кругу
Для того чтобы в Ядрине заработал краеведческий музей, нужно очень много денег. В районном бюджете не отыщешь дополнительных средств – хватило бы хоть на неотложный ремонт. Голова кругом от проблем – малярные работы, замена электропроводки, монтаж пожарной сигнализации. Затем нужно поменять линолеум, закупить стеклянные витражи, подготовить экспозиции. История района и города богата, но многие экспонаты уничтожены пожаром, и остро стоит вопрос – где найти подлинные старинные вещи и документы. «Хоть и упоминал отличные печи, которым уже почти 100 лет, но в 21 веке их не затопишь. Музею нужна своя блочно-модульная котельная», – подытожил Р. Жуков.
Вспомнили о древнем чувашском обычае взаимопомощи – ниме. Открыт счет в банке для сбора денежных средств на восстановление музея. Рассудили просто: в этом добром и нужном деле могут помочь земляки-предприниматели и те, кто помнит свои корни и любит родную землю. Со второго этажа здания уже ушли ремонтники, тем не менее еще остается большой объем реставрационных работ по первому этажу и фасаду. Деньги нужны и для оборудования стендов, витрин, приобретения ценных экспонатов. Словом, «с надеждой на понимание и участие каждого в этом благородном проекте» мы называем контактные телефоны: (83547) 22-5-41, 22-4-71.
– Представляете, помещения еще не готовы, а уже начался сбор экспонатов, – позвонил на днях Р. Жуков. – Наш проект оформления и сбора музейных экспозиций горячо поддержали директора школ. Мы планируем посвятить отдельную экспозицию истории зарождения и развития Ядрина начиная с 16-го века. Еще одна радостная новость: ядринцы заручились поддержкой национального музея и исторического архива.
Недавно школьники нагрянули с подарками – старинной крестьянской утварью. Рудольф Жуков воскликнул от радости: «Какие вы молодцы! Очень важно по крупицам собирать богатую историю края». Для будущих экспозиций от Марии Васильевны Федотовой из деревни Кукшумы передали чувашское платье начала ХХ века из домотканого сукна и сурпан. Директор музея пообещал ученице 4-го класса Тане Петровой, что будет так, как она сказала: «Я хочу, чтобы были настоящие вещи, а не макеты. Тогда интересно будет взрослым и детям». А девятиклассница Кристина Кириллова поторопила: «Скорее бы районный краеведческий музей заработал. Скучно без него».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.