Уроки русского по-французски

Сопоставить системы образования двух стран лучше всего способен тот, кто сам на себе их опробовал. Как, например, французский лицеист Гаспар Сотеро. Год назад 17-летний парижанин по программе обмена приехал учиться в чебоксарскую гимназию № 1. И теперь может сравнить их школу и нашу.

ТРИ СТУПЕНИ ДО АТТЕСТАТА

Во Франции, рассказывает Гаспар, школьное образование тоже состоит из трех ступеней. Первая ступень – начальная школа, в ней юные французы учатся с шести лет до одиннадцати лет. Сначала осваивают французский язык и математику, с 3-4 класса – историю, географию, первый иностранный язык.
Следующая ступенька длиной в 4 года – средняя школа, или коллеж. Там в расписание добавляется физика, химия, биология, второй иностранный язык. У Гаспара, кстати, первым был английский язык, вторым – испанский. А в лицее (третья школьная ступень длиной в три года) он взялся и за русский язык. И в нашу страну приехал главным образом за тем, чтобы усовершенствовать свои познания в языке Пушкина и Толстого.
Начальная и средняя школьные ступени во Франции обязательны для всех. Дальше пути расходятся – ребята либо поступают в профессиональные лицеи и центры подготовки подмастерий (по-нашему – в профучилища). Либо идут в общеобразовательные лицеи. Они делятся на государственные и частные. Семья адвокатов Сотеро выбрала для сына второй вариант – частный лицей STANISLAS. Лицей старинный и достаточно престижный: когда-то здесь учились Анатоль Франс и Кристиан Диор. За год обучения в нем надо заплатить 4 тысячи евро, в рублях – около 160 тысяч.
Вернувшись из чебоксарской гимназии в родной лицей, Гаспар доучится год до аттестата. После этого – в вуз. «Во Франции есть два вида университетов, – объясняет он. – Есть простые, не очень престижные, в них можно поступить почти без конкурса. 90 процентов школьников так и делают. А чтобы попасть в очень хороший университет, надо еще два года учиться. И я пойду по этому пути».
С дальнейшей вузовской программой Гаспар тоже определился: «Хочу получить два диплома, инженера-физика и докторанта экономики. Потому что инженер – это хорошо, но они много работают и не очень много денег зарабатывают. Если получу диплом экономиста, смогу открыть свою фирму и зарабатывать больше». Свой бизнес юный француз планирует начать в Казахстане и Узбекистане. И там-то, считает он, русский язык ему пригодится.

ЛИЦЕЙ БЕЗ КОМПЬЮТЕРА

Список школьных дисциплин во Франции почти такой же, как в российских школах. За исключением ИКТ. Во французских школах нет ни кабинетов информатики, ни компьютеров. Нигде – даже на рабочем месте учителя. Этот факт Гаспар объясняет знаменитым французским принципом равенства: «Есть богатые семьи, у которых дома стоят компьютеры, и бедные, у которых их нет. У нас считают, что ребята, имеющие компьютеры, оказываются в более выигрышном положении, им будет легче учиться. Поэтому для учебы во всех школах есть только тетради и доска».
Строгой школьной формы во Франции как таковой нет. «Можно ходить на уроки и в джинсах, – говорит Гаспар. – Главное, чтобы был воротник: в рубашке поло можно, в футболке нельзя». Есть ограничения и для девочек по части высоких каблуков и коротких юбок.
В нашей школе Гаспару очень нравится расписание. Учиться надо полдня, а не с утра до вечера, как во Франции. И уроки длятся 45 минут, а не час. И школьные взаимоотношения тоже нравятся: «На уроке учитель может пошутить, посмеяться с учениками. У нас не так. Во Франции учитель – бог. Нельзя спорить с ним, нельзя разговаривать на уроках. Ваши ученики тоже более открыты. В первый день, как я пришел в гимназию, все пошли знакомиться – как зовут, откуда приехал? А если у нас в классе появится иностранный ученик, к нему сразу никто не подойдет».
Зато французская 20-балльная система оценок, по мнению Гаспара, лучше российской пятибалльной: «Ты получил 10 баллов, потом – 14: легче понять, насколько лучше стал знать предмет». У себя дома Гаспар учится на 12-13 баллов. По тамошним меркам очень неплохой результат, заработать 20 баллов почти нереально. Да и не оценки главное. «Во Франции считается: если делаешь ошибки, это не очень важно, – поясняет Гаспар. – Главное, чтоб ты понял, почему ошибся».

ПРО МАТЕМАТИКУ И АННУ КАРЕНИНУ

Выпускные экзамены французские старшеклассники тоже сдают в форме тестов. «Экзамены очень трудные, – сетует Гаспар. – На общественных предметах, например на истории, 3-4 часа надо писать почти что диссертацию. Вообще история, география у нас сложнее, с учеников больше спрашивают. Зато в России лучше дают математику. Моя чебоксарская учительница Светлана Петрова очень хорошо учит этому предмету. Еще мне было очень интересно учить русский язык у Елены Ларионовой и Екатерины Бочкаревой.
Хоть учился Гаспар прилежно, но русский язык для него по-прежнему непростой предмет: «Все время о склонении надо думать, о спряжении. Хоть я почти год живу в вашей стране, все равно еще много ошибок делаю, когда говорю быстро».
Чтобы с головой погрузиться в языковую среду, в Чебоксарах наш гость принципиально не смотрел по спутнику французские фильмы и телепередачи. Зато полюбил русские книги. Сейчас штудирует «Анну Каренину». «Родители, когда узнают, очень порадуются, – улыбается Гаспар. – Ведь дома я книги вообще не читал».

Фото В. Романова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.