Платок с маминого плеча

Подружки по ансамблю заждались Дюдееву: вот-вот в клубе начнется концерт, а она застряла у сына, живущего в доме напротив. Якобы корове приспичило «загулять». Скотина попалась с норовом, никому не позволяет накинуть веревку на рога, кроме Тарасовны, разумеется. Понятно, маму позвали на помощь. Пока возились на подворье, к воротам подкатили «Жигули». Это «спецтачку» прислали за деревенской артисткой.
Охорашивалась и приглаживала волосы она уже в машине. На сборы времени не оставалось. Но ничего не забыла. Главное, нарядный фартук прихватила из сундука. Кстати, это сейчас у нее все по полочкам разложено. А было время, когда иную вещь по полчаса искала. И неудивительно, под одной крышей порой ночевала дюжина человек. Не гостей, а членов одной, но большой семьи. И она среди них – мать-героиня с позолоченным эмалью орденом. Правда, Тарасовна быстро смекнула: свою одежду в узелке выносила в сени, подальше от малышей. Теперь, вспоминая свое житье-бытье, она шутит: «Подальше положишь, поближе возьмешь».
Казалось, ей по жизни оставалось только подтрунивать над собой. Со стороны могут сказать, мол, даже вот с именем не повезло. Зато Кримма Тарасовна заходится смехом, рассказывая историю имянаречения. «Откуда я знаю, почему такое имя интересное? У нас председатель сельсовета был хромой, а не хмельной. Впрочем, возможно и то и другое. В ответственный момент регистрации новорожденной вместо буквы «Р» он начал с «К». Потом вроде решил исправить оплошность, написал Римма, однако неуместную букву не стер. По всем документам гуляет ошибка. Я привыкла, с 1942 года зовусь Криммой».
Как она родилась в Лесных Туванах Шумерлинского района, так и живет здесь. Ухитрилась не только детей нарожать, но и трудовой стаж заработать. 20 лет проработала в городе: вначале в детской больнице санитаркой, потом «в тубдиспансере воевала с мужиками. Ничего, нормально у меня получалось». Успевала многодетная женщина, вся увешанная медалями за материнство, и в колхозе работать. К счастью, график был такой: сутки в больнице, три – дома. В бригаде трудодни зарабатывала, как и все, вкалывала за «палочки». Рассказывает, когда метали скирды соломы, за тонну платили 5 копеек. А сколько возни? Солому надо кидать вилами, утаптывать. Сколько за месяц выходило трудодней? И вспоминать не хочет: по количеству – много, по оплате – мало.
Послушаешь неунывающую женщину, и любопытная закономерность вырисовывается. Кримма родилась и выросла в семье, где было 12 детей. Видно, следуя примеру своих родителей, и сама она родила и воспитала десять детей – шесть девочек и четверых мальчиков. Глава Туванского сельского поселения Владимир Васильев по этому поводу заметил: «Не секрет, на таких многодетных семьях, как Дюдеевы, чувашская деревня держится. Неуместен и вопрос: чем бы занять детей? День у сельчан расписан от рассвета до заката. И даже у самых маленьких членов семьи есть свои обязанности по хозяйству. Тут и живность, и огороды, которые требуют заботы и ухода. Земля-кормилица не терпит лени и равнодушия».
Кримма Тарасовна, соглашаясь с местной властью, кивает головой. Но звонки с мобильного то и дело прерывают беседу. «Телефон дети подарили на 60 лет. Вот Гена из Москвы звонил, он там сантехником работает, как и Юрик. Семьи их в Чебоксарах остались. Меня часто спрашивают, как в именах не запуталась? Ничего сложного – как пальцы на руках – Гена, Лена, Дина, Юрик, Валя, Галя, Таня, Надя, Саша и Володя. По любви кровинушки рождались, все дети – желанные. Еще в 17 лет, девчонкой, вышла замуж».
С десяток лет она живет одна, схоронив мужа Бориса Николаевича. О нем очень тепло отзывается: «Он у меня молодец был, всю жизнь работал. Не ругались, не дрались, мы жили 45 лет душа в душу, хорошо нам вместе было, есть о чем вспомнить. Я хоть и Криммой записана, а мое крещеное имя – Мария. И дети у меня молодцы. Все выросли, все с семьями, все по своим квартирам. Без конца звонят. А всего у меня сейчас 13 внуков и 2 правнука, словом, полный дом. Как и положено, дружно мы живем. Когда они приезжают, мне никого не надо. Своей семьей все дела можно переделать, без помощи родни или соседей. На мой день рождения приедут. Чистоган на стол выставлю, приготовленный по фирменному рецепту. Мы этому обучены. Таким вот манером и живем».
Корову она уже не держит. Зато остальные все есть. Кто остальные? Это куры, овцы, свиньи, утки. Гусей в конце июля возьмет на откорм. Считает, что те намного жирнее и вкуснее в супе, чем бройлерные куры. «Летом чего еще старушке надо? Делом займусь, время пролетит незаметно. Сидеть просто так не хочется. Маленько подвигаешься по хозяйству – себя хорошо чувствуешь, значит, живешь», – улыбнулась Кримма Тарасовна. Засобиралась на сцену сельского клуба. Объявили выступление ансамбля «Таванлах».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.