Приговорены к… лечению

Недавнее убийство священнослужителя в селе Янтиково Яльчикского района многих повергло в шок: средь бела дня, на территории церкви, отца пятерых детей… Между тем правоохранители давно бьют тревогу: жители республики все чаще становятся жертвами агрессивного поведения психически нездоровых людей.

…Несколько лет жители деревни Нижние Кожары Красноармейского района жили в постоянном страхе. Пугало странное поведение 41-летнего односельчанина, проживающего одиноко в своей избе. Большей частью вел он себя тихо. Но время от времени в мужчине, свыше десяти лет состоявшем на учете у психиатра, просыпался зверь.
Недавно в голове больного произошел «сбой». Один из деревенских мужиков, не знавший этого, решил поиграть с ним в карты. Зашел во двор и получил удар гвоздодером по голове. Затем убийца погнался за соседом, ставшим свидетелем преступления. Тот успел закрыться, а когда нападавший начал ломиться в дверь, кричать и угрожать, юркнул из дома и отбежал на безопасное расстояние. Тем временем разбушевавшийся больной забежал к другим соседям и поранил хозяйку дома. Встревоженные соседи вызвали милицию. В деревне проживает сотрудник райотдела Р. Николаев – помощник оперативного дежурного. В тот день у старшего прапорщика был выходной, он занимался делами по хозяйству. В школьные годы Родион и Иван (имена изменены. – Ред.) учились вместе, хорошо знали друг друга. Односельчане побежали за помощью к нему.
Ситуация осложнялась тем, что в деревню на школьном автобусе должны были вернуться дети. Буяна необходимо было остановить до появления школьников на улице. Там уже показалась опергруппа, направленная из райотдела. Р. Николаев оценил ситуацию и стал приближаться к однокашнику, рассказывают в МВД по республике. «Что случилось, Иван?» – дружелюбно спросил милиционер. «Я одного зарубил!» – выкрикнул тот. Прапорщик заглянул во двор хозяйства – действительно, у калитки лежал окоченевший труп мужчины. «Ты успокойся, Иван, нож положи». Больной вроде успокоился. Родион подошел поближе. И в этот момент произошла схватка. Первый удар ножом милиционер сумел отразить, а второй пришелся в живот. К счастью, ранение неопасное. Два десятка лет Родион служит в органах, не раз бывал в Чечне, но, по его словам, в такую ситуацию попадать не приходилось. Буяна повалили на землю, связали руки и забрали в милицию. Но надолго ли наступило в деревне успокоение?
Подобные происшествия не единичны. По информации помощника руководителя Чебоксарского межрайонного отдела Следственного управления СК при прокуратуре РФ по Чувашии И.Павловой, в прошлом году в суды было направлено 5 уголовных дел для применения принудительных мер медицинского характера. Такие же, как Иван, терроризируют окружающих. Изоляции подвергаются лишь тогда, когда совершат противоправный поступок. Что же раньше-то меры не принимали?
…2 мая прошлого года во дворе одного из жилых домов в северо-западном районе разыгралась драма. Мужчина схватил 4-летнего мальчика, игравшего на детской площадке, и утащил к себе домой. Похититель никак не реагировал на требования милиционеров и матери ребенка немедленно освободить пленника. Пришлось вызвать спасателей, чтобы они с помощью специальных средств взломали дверь. Мальчика освободили. А следствие поставило вопрос о заключении похитителя под стражу – кто даст гарантию, что он снова не решится на такое? Фемида отказала – подозреваемый находился под наблюдением у врача-психиатра.
Ситуация неоднозначная: с одной стороны, права душевнобольного, которые защищает закон, с другой – бесправность окружающих, которые ничего не могут сделать для своей безопасности. С решением суда не согласился прокурор и внес кассационное представление. Через 3,5 месяца в отношении похитителя возбудили уголовное дело, затем состоялся суд, назначивший обвиняемому принудительное лечение в медучреждении.
В апреле прошлого года в юго-западном районе столицы республики убили пожилую женщину. Раскрыть преступление не составило труда. Многим было известно, что у чебоксарки есть племянник. 43-летний мужчина своего угла не имел, выписался из психбольницы и попросился на временное жительство к тете. Получив добро, пациент «палаты № 6» распоясался. Он избивал тетю и требовал у нее пенсию. В апреле, напившись, так сильно избил женщину, что от полученных телесных повреждений та скончалась. Что же в итоге? Потребовалась смерть человека, чтобы приговорить душевнобольного к принудительному лечению. А ведь он только что выписался из психбольницы. Кто-то решил, что пациент не представляет опасности…
По сведениям российских ученых, уровень психических заболеваний в стране за последние два десятилетия вырос более чем в десять раз. Некоторые поговаривают об эпидемии психических заболеваний. Информационные потоки, которые обрушиваются на человека, бесконечная погоня за деньгами, неуверенность в завтрашнем дне… Как сообщила «СЧ» заместитель министра здравоохранения и социального развития Чувашии Е. Барсукова со ссылкой на экспертов ВОЗ, основными факторами увеличения числа психических расстройств являются также возрастание плотности населения, урбанизация, разрушение природной среды, усложнение производственных и образовательных технологий, рост чрезвычайных ситуаций, старение населения, наследственность и другие.
Душевнобольные, совершившие общественно опасные деяния, подлежат принудительному лечению. Оно применяется в трех случаях. Во-первых, если больной представляет реальную опасность для окружающих; во-вторых, если он опасен для себя самого. Также принудительно лечатся те, кого после совершения преступления признали психически больными. Во всех случаях решение о принудительной госпитализации принимает суд.
Правда ли, что душевная болезнь неизлечима, что это «клеймо» на всю жизнь? «К счастью, это далеко не так, – утверждает Елена Владимировна. – Большинство психических расстройств хорошо поддается терапии. В современных условиях вопрос ставится по-другому: можно ли, используя самые передовые методы лечения и комплексной реабилитации, адаптировать человека в социум? Это вполне возможно». Из десяти человек шесть вылечиваются навсегда, говорят психотерапевты, три – до очередного приступа (который может не наступать до 10 лет), и только один может вызвать сомнения. Во время приступа не всегда они хватают ножи и гвоздодеры. Есть мнение, что болезни души обостряются в межсезонье – весной и осенью. По мнению специалистов, приступы и обострения не всегда связаны со сменой сезона. Но есть психические расстройства (не путать с душевными заболеваниями), которые действительно можно увязать с межсезоньем. Так, «в весенне-осенний период усиливаются психические расстройства, в основе которых лежат колебания настроения», – сообщает Е. Барсукова.
До 1977 года душевнобольные входили в так называемую группу спецучета. Затем ее переименовали в группу диспансерного наблюдения. Нередко психиатрия использовалась как инструмент давления на человека (отсюда появился термин «карательная психиатрия»). Законодательства о душевном здоровье в СССР не было – оно появилось лишь в 1992 году, когда был принят Закон о психиатрической помощи. Прав душевнобольных он не ущемлял, но не регулировал отношения душевнобольных со здоровой частью общества. В результате преступления психически нездоровых людей стали приметой времени. Вот и в Нижних Кожарах Красноармейского района сельчане судачат только об одном: ну отправят Ивана на принудительное лечение, полечится он и вернется обратно. Его права надежно защищены законом, а кто защитит нас от него? «Избавьте нас от душевнобольного», – просят сельчане и со страхом ждут его возвращения в деревню.
Много вопросов возникает и в связи с убийством священника в Яльчиках. Случайность? Вряд ли. Человек, совершивший непоправимое, состоял на учете у психиатра. Значит, кто-то должен был определить, не опасен ли душевнобольной для окружающих, вовремя принять меры. Этого сделано не было. Не покидает ощущение, что трагедии, подобные тем, что случились в Нижних Кожарах, Янтикове и других местах, – не последние.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.