Как дед деда благословил

Удивительную историю поведала в своем письме жительница Чебоксар Т. Матвеева.

«Я работаю в школе учителем начальных классов вот уже 33 года. Учу детей читать, писать, воспитываю в них любовь к близким, родным, к нашей великой Родине.Читаем с детьми рассказы о Великой Отечественной войне, о героях. В канун 65-летия Победы хочу рассказать о своем дедушке, который, как и многие солдаты, защищал честь и свободу нашей страны. Константин Андреевич Андреев был родом из деревни Сядорга-Сирмы Канашского района. Ему было 46 лет, когда он ушел на фронт в первые дни войны. Дома оставались жена и трое маленьких детей, среди которых была моя мама. Ей тогда было 5 лет. Старший сын деда, Петр, был призван в Красную Армию перед нападением фашистской Германии. Он служил танкистом. Последняя фотография была сделана в мае 1941 года в городе Полтаве. Петр сложил голову на полях сражений. Погиб, пропал без вести. Нам неизвестно о нем больше ничего. Вечная ему память!
А вот мой дед прошел всю войну, вернулся домой здоровым и невредимым. Было у него много боевых наград. Он любил нам рассказывать, как воевал на Волховском фронте. И ему однажды пришлось переплывать озеро, долго лежать на вражеском берегу под перевернутой лодкой до прихода своих. Познал все тяготы военных лет, но не утратил жизнерадостности и оптимизма. Константин Андреевич был веселым человеком, любил петь и плясать. Он прожил долгую жизнь, ушел от нас в 82 года.
Время идет, проходят года, но память о дедушке – в наших сердцах, в сердцах его 16 внуков и 37 правнуков, которые его глубоко уважают и чтят. Пусть больше никогда не будет войны, пусть на земле царит счастье, мир и любовь».

Кстати

Татьяна Николаевна преподает в чебоксарской школе № 24. В редакцию она принесла старые любительские фотографии деда и его сына Петра. Жаль, их невозможно опубликовать в газете из-за низкого качества. А напоследок учительница добавила несколько любопытных штрихов в рассказ о деде. Оказывается, Константин Андреевич «бил немца» еще в Первую мировую войну в чине унтер-офицера. Видно, «не навоевался» в годы той, империалистической, если судьба его опять ввергла в войну, сначала в Гражданскую, а затем, в 1941-м, – и в Великую Отечественную. Когда внуки спрашивали его, мол, как это ему повезло, что три войны прошагал под пулями и снарядами, а ни единой царапины? Дед Костантин усмехался в густые усы: «А меня, 20-летнего мальчишку, сам родной дед благословил. На проводах в царскую армию так и сказал, чтобы и в воде я не горел, и в воде не тонул. Мне ничего другого не оставалось делать, как воевать».

Опубликовано: 14 апреля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.