Шаги Победы

«Мы пол-Европы прошагали, пол-Земли», – это и про него, чебоксарца Алексея Петровича Дворникова. Молдавия, Румыния, Болгария, Югославия, Австрия – вот отнюдь не туристический маршрут пехотинца. Политрука, заместителя командира батальона.
Юбилеев солдат нынче отмечает два – 90-летие со дня рождения и 65-летие Победы. «Одно от другого не отделить, – говорит фронтовик, – война в жизнь вошла навсегда: невосполнимыми потерями (сколько друзей осталось лежать на безымянных высотах), ранами (был трижды ранен), памятью, которая вновь и вновь возвращает в те тяжелые годы».

Июнь 1941-го

Готовил себя уроженец Калининской области к что ни на есть мирной жизни и профессию выбрал самую светлую – учительскую. Но осенью 1940-го заведующего двухкомплектной школой призвали на службу, а в июне 1941-го полк, базировавшийся в Тернопольской области, подняли по тревоге и приказали идти на запад.
«Передвигались ночью по 50 км, днем отдыхали. Перед самой границей увидели трактор, рядом – убитого тракториста… Стало тревожно, всех охватило какое-то нехорошее предчувствие. Война еще не была объявлена, и мы решили, что прорвались бандиты…
Сели на привал, и вдруг – самолет. Неизвестный. За ним еще и еще. Не останавливаясь, пролетели над нами и спикировали на город в тылу. Раздались взрывы, город заволокло дымом, заговорили наши зенитки… И тут пришло осознание, что, видимо, это и есть война…»
В 12 часов пополудни 22 июня и пехотному полку пришлось вступить в бой. Из винтовок чудом сбили вражеский самолет-разведчик и в эйфории разодрали его на части – на память. Ну а дальше… дальше последовало отступление. Пришлось солдатам пройти через город, бомбардировку которого наблюдали. Войска уходили, а горожане плакали им вслед. Горечь преследует и сегодня: «Потом мы не просто отступали, дрались за каждый клочок земли, за каждое наше селение, но силы в то время были слишком не равны, так и дошли до Днепра». При переправе Алексей Петрович был ранен в грудь навылет.

Первая боевая награда

После трех месяцев госпиталей в марте 1942 года Дворников был отправлен в Крым. В боях в районе Керчи был опять ранен осколком мины в ногу, но передовую не покинул (осколок вынули спустя три десятилетия). В декабре в полк пришло пополнение: «Солдаты были самых разных национальностей – армяне, азербайджанцы, грузины, казахи, узбеки… В моей роте был только один русский сержант».
После ожесточенных боев в горах в начале 1943-го удалось-таки прорвать оборону немцев и перейти в наступление. Каждую пядь земли освобождали с большими потерями. На Таманском полуострове положение усугубила весна: техника застревала в грязи, даже лошади телегу не тащили – боеприпасы приходилось подвозить на ишаках.
Свирепствовали немецкие снайперы. Однажды на командном пункте Дворникову пришлось пролежать целый день. «Хотя и весна, но земля еще холодная. Вижу, замерзает ординарец, говорю ему: «Доползи до канавы и обратно, согреешься». Только тот поднял голову, его тут же сразило пулей…»
Пришлось Алексею Петровичу таиться до ночи. Когда стемнело, понял, что сам подняться уже не сможет. На его счастье подошли двое солдат, тронули: «Еще живой…»
«Таких вкусных лепешек, которыми меня накормил в тот вечер старшина роты, я никогда больше не ел. А были они приготовлены на скорую руку, на воде, без яиц, соли и сахара».
На следующий день Дворников получил приказ взять дом, в котором засели фашистские снайперы. «Находился он в 200–300 метрах от передовой. На задание пошли ночью, ориентировались по верхушкам деревьев, которые виднелись на фоне светлого неба. Шли нога в ногу, стараясь не хлюпать. Наше появление для немцев стало полной неожиданностью, ни один не ускользнул…»
За этот дом Алексей Петрович был удостоен первой боевой награды – ордена Красной Звезды. Еще один такой же он получит под конец службы. Общая же лепта в Великую Победу солдата Дворникова – 19 наград, среди них медали «За оборону Киева», «За освобождение Кавказа», «За освобождение Белграда», три ордена Великой Отечественной войны I степени, один – II степени.

Путь-дорожка фронтовая

Вскоре полк перебросили в район Курска и Орла. По тому, как готовили к боям, было понятно, что ожидается серьезная операция. «Одни новобранцы в окопах держали мишени, другие стреляли по ним боевыми патронами. Так солдат учили не бояться выстрелов.
Получили приказ: в атаку после артподготовки. Артиллерия молотила два часа. Сначала огонь вела полковая, затем – дивизионная, после нее – армейская. Потом поднялись мы, пехота. Более трех километров прошли без единого выстрела. Вошли на переднюю линию противника: разбитые блиндажи, покореженные немецкие пушки. Так впервые увидели, как работает артиллерия».
В августе 1943-го полк вышел к Днепру, теперь уже наступая. На берегу нашли три рыбацкие весельные лодки. Погрузили один ротный миномет, полтора десятка мин, минометный расчет и ночью переправились на правый берег. Утром с боем взяли высоту, противник отступил в кукурузное поле. Погиб командир минометной роты. «Мне пришлось взять на себя командование, огонь вел прицельно, по колыхающимся макушкам кукурузы. Когда пошли вперед, увидели: на местах взрывов наших мин – убитые вражеские солдаты».
А потом в биографии, связанной с Великой Отечественной, были Кривой Рог, который в 1944-м брали вместе со штрафным батальоном, форсирование Днестра (получил осколочное ранение в голову, но с передовой опять не ушел: «хотелось дойти до победы»), Молдавия, Румыния, Болгария, Югославия. Белград освобождали совместно с югославскими партизанами. Сербы к нашим солдатам обращались с неизменным: «Живем, братушки!»
В Австрийских Альпах воевали на высоте 1999 м, там же получили весть о Победе. 8 мая в штабе дивизии один из знакомых доверительно сообщил: «Лешка, война кончилась». Разве можно было утерпеть с такой новостью – в полку об услышанном Алексей Петрович поведал другу, тоже по секрету. Через несколько минут началась стрельба изо всех видов оружия: «Братва, война кончилась!..»
Официально о капитуляции Германии объявили только на следующий день.

Версты мирной жизни

С исходом войны служба в армии для Дворникова не закончилась. Впереди были Ленинградское дважды Краснознаменное военно-политическое училище, затем Берлин и Украина – «шла» война «холодная». К своей мирной профессии Алексей Петрович приступил только в 1957 году в Чебоксарах. Сначала работал в школе № 6, а в июне 1969 года был назначен директором строящейся 27-й. «Не хотел, но предупредили: расстанешься с партбилетом. Тогда подумал: самую страшную войну 20-го столетия прошел, неужели школу не построю». Справился в срок, к 1 сентября.
«Детище» Дворникова и сегодня одно из лучших учебных заведений города. Алексей Петрович в ней частый гость, и каждый раз новое поколение школьников неизменно просит его вспомнить о непростых верстах Победы.

Опубликовано: 8 апреля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.