И доверять, и проверять

Лет 13 назад и поныне известный предприниматель Н. Адер (Тувалкин) выступил в печати с радикальным требованием полностью прекратить тотальные проверки бизнес-субъектов. Только сам бизнесмен, дескать, отвечает головой за свое дело, а посему заинтересован в соблюдении и противопожарных правил, и в высоком качестве своей продукции, и в нормальных отношениях с законом.
Сейчас Николай Михайлович испытывает гордость оттого, что буквально предвосхитил недавнюю инициативу избранного Президента страны покончить, наконец, с непомерным прессингом малого бизнеса. Адер по-прежнему настаивает на максимальном сокращении инспекторских проверок.
А что думают на этот счет другие предприниматели, а также те, кто их контролирует, инспектирует, разрешает и т.д.? Первое слово – Н. Адеру:
– В последние годы свой бизнес я частично переместил в село. И убедился, что там его вести порой невыносимо трудно, потому что на одного предпринимателя чиновников приходится больше, чем в городе.
Есть у меня в Шумерлинском районе небольшое кафе. Недавно за один день пришлось выложить два штрафа на 30 тысяч рублей – за неисправность кассового аппарата и за то, что официантка задержалась с «пропусканием» денег через него. Хотя ни клиенты, ни государство от этого не пострадали.
Руководитель одной из фирм стройиндустрии:
– Если предприятию по результатам работы за налоговый период надо получить возмещение НДС из бюджета, требуется камеральная проверка налоговой службой. Для этого необходимо представить полный комплект документов о деятельности предприятия, проверяются также все поставщики, получатели продукции. В итоге ради возмещения НДС нам в штате надо держать дополнительно как минимум двух бухгалтеров.
Налоговики по своему усмотрению могут назначить и плановую проверку, которая длится больше года. Причем цель проверки, складывается впечатление, не в улучшении нашей работы, а лишь в выявлении нарушений. А их уж постараются найти, иначе руководство инспекции не утвердит акт проверки.
Или взять земельные вопросы. За неделю на предприятие могут дважды нагрянуть представители земельного управления. При этом требования заявляются ими, как правило, лишь в устной форме и обязательно в приказном порядке. В неделю раз руководителя обязательно вызывают к кому-то из чиновников, не сообщая о цели вызова. Это в то время, когда отдельные предприятия имеют многомиллионную задолженность по арендной плате за землю. Но заниматься выколачиванием долгов, видимо, хлопотней, чем вызвать на ковер.
Е. Чернова, руководитель ООО «Юридическая фирма «КВЕСТ»:
– Основное направление деятельности нашей фирмы — правовое сопровождение субъектов малого и среднего бизнеса. Довольно часто мелким предпринимателям приходится нести ответственность в виде ощутимых (от 30 до 50 тысяч рублей) штрафов по совершенно абсурдным, на мой взгляд, основаниям. Например, в связи с отсутствием кассовых комнат. Абсурдность заключается в том, что понятие законности часто подменяется понятием экономической целесообразности. Так, предпринимателю, арендующему под офис 20 квадратных метров, вменяется в обязанность содержать специально оборудованное помещение для хранения наличных денег. Такое требование издано Центробанком РФ еще в 1993 году, когда частный бизнес только переживал становление. В настоящее время требование это ни в коей степени не соответствует реалиям жизни. Однако формально документ продолжает действовать и успешно использоваться налоговиками.
Еще один пример можно привести – из области торговли спиртным. Предприниматель закупил для продажи водку, оформил надлежащим образом документы, которые остаются у оптовика, а в своем экземпляре документа не проставил свой штамп – штраф 40 тысяч рублей. Как в данной ситуации пострадали охраняемые законом общественные отношения или потребительские свойства напитка – непонятно. Но такой формальный подход, к сожалению, поддерживается и судебной практикой.
Подобные претензии адресуются чаще всего к налоговикам. За комментарием мы обратились в Управление Федеральной налоговой службы по ЧР. Вот что сказал заместитель руководителя управления Л. Гурьев:
– В прошлом году в бюджеты всех уровней республики поступило более 31 миллиарда рублей, на долю малого бизнеса из этой суммы приходится лишь 2,7 процента. А это 43 тысячи индивидуальных предпринимателей и 6,7 тысячи юридических лиц – субъектов малого бизнеса. Причем один предприниматель в среднем уплачивает за год налог только в сумме 6,5 тысячи рублей. Федеральной налоговой службой утверждена новая концепция планирования налоговых проверок. Согласно ей первоочередное внимание должно уделяться субъектам, имеющим 11 критериев так называемых налоговых рисков. Не соответствует твоя налоговая нагрузка данному виду деятельности – жди инспектора, все в порядке с этим – можешь спать спокойно. В результате количество проверок уменьшается. В прошлом году по сравнению с предыдущим – на 12 процентов.
Думается, вряд ли пока стоит вести речь о полном устранении контроля, когда многие предприниматели не имеют склонности к добросовестному исполнению налоговых обязательств. Хотя данная концепция как раз направлена на повышение доверия к налогоплательщикам. И указанные критерии называются критериями как раз самостоятельной оценки риска налогоплательщика.
Да, налоговыми органами не все довольны. Жалобы на неправомерные действия инспекторов направляется в Федеральную налоговую службу. Только в прошлом году их было 9, но ни одна не подтвердилась. Из 47 тысяч решений по результатам выездных и камеральных проверок 32,4 тысячи были оспорены налогоплательщиками в судах. 98 процентов исков были удовлетворены в пользу налоговых органов. Не редкость и обращения налогоплательщиков в вышестоящую инстанцию по поводу якобы неправомерных решений местных инспекций. Тут удовлетворено 16,5 процента жалоб.
А. Иванов, директор ФГУ «Чувашский центр стандартизации, метрологии и сертификации»:
– Избранный Президент страны с иронией заметил, что не дело сертифицировать кастрюли-сковородки. Сказано это, будем считать, образно. Вообще же существует перечень продукции, обязательной для сертификации, который утверждает федеральное правительство. И делается это еще с 1993 года, когда была введена действительно тотальная сертификация. С того времени кастрюль и сковородок в нем не осталось, зато много пищевой продукции. Правда, и тут подчас возникает недоумение – почему не подлежат обязательной сертификации, скажем, хлеб и хлебобулочные изделия. В добровольном порядке – пожалуйста. Это непонятно, если учесть численность расплодившихся мини-пекарен.

Общеизвестно, что мы страна крайностей. Коль коллективизация, то поголовная, если фермерство – то же самое. Как бы подобного не произошло и после известных заявлений избранного Президента. Не шарахнуться бы от чрезмерного инспектирующего прессинга к предпринимательской вольнице. Нужна разумная золотая середина, и двигаться к ней на данном этапе должны первыми, что ни говори, контролеры, инспекторы и иже с ними.
Некоторые официальные лица, комментируя высказывание Д. Медведева, предлагают не проверять совсем малого бизнесмена в первый год его деятельности. Но, как утверждает президент республиканской Торгово-промышленной палаты И. Кустарин, такая норма уже установлена законодательством. Причем даже на первые два года, в течение которых бизнес-субъекта могут проверить лишь при наличии оперативных данных о его недобросовестности, однако это часто не соблюдается. Ведь можно прийти на фирму и заявить, что она в разработке. По мнению Кустарина, допускать к проверке следует лишь с судебным решением или прокурорским постановлением.
Но подлинная свобода, как известно, немыслима без ответственности «освобожденного», в нашем случае – предпринимателя. Добиваясь, чтобы к тебе не ходили пожарные, не надо забывать, что при пожаре на твоей фирме могут пострадать соседи. Тут надо в полной мере задействовать страховые механизмы.
Или взять сертификацию продукции. Совсем недавно этим занимался только Чувашский центр стандартизации, метрологии и сертификации. Теперь для надзора за данной сферой создана еще и инспекция в Чувашской Республике Приволжского межрегионального управления Ростехрегулирования. И это еще не все – непосредственно испытаниями и сертификацией занимается одноименный центр, но уже в форме общества с ограниченной ответственностью. То есть по сути частная структура. Приходится сомневаться в том, что она заинтересована в сокращении численности сертифицируемых товаров, если ее бизнес в том, что чем чаще сертифицировать, тем больше доход.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.