Без права на страховку

Людей нередко подводит правовая неграмотность. Вот и семья из деревни Хорамалы Ядринского района только после пожара стала вникать в тонкости законодательства о добровольном страховании имущества.
Приемный сынишка чиркнул спичкой на подворье. Огонь перекинулся на сарай, уничтожив сеновал и около 8 тонн сена. Слава богу, остались целы жилой дом, другие надворные постройки, соседи подоспели – вывели из сарая двух коров и другую живность. Хозяева заняли деньги на восстановление сарая. Поскольку хозяйство было застраховано, семья надеялась на возмещение причиненного пожаром материального ущерба. Но филиал ООО «Росгосстрах» в Чувашии не нашел правовых оснований для этого. И вот по какой причине.
Раньше собственницей хозяйства была Нина Елисеевна (на момент пожара престарелая пенсионерка). С ней в свое время и был заключен договор страхования имущества. А в 2003 году дом с надворными постройками по договору дарения перешел в собственность ее дочери Дины Геннадьевны. С того момента ее мать по правилам страхования уже не являлась стороной по договору, у которой есть «имущественный интерес» в сохранении строений, которые страхуются. И посему такой договор считается недействительным. Что подтверждает и статья 930 Гражданского кодекса РФ.
Все эти нюансы стали известны новой собственнице подворья из официального письма страховой компании. До того момента она и не подозревала, что заключенный с матерью договор уже недействительный.
– Конечно, мы законы плохо знаем, – говорит Дина Геннадьевна. – Но неужели нет ни одной статьи в нашу пользу? Вот специально в редакцию из деревни приехали с мужем, правду ли говорят в страховой компании, что не имеют права возместить нам материальный вред, причиненный пожаром? Может, в Росгосстрахе ошиблись?
Звоню начальнику центра урегулирования убытков республиканского филиала ООО «Росгосстрах» Алексею Чылыгину, за подписью которого Дина Геннадьевна получила письмо с обоснованиями не в ее пользу, а затем еще одно – с отказом в пересмотре принятого решения. Он подтвердил свои доводы: правовых оснований для выплаты страхового возмещения не имеется.
У каждой стороны по договору свой интерес. У страхователей – получить страховое возмещение, у страховщиков – чтобы страховой случай не наступил. Что ж, нормальный подход в целях экономии денег. И для этого нередко используются любые «хитрые» способы. А если уж есть формальные (предписанные законом) основания для отказа, как говорится, сам бог велел ими воспользоваться. Однако на изложенную ситуацию можно посмотреть с другой стороны – не с формальной точки зрения, а с жизненной.
Бывшая страховательница (престарелая женщина) не на луне живет, а в том самом хозяйстве, где родилась, выросла, которое много лет содержала, где четверых детей одна поднимала после смерти мужа. Дочка семью завела, стали вести совместное хозяйство. Другого жилья у нее нет, теперь сама на дочернем попечении – возраст подошел, да еще инвалид по здоровью. И понятно, что пенсионерка тоже очень заинтересована в сохранении нажитого имущества, пусть теперь и на дочь оформленного.
Страховщики при заключении договоров или выдаче страховых полисов прикладывают к ним правила страхования имущества, типа – читай и потом претензий не предъявляй. Но буквенный текст такой микроскопический, что его и под лупой с трудом разберешь. К примеру, журналист вчитывался в него, напрягая зрение до головной боли. Понятно, что страхователи имущества и не читают эти правила, тем более сельчане, не подозревающие, сколь важная информация там содержится. К примеру, в правилах указано, что если у застрахованного ранее имущества появляется новый собственник, то все права и обязанности по договору переходят к нему (статья 960 Гражданского кодекса РФ). Но при этом новый собственник должен незамедлительно в письменной форме сообщить об этом страховой компании. Это единственное, чего не сделала Дина Геннадьевна, – не сообщила и не продлила договор, перезаключив на себя.

…Компания, отказавшая Дине Геннадьевне в страховом возмещении в связи с пожаром, благодарит ее за доверие и по-прежнему надеется в дальнейшем «на долгосрочное, перспективное и взаимовыгодное сотрудничество». Только вот доверие может и пошатнуться.

Правда, в этой истории есть еще одна немаловажная деталь. Не упредив страховщика об изменениях в праве на имущество, новая собственница исправно вносила ежегодные страховые платежи (а это не одна тысяча рублей) по «материнскому» договору страхования. То есть договор как бы уже был недействительным, если исходить из правил страхования, а деньги-то, поступавшие в компанию с февраля 2004 года в виде страховых премий, реальные.
Между тем в семье не могут похвастаться особым достатком. Супруг Дины Геннадьевны все больше на временных работах, нередко выезжает за пределы республики. На попечении супруги двое детей (один ребенок приемный) и престарелая мать. Так что страховое возмещение после пожара было бы для семьи нелишним. Ведь на ремонт сарая ушло немало стройматериала, восстановление одной крыши обошлось в 20 тысяч с лишним.
– Если бы я знала, что надо как новой собственнице перезаключать или продлевать договор на свое имя, то давно бы это сделала, – горюет Дина Геннадьевна. – Ведь страховой агент каждый год к нам домой приходит: мы деньги платим, он страховой полис выдает, где я указываю имя матери. Бывало, бабушка (мама) всю свою пенсию отдавала на эту «страховку». А теперь получается, мы деньги компании попросту подарили?
Именно так и получается, если исходить из позиции упомянутого начальника центра урегулирования убытков. На вопрос журналиста: будут ли возвращены семье страховые премии, которые выплачивались компании по «недействительному» договору, он ответил, что не будут, – тоже нет правовых оснований… Алексей Николаевич полагает, что урегулировать возникший спор можно только «в гражданском судопроизводстве». Видимо, это действительно выход из положения, правда, чреватый нервотрепками. А «страховых» дел в судах немало, и зачастую страховые компании остаются в проигрыше.
В семье Дины Геннадьевны теперь думают, стоит ли продлевать договор страхования домашней скотины, который вот-вот заканчивается. Это уже другой договор и тоже оформленный на пенсионерку Нину Елисеевну. Опасаются, что и тут могут возникнуть какие-нибудь «страховые» проблемы, если с живностью что случится. Кроме того, сельчане разочарованы тем, что договорами страхования и имущества, и скотины предусматривается все меньше страховых случаев. К примеру, если с коровой что в поле случится – пастух должен отвечать, если на подворье – хозяева. И даже если у буренки лейкоз обнаружится, это тоже не будет считаться страховым случаем. А люди страхуют животных на случай беды деньгами, между прочим. Равно как и свою жизнь, свое имущество. И страховщики в этом крайне заинтересованы. Вот и компания, отказавшая Дине Геннадьевне в страховом возмещении в связи с пожаром, благодарит ее за доверие и по-прежнему надеется в дальнейшем «на долгосрочное, перспективное и взаимовыгодное сотрудничество». Только вот доверие может и пошатнуться.

Опубликовано: 5 февраля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.