Чтоб был светофор зелёным

11 апреля Театр юного зрителя имени Михаила Сеспеля будет отмечать свое семидесятипятилетие. Коллектив этот поистине уникален, он — один из немногих, если не сказать единственный в России, который, имея одну труппу в своем составе, равнозначно ставит и играет спектакли на двух языках, всего лишь за один последний год стал самым посещаемым театром Чувашии. При этом, как и семьдесят пять лет назад, не имеет (и никогда не имел) своего собственного здания, не говоря уж о самом необходимом, без чего в принципе не может существовать театр — театральной сцены, специального сценического оборудования, освещения и т. д.
Тем не менее, даже в столь экстремальных условиях коллектив продолжает очень интересно и дружно работать, по крайней мере, настроен на создание радостного добросердечного праздника, который подарит своим верным зрителям 11 апреля, в день торжества.
В разгар юбилейных хлопот корреспондент «Сцены-Чувашии» Наталия Говорова встретилась с главным режиссером Станиславом Васильевым.
– Станислав Анатольевич, я вижу, юбилейный вечер ТЮЗа у вас на сегодня даже не самая главная забота?
– Так получилось, что в течение всего лишь двух недель мы должны провести в нашем театре сразу два очень ответственных мероприятия: 27 марта, в День театра, мы принимаем финальную церемонию республиканского конкурса «Чентерле чаршав» («Узорчатый занавес»), где ожидаем увидеть своих коллег из всех театров Чувашии, всех самых знаковых персон нашей культуры, а 11 апреля на той же сцене ДК тракторостроителей будем отмечать свой юбилей. Конечно, оба события требуют серьезной подготовки и значительных усилий, что вовсе не отменяет и нашей обычной работы, текущих спектаклей и даже небольших, но крайне ответственных для нас гастролей в Буинске, которые состоятся между этими двумя событиями.
– А почему гастроли в Буинске для вас сейчас так важны и почему их нельзя отменить или перенести на более позднее и удобное время?
– Буинск, как и почти все райцентры Татарстана, имеет свой собственный государственный театр. Точнее, город имеет прекрасное новое, очень интересное театральное здание, но не имеет актерской труппы, будущие артисты этого театра пока еще учатся в Казани. В здании работают в основном приглашенные труппы. В частности, наш театр был первым театральным коллективом, который приглашался для первых выступлений на сцене нового театра. Мы очень понравились буинцам, и теперь администрация Буинского театра приглашает нас вновь, чтобы закрепить нашу дружбу. Естественно, мы не можем отказаться от столь почетного предложения.
— Только что в литчасти театра я ознакомилась с десятками письменных отзывов сельских жителей Чувашии, которые побывали на ваших спектаклях «Аслати» и «Гроза» по А.Н. Островскому. Отзывы сельчан, как на русском, так и на чувашском языках, просто изумили. Как тонко почувствовали зрители стилистику этого очень необычного спектакля, как удивительно верно они его оценили, как много увидели в нем того, что, казалось бы, сможет оценить и заметить только очень искушенный зритель…
– Да, дело в том, что безграмотных зрителей сегодня просто не может быть, телевизор — в каждом доме. Что касается столичной московской аудитории, то там, как мне показалось во время моих недавних занятий в режиссерской лаборатории у Римаса Тумининаса, сформировалась довольно значительная категория зрителей, которые целенаправленно изучают театральные постановки во всех их ипостасях — сценографии, режиссуре, мастерстве актеров, музыкальном оформлении и т. д. Это так называемая группа зрителей-профессионалов, которые изучают историю и современное состояние театрального дела в целях своего всестороннего самообразования. Это уже театральная культура самих зрителей. Нам, конечно, этого не хватает.
– А как обстоят дела в театральном искусстве Чувашии, на ваш взгляд?
– Надо четко понимать хотя бы нам, профессионалам, что мы сейчас занимаемся не театральным искусством, а театральной культурой. И хотим мы этого или нет, мы должны обслуживать свою публику, с учетом их желаний. При нынешнем положении театров в Чувашии, отсутствии молодых режиссеров, сценографов, театроведческой науки и много еще чего говорить о театральном искусстве в Чувашии очень не просто. Что я могу требовать от наших молодых артистов, которые получают в театре пять тысяч в месяц, платят за квартиру шесть? Мы только недавно беседовали с молодежью башкирского и татарского театров, и вы тоже слышали: они получают до пятнадцати тысяч в месяц, у них нет забот о жилье, о куске хлеба, они полностью сосредоточены на совершенствовании своего мастерства. У каждого театра, к тому же, еще и спонсоры. Ау! Спонсоры, любители театра! Мы вас ждем!
– Да, я обратила внимание, они даже не стараются иметь какие-то хобби помимо театра. Нашим артистам, которые вынуждены бегать по городу в поисках халтуры, думать о своей профессиональной форме не приходится. Все работают в 2-3 местах. И все же прошу хотя бы коротко охарактеризовать труппу театра.
– У нас 26 артистов. Коллектив очень сплоченный. В основном люди среднего возраста, нет ни старых, ни очень молодых. Коллектив очень живой, позитивный, постоянно настроен на работу, люди болеют за свой театр, все любят друг друга. Они очень нравятся мне и тем, что отстаивают свое право на выполнение еще более трудных и интересных режиссерских решений. Они хотят, чтобы им было интересно работать. А ведь это давно известно: когда артисту интересно на сцене, зрителю интересно в зале.
– Вы уже год являетесь главным режиссером этого театра, какими был для вас прошедший год?
– Могу сказать только одно: год назад, оказывается, я был счастливым человеком, делал то, что мне нравится, ставил спектакли. Теперь на меня свалилось столько забот, которые отнимают и время, и силы… И самое печальное — у нас нет второго режиссера, мне не с кем состязаться, советоваться, спорить, и я даже не вижу, чтобы кто-нибудь был озабочен тем, чтобы он появился, нет второго художника, нет перспектив пополнения актерской труппы. Кстати, ни в одном театре Чувашии нет молодых режиссеров.
– Вы в Москве только что проходили режиссерскую лабораторию у Римаса Туминаса, что-то интересное для себя нашли?
– Мне понравилась его работа с текстом, с архаикой каждого звука, слова, что заставляет зрителей слушать и слышать текст Шекспира, разрушая стереотип его восприятия. А не так, как обычно: сказал люблю — падаешь на колени, не люблю — уходишь, т. е. чувство накладывается на слово и наоборот. А Римас Владимирович чувство и слово разделяет действием.
– А как молодые звезды — Чусова, Серебренников, Мирзоев?
– Первые двое с театром, похоже, покончили. У Мирзоева видел два спектакля, «Сирано де Бержерак» — это игра исключительно с нижними чакрами, «Бесприданница» Фоменко очень подробно поставлена, так и не дождался, пока начнется спектакль, «Морфий» у Калягина — даже не психологический, а уже просто физиологический спектакль. Словом, с хорошей молодой режиссурой в Москве, похоже, тоже проблемы.
– А у вас лично какие планы до конца сезона?
– Нам нужно к лету поставить еще один детский спектакль. Это будет «Когда поют светофоры» для младшего школьного возраста. Мне же его и придется ставить.
– Ну что ж, тогда и вам, и всему вашему театру остается пожелать только одного — зеленого света на вашем светофоре, везде и всегда. Низкий поклон вам за ваш поистине подвижнический труд и любовь к театру.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.