Пофигисты или мудрые воспитатели?

Как иностранцы обращаются с детьми

Уже давно в рассуждениях о детском воспитании муссируется тема вседозволенности. Дескать, до пяти, а то и до семи лет чаду ничего нельзя запрещать — пусть делает все, что в неокрепшие мозги взбредет: лифт гвоздиком царапает, в голубей камнями кидается или у ровесников игрушки отнимает. Вроде бы за границей деток только так и воспитывают, а вырастают из них замечательные люди.
Но так ли оно, если присмотреться и разобраться? Вот примеры из жизни немецких детей и их родителей.
Гуляем по городу. Невысокая сплошная застройка с узкими тротуарами вдоль домов. Сворачиваем в нужном направлении и резко останавливаемся, оказавшись в нескольких шагах от мамы с сыночком, занявшими всю пешеходную часть. Малыш только научился ходить, он переставляет неуверенно ножки, балансируя одной ручонкой, а другой опирается о стену дома. Нам можно обогнуть процессию через пустую на тот момент велосипедную зону или же подождать, пока они завернут за угол. Выбираем второе, с умилением наблюдая за маленьким человечком. Наконец кроха добирается до угла дома, мама подхватывает его на руки и, приветливо улыбнувшись нам, произносит (на немецком, естественно): «Извините. Спасибо».
За что извинилась немецкая мама? За то, что ее несмышленыш задержал прохожих. За что она поблагодарила? Наверняка за то, что прохожие доброжелательно отнеслись к проявлению самостоятельности со стороны ее сына. И эти слова она, наверняка, произнесет еще не раз. Со временем малыш начнет понимать, что иногда он создает неудобные ситуации, но близкие не обрушиваются на него с упреками, а краснеют и извиняются за него. Всякий нормальный ребенок станет избегать таких ситуаций, чтобы не ставить любимых родственников в неловкое положение, а главное — самому не упасть в глазах окружающих.
Зашли перекусить в кафе. Небольшой, даже тесноватый зал. Посетителей в кафе всего-то два парня да мама с дочкой лет 6-7. Вот и все посетители, а шум стоит неимоверный. Потому что белокурая непоседа, явно не знакомая с уроками музыки, терзает пианино. Адская какофония никого не раздражает, мама занята едой, парни меланхолично потягивают пиво, официанты дежурно улыбаются девчушке.
В кафе заходят туристы, испанская семья. Бабушка, дедушка, мама и папа в комплекте с очаровательным темнокудрым ангелочком — девочкой лет полутора. Семейство делает заказ, и видно, что им приходится напрягать голосовые связки: «музыка» звучит безостановочно. Испаночку пересаживают на руки к дедушке, лицом к немецкой маме и «пианистке», чьи неумелые пальчики вдруг выдают нечто, напоминающее гамму. Тут же испанский дедушка разражается аплодисментами (представляете?!) и улыбается немочке, будто родной внучке. Немецкая мама немного смущенно кивает, а «пианистка», зардевшись от счастья, принимается с удвоенной силой стучать по клавишам. Через несколько минут ей восторженно хлопает уже вся испанская семья. Снова мама рада, а дочка — тем паче. Между немецкой и испанской семьей завязалось тесное визуальное знакомство.
Официант приносит туристам заказ, малютку пытаются покормить с ложечки, но ее тянет в сон, она склоняет голову на мамино плечо и закрывает глазки. И тут, о чудо! словно по мановению волшебной палочки воцаряется тишина. Смотрю — «музыкантшу» как ветром сдуло от инструмента. Смиренно стоит возле матери, слушает ее монолог, шаловливо косясь на пианино. Потом, взявшись за руки, маленькая артистка, сорвавшая аплодисменты публики, и ее родительница, довольные друг другом, направляются к выходу.
Ну и где здесь вседозволенность? Это непрерывный процесс воспитания — тонкий, деликатный, не травмирующий детскую психику. И целиком зависящий от мудрости взрослых.

P.S. Надо сказать, в Германии считается хорошим тоном восхититься чужим младенцем, особенно щедры на эмоции пожилые немки. «Ви зюс (сладенький)!» — нередко добавляют к ласковой улыбке седые фрау, оказавшись возле коляски с ребенком. А первенца принято рожать ближе к 30 годам, когда пара прочно встанет на ноги, насладится свободной жизнью и поднаберется житейского опыта.

Фото st03.kakprosto_ru
За границей легко определить российских маму и ребенка — взрослые часто грубо разговаривают с детьми.
***
КОММЕНТАРИИ

ЕКАТЕРИНА ФИРСОВА, психолог, нейропсихолог:
— Я часто выезжаю за рубеж, в том числе и с сыновьями, и вижу отличия в воспитании «наших» и «не наших» детей. Причем отличия скорее не в детях, а в родителях. Наши мамы замотанные, постоянно загруженные. Они не могут расслабиться даже на отдыхе, стараются все контролировать. Если они считают, что их ребенок ведет себя неправильно, могут и шлепнуть его, и накричать. Наши мамы часто начинают воспитывать ребенка на людях, не принимая во внимание, что это унижает его. Редко родители задумываются, почему ребенок поиграл, разбросал игрушки и не убрал за собой. А ведь это идет из семьи. Кричать на него, обзывая неряхой, просто нечестно со стороны взрослого. Это означает, что его к этому не приучили, и это проблема мамы с папой, а не ребенка. Мы очень любим, чтобы ребенок был удобным и послушным, но далеко не часто даем себе выслушать его мнение, учесть его желание. Да, должна быть дисциплина, но крик и нетерпимость не имеют к этому никакого отношения. Думаю, что как только наши родители станут более благополучными в бытовом плане, они смогут больше сил вкладывать в детей без крика, шлепков. Толерантность к небольшим проделкам детей в таком случае вовсе не равнодушие к ним, скорее, уважение к маленькой личности.

ЕЛЕНА СУСЛОВА, клинический психолог, нейропсихолог:
— Что такое вседозволенность? Похоже, что мы по-разному понимаем это. Ребенок бегает, кричит, радуется жизни. Но одни считают, что это естественно, а других это возмущает, потому что ребенок избалован и не может сидеть в уголке тихо, незаметно. Мы часто не проводим границ, где ребенок может помешать людям, а где нет, и дергаем его больше по привычке. Мы очень редко хвалим детей. Особенно это у нас в Чувашии заметно: культуральные особенности таковы, что мать никогда не хвалит дочь, и та растет с заниженной самооценкой.
Наши дети привлечь внимание родителей хорошим поведением не могут: это норма, за это не хвалят. А раз нет обратной связи, которая бы дала ребенку понимание, что он молодец, он готов получить ее любой ценой, чтобы родители все-таки начали им заниматься. Вот один пример: мальчик целых восемь минут сидел тихо и играл, занимая сам себя. Обычно он дергал маму, мешал ей разговаривать. И она его похвалила: «Какой ты молодец, играл сам! Но что же ты не оделся?» Вся ее похвала обесценена претензией. Ругая сына или дочь, мы думаем о себе: вдруг скажут, что я плохая мать?
Когда мы станем к детям добрее, будем спокойнее реагировать на их шалости? Наверное, когда будут реализованы наши основные потребности: если человек сыт, одет, обут, в безопасности, любим, ему проще быть толерантным.

2 Ответы

  1. Дескать, до пяти, а то и до семи лет чаду ничего нельзя запрещать — пусть делает все, что в неокрепшие мозги взбредет: лифт гвоздиком царапает, в голубей камнями кидается или у ровесников игрушки отнимает. Вроде бы за границей деток только так и воспитывают, а вырастают из них замечательные люди.

    Откуда вы это принесли?

  2. Саше.
    Ну, во- первых, из интернета. Посмотрите, нередко обсуждая эту философию (по многим источникам — японскую) в виртуальном пространстве мамочки из разряда «яжемать» заявляют, что станут все позволять своим детям, хотя бы лет до трех.
    Ну и из собственных наблюдений, конечно «принесла», как вы выразились. Подруга с ужасом рассказывала еще в 90-е. Мальчуган- дошкольник сосредоточенно кромсал ножиком деревья во дворе их многоэтажки. Семья все видела, но не останавливала. Что вы! Наше обожаемое дите познает мир до глубины корней! Замечания чужих людей «исследователь» совершенно не воспринимал. А потом тем же ножичком убил крошечного щенка…
    Или вот из недавнего, из новогоднего. Совсем казалось бы, безобидное. Пришла на чебоксарский железнодорожный вокзал к поезду. В зале ожидания все места заняты, народ толпится и в кассовом зале. Стою, разговариваю с родственницей. Вдруг она резко притягивает меня за руку : «Осторожнее, он чуть в тебя не врезался». Оглядываюсь — и замечаю шустрого мальца лет трех, который умчался в глубину зала к своей мамаше. Потом на всех парах понесся назад. И снова, и снова. Народ благоразумно расступился. Все бы ничего, но «спринтер» мог внезапно столкнуться с вновь входящими в этот зал пассажирами, потому что неправильно проложил себе дистанцию, ближе к той стене, где кассы (кто знаком с планировкой нашего вокзала, тот поймет). И опять бог с ним, столкнется — умнее будет. Но где гарантия, что упадет не только сам, но и человек с поклажей не устоит? Девушка, например, хрупкая? А молодая мамочка, видимо, так рассуждает: сынок подвижный, активный, на остальное — плевать.
    Приглядевшись вы, Саша, тоже обнаружите в наших широтах результаты бездумной трактовки «свободного воспитания».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.